Гостевой вызов Вытеснят ли мигранты коренных

Гостевой вызов Вытеснят ли мигранты коренных

При попытке здравого рассуждения на заданную тему сталкиваешься с принципиально важной проблемой – трудно определить границу между реальным положением дел и массовыми фобиями.

О страхах

К последним не стоит относиться пренебрежительно, поскольку нет такого народного страха, который рано или поздно не взяли бы в оборот политики. Каждый из них заботливо ухаживает за выбранной фобией – поливает, удобряет, прививает, – поскольку хочет власти. Без истерической тональности (караул! помираем! нас хотят извести! и пр.) политический жанр – ничто. Причем в данном случае речь не только о тех, кто уверяет, что вся миграционная стратегия призвана вытеснить коренное население пришлыми азиатами, но и об их вроде как противниках, заклинающих, что без иностранной рабсилы российская экономика загнется неминуемо, возможно уже завтра. Поэтому любое высказывание значимых лиц о том, открывать пошире двери для мигрантов или, наоборот, прикрыть либо вообще задраить, обречено на широкое общественное внимание. По-настоящему здесь ясно только одно: крайности заведомо не правы, а тиражируются они потому, что за каждой скрывается чей-то шкурный интерес. Как все обстоит на самом деле – понять трудно, но очень хочется.

Выбор соотечественников

Остановимся сначала на вещах более-менее очевидных.

Не так давно Владимир Путин предоставил российское гражданство группе мигрантов из Узбекистана. Бывшие ташкентские авиастроители работали в Ульяновске над новым самолетом Ил-476, за что и получили наши паспорта. Вице-премьер Дмитрий Рогозин сказал по этому поводу:

– Я считаю, это здорово, сегодня мы фактически приступаем к тому, чтобы поменять миграционные потоки. Президент будет осуществлять политику приглашения в страну самых квалифицированных специалистов.

Удивляет здесь только одно: несоответствие столь масштабного вывода количеству новообретенных сограждан – их всего восемь.

На самом деле этот факт можно принять как исключение, которое подтверждает правило, неизменное на протяжении последних десятилетий: в Россию едут иностранцы все более молодые и все менее образованные.

В первые годы после развала СССР основу миграционных потоков составляли русские и прочие «нетитульные», бежавшие на этническую родину от дискриминации либо откровенной резни. В значительной степени это были квалифицированные специалисты, приехавшие в свое время в республики по вузовскому распределению, и люди пожившие. Из иностранцев основу трудовой миграции составляли граждане Украины и Молдавии. Поэтому в 90-х проблема «понаехавших» практически не обсуждалась, поскольку сама миграция не ощущалась как вторжение чего-то инородного.

Обозначилась тема в начале нулевых, когда пошли потоки из Средней Азии. Здесь прослеживается вполне четкая динамика: по данным НИУ «Высшая школа экономики», среди тех, кто приехал в Россию 10 лет назад, неквалифицированным трудом занимались 20 процентов, среди прибывших в прошлом году – половина. Примерно та же картина с уровнем образования. Вместо иллюстрации: года два назад в программе «Время» показали занимательный сюжет про гастарбайтера из Таджикистана, работающего на стройке в Северной столице, а в свободное время посещающего собрания питерских поэтов. Таджик пишет стихи на языке Хайяма и Саади, которые высоко оценили местные специалисты по персо-таджикской литературе. Гастарбайтеру под 50, на родине он был учителем словесности, филологом крепкой советской выучки… У его соотечественников, работающих на стройке, примерно тот же возраст и трудовая биография – т. е. на ноги они встали еще при Союзе. Средний возраст нынешнего азиатского мигранта (по большому счету речь именно о них) приближается к 20 годам, у четверти тех, кто родился после развала сверхдержавы, нет даже среднего образования.

Тенденцию – чем моложе, тем безграмотней, – в общем-то, легко объяснить, поскольку основные страны – поставщики рабсилы все это время последовательно деградировали при традиционно высокой рождаемости. Соответственно, говорить о квалифицированном труде здесь не приходится: каждый третий приезжий идет работать в торговлю, каждый пятый – в строительство, каждый восьмой – в ЖКХ, и, понятно, не на инженерные должности.

С другой стороны, предложение находится в гармонии со спросом: более 80 процентов официальных заявок российских работодателей приходится именно на неквалифицированных иностранных работников. Если присовокупить потребности нелегального рынка труда, то цифра будет еще больше.

Казалось бы, ответ очевиден: коренному россиянину следует опасаться конкуренции со стороны гастарбайтеров только в том случае, если его профессиональный потолок – стоять на рынке, таскать кирпичи и махать метлой. К тому же трудно представить, что в обозримом будущем из Средней Азии поедут полноценные менеджеры, технари и пр. Однако социологические исследования показывают, что ксенофобские настроения в России сильны, и более всего среди образованной молодежи. Среди причин – страх быть вытесненным чужаками с рынка труда. Это ли не парадокс?

Фантомные боли

Как известно, в России нет миграционного кодекса – о необходимости его разработки заговорили лишь недавно. Пока у нас есть только ФМС, сугубо исполнительная структура, основная работа которой – выявлять нелегалов, заниматься документами и так называемой адаптацией иностранцев, а она, по сути, сводится к курсам русского языка. Профессор Высшей школы экономики Елена Варшавская уверена, что языковая проблема актуальна только для выходцев из дальнего зарубежья, а в остальном – раздута. Самый очевидный опыт убеждает, что это именно так, причем не только наш опыт. Негры, зарубившие тесаками британского солдата в одном из районов Лондона, по-английски говорили очень неплохо…

Опасения лишиться работы из-за наплыва иностранцев – всего лишь «маячок» общего, пока еще смутного страха перед наплывом чуждой массы. Бывшие советские люди видят в ней все меньше знакомых (а значит, успокаивающих) черт, россияне, не заставшие СССР, вообще не имеют с приезжими ничего общего. Кроме того, выразительнейшим пугалом для нас стала Западная Европа, регулярно поставляющая сюжеты вроде приведенного выше. А главное, страх усиливает осознание, что от опасности нечем защититься. В европейском – абсурдном – варианте не то что обороняться нечем, но даже жаловаться нельзя, когда тебя режут. Толерантность не велит. В нашем – это отсутствие четких шагов в регулировании мигрантских потоков.

МНЕНИЕ

Комарицын– Я не вижу угрозы того, что мигранты отнимут рабочие места у коренных жителей, – говорит красноярский политолог Сергей КОМАРИЦЫН. – Проблема в другом. То, что сейчас происходит в Англии, Франции, Швеции и перекидывается на Норвегию, не просто беспорядки, спровоцированные мигрантами, а столкновение цивилизаций. И люди это чувствуют, в том числе у нас, в Сибири. Я, например, знаю, что в одной школе на Взлетке треть учеников – дети иностранцев, в Ленинском районе есть школы, где целые классы по-русски почти не говорят. Это очень большая проблема, поскольку в свое время те же немцы звали к себе арабов, турок в качестве дешевой рабочей силы, а теперь даже Ангела Меркель признает, что политика мультикультурности обанкротилась. В СССР таких опасений не было: хотя и существовали национальные противоречия, но «новая национальная общность» их нивелировала. Любой советский мальчик, будь он хоть с Кавказа, хоть из Средней Азии, как все мальчики, мечтал стать космонавтом, вступал в комсомол – словом, был на другое ориентирован. А сейчас, поскольку нет политики адаптации мигрантов – одни декларации, – я уже вижу на улицах Красноярска женщин в хиджабах. Наши сибирские мусульмане – люди спокойные, но сейчас их приезжие единоверцы вытесняют эту спокойную умеренную часть, что прекрасно видно в праздничные дни у мечети. Наше мусульманское духовное руководство держит ситуацию, но мы же знаем, что есть регионы, в которых это не так. Отсутствие государственной политики в сфере миграции – это бомба замедленного действия. Американцы с подобной проблемой тоже сталкиваются, но они ее хоть как-то регулируют, дают преимущество закончившим университеты, имеющим специальности, а у нас остается совсем другая публика. Дети людей, приехавших, чтобы делать черную работу, учатся в наших школах и уже не захотят быть дворниками, но нормы поведения у них остаются другими, не адаптированными к нашим.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Аптека под ногами
Названия некоторых лекарственных трав звучат довольно экзотически. Зизифора клиноподиевидная. Витекс священный (он же авраамово дерево). Атрактилодес овальный. Термопсис ланцетовидный. Аистник
4 июля 2022
Как избежать летних неприятностей для вашего гаджета
В отпуске, на пикнике, на рыбалке или на даче смартфон выступает в авангарде событий: съемки, навигация по маршруту, оплата покупок,
Вернуть потраченное
В связи с непростой экономической ситуацией можно отложить много различных трат, но ни лечение в клиниках, ни прием необходимых лекарств