Колодец, крест и судная изба В Дзержинском районе хранят память о трагических страницах Гражданской войны

Колодец, крест и судная изба В Дзержинском районе хранят память о трагических страницах Гражданской войны
Фото Олега Кузьмина

За сто лет многое может измениться, даже исчезнуть. Но все не исчезнет, если есть люди, которые об этом позаботятся. Мы стоим на месте, по-старинному называемом росстанью – там, где дороги расходятся, – хотя сами дороги, бывшие некогда частью Канско-Тасеевского тракта, уже едва угадываются. Одна ведет в Денисово – деревню, полностью уничтоженную колчаковцами в 1919 году.

На росстани

Здесь, у дороги, между старой сосной, которую партизаны использовали как наблюдательный пункт, и остатками окопов установлен памятный знак – камень, крест и имена…

– Именно отсюда наступали белогвардейские войска на маленькую партизанскую деревеньку Денисово, – рассказывает директор Дзержинского краеведческого музея им. А.С. Чупрова Вероника Дюбина. – Она считалась «злой деревней», поскольку денисовские жители организовали два конных эскадрона и один пеший отряд партизан, дали серьезный отпор белогвардейцам, после чего отступили в тайгу. Колчаковцы решили отомстить. Пришли в деревню, выяснили, кто является родственниками партизан, вывели вот сюда – на это место – стариков, тех мужчин, которые не ушли воевать, и расстреляли.

Получилось так, что некоторых не достреляли – тяжелоранеными они лежали здесь, а на дворе январь. Местные приходили, умоляли отдать раненых, но белые не отдавали – выставили караул и никого не подпускали, пока все раненые не умерли. Только через три дня караул сняли и отправили в Рождественское. Потом пришли люди из Денисово, забрали своих родных.

В банях отогревали, приводили тела в порядок, чтобы по-человечески похоронить. Сначала похоронили их на этом месте, но потом, уже после войны, перенесли на деревенское кладбище, в братскую могилу. Вот видите фамилии… Лупянниковы и Макаровы – близкие родственники партизан. Гравельсоны Вилис и Валдис – два молодых паренька, отец которых был сослан сюда, стали жертвами карательной операции. Их маленький брат Юлис сумел спрятаться на крыше старой деревенской кузницы. Его нашли, приняли за партизанского лазутчика. Юлис даже ответить не мог, потому что он сильно заикался. И его тоже расстреляли. Вообще это место считается у нас в Денисово святым – сюда приводим гостей.

Памятник поставлен заботами денисовских жителей – как нынешних, так и бывших – директора местной школы Александра Пимченко, Александра Дворяткина, Сергея Лупянникова, дзержинского краеведа Вениамина Боровца. А часовню на кладбище строили, можно сказать, всем миром.

– Помню, с друзьями зимними вечерами при свечке – потому что свет отключали – думали, чего нам не хватает: часовни, конечно, – говорит Александр Пимченко. – Жители скинулись, но большую часть денег внес Сергей Иванович Лупянников. Вообще помогали кто чем мог: один иконочку принесет, другой штакетник для ограды сделает. В Иланском за полцены изготовили нам каркас часовни. Где сами строили, где специалистов нанимали…

Сергею Лупянникову принадлежит необычная идея – поставить в ограде часовни десять камней с десятью заповедями. Они-то и есть высшая защита от повторения ужасов столетней давности.

Первая коммуна

В самом Денисово есть памятник – в ограде обелиск, напоминающий, что здесь стояла судная изба, и копия колодца. Судная изба – по нынешним понятиям местная администрация – может рассказать о независимом и крутом нраве жителей. Например, в здешней летописи упоминается такой случай. В начале ХХ века жил здесь человек по фамилии Федор Бочкарев – хулиган и конокрад. И до того он надоел местному населению, что однажды собрались все вместе и убили его. Приехали полицейский, волостное начальство, сели в судной избе, начали расследование, которое ни к чему не привело: все денисовское население, от стариков до младенцев, на вопрос «кто убил?» разом ответило: «Все убивали, каждый».

Более того, здесь был уникальный случай – местные жители сами отменили подушевой налог и начали платить налог с хозяйства. А в январе 1919 года перед тем, как расстрелять людей на росстани, в судной избе устроили показательное побоище. Родственников партизан – не важно, кто это: молодая женщина, девушка или старуха – валили на лавки, пороли раскаленными шомполами. Очевидцы вспоминали, что все стены были в кровавых брызгах.

Колодец в ограде знаменателен тем, что напоминает о единственном строении деревни, уцелевшем после колчаковского погрома. Когда горела деревня, партизаны стояли в Кондратьево, но идти против пулеметов и превосходящих сил противника не могли. Они пришли на пепелище, разобрали женщин, детей, стариков оставшихся, распределили по родственникам в других деревнях. В декабре того же года, когда после Улюкольского боя нынешний Дзержинский район был полностью освобожден от белых, люди вернулись в деревню, в которой, кроме того колодца, ничего не осталось. Но это, казалось бы, чудовищное обстоятельство открыло новую страницу местной истории.

– Люди, пока были в изгнании, сроднились и решили жить коммуной, – рассказывает Вероника Дюбина. – Это была первая коммуна в Сибири, а первым ее председателем стал Лупянников Михаил Захарович… Была зима двадцатого года. Выкопали землянки, все остатки имущества обобщили – у кого-то конь, но бороны нет, у другого плуг, но семян нет… В первую зиму, когда в землянках жили, женщины в берегу речушки делали ямки и в них, как в русской печке, пекли хлеб. Потом первое, что сделали, – построили большое здание коммуны – к сожалению, в позапрошлом году оно сгорело. Статуса памятника истории не было, только готовились к этому… Туда приезжал Буденный, мужички подвыпили и спросили, можно ли присвоить его имя коммуне. Буденный сказал: вот закончите ударно уборку урожая – разрешу. Так и случилось. Позже коммуна превратилась в колхоз имени 17-го партсъезда, а потом стала совхозом «Денисовским».

Очень часто задают вопросы: как вы относитесь к красным и белым? Здесь в каждом почти дворе есть люди, чьи деды и прадеды воевали, и каждый может рассказать свою историю – а это история крови, боли, невыносимой жестокости.

Недавно нашла документ, где рассказывалось о людях, чьи родственники ушли к белогвардейцам. В Шеломках есть такая семья Кренц – три брата воевали за красных, три – за белых. Мать их молилась, чтобы они на поле боя не встретились.

Или другой случай: ехали наши партизанские разведчики в колчаковских шинелях, встретили белый разъезд, отдыхающий у костра. Те смеются и рассказывают, как в Тасеево девочку 14 лет изнасиловали и замучили до смерти – а напротив сидит брат ее, наш разведчик. Они колчаковцев привязали к дереву и сожгли. Скажите, кто здесь прав? Они просто так их убили? А те за что девочку замучили?

Для нас главное, чтобы гражданская война никогда больше не повторилась. Мы не за белых или красных, мы за то, чтобы жить в мире.

Этот знак в Денисово установил на свои средства Вениамин Степанович Боровец, краевед, писатель. Он собрал все сведения по семьям, начертил карты боев, открыл этот пласт истории. Знак установлен в честь столетия Тасеевской республики, значительная часть событий ее истории разворачивалась на территории нынешнего Дзержинского района. Один из ее основателей – Василий Григорьевич Яковенко. Его брат, Семен Григорьевич, был в денисовской коммуне и даже возглавлял ее. Фото взято из архива дочери бойца Семенова.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

25 мая 2022
Как уберечь квартиру от воров на время отпуска
Лето – время поездок, отпусков, дач. И этим часто пользуются квартирные воры, проникающие в пустующее жилье. Как обезопасить квартиру от
25 мая 2022
Импортозамещение в «цифре»
События последних месяцев на Украине существенно отразились в том числе и на IT-сфере. О том, с какими новыми вызовами приходится
Потерянные дети
Сегодня Международный день пропавших детей. У него есть трогательный символ — цветок незабудки. Это день скорби и надежды. Скорби по