Меню Поиск
USD: 75.85 +0.40
EUR: 90.46+0.43
№ 87 / 1265

Ла реведере, молдовенилор!*

Фото Павла Куделина с сайта Pixabay В Молдавии прошли президентские выборы. (Уж позвольте мне называть эту страну не Молдовой, а по старинке.) Пророссийский кандидат и действующий президент республики Игорь Додон их проиграл. Победила Майя Санду – абсолютно проевропейский и прорумынский либеральный кандидат.

А нам-то какое дело до Молдавии? – написал после выборов один российский блогер. Пусть живут как хотят, они давно от России откололись. Молдавия никогда не была «нашей». Все время в сторону Румынии смотрела.

Мысль о том, что Румыния и Молдавия – одна страна, активно внедряют в сознание нового поколения молдаван прорумынские политики типа Санду.

Но старшему поколению эту лапшу на уши не повесишь. Еще живы старики, которые помнят румынов в Бессарабии – как они презирали молдаван, издевались над ними, считали людьми второго сорта, рабами. А сейчас говорят, что за Прутом живут «наши братья» и нужно воссоединяться.

Трудно согласиться и с тем, что Молдавия никогда не была «нашей». Очень даже была, если заглянуть в глубь веков.

Молдавское княжество образовано еще в XIV веке, оно занимало в том числе и часть территории современной Румынии, которая как государство появилась только в начале XIX века. Выдающиеся правители Молдавского княжества (они назывались господарями) Штефан Великий и Дмитрий Кантемир дружили с русскими царями, искали у России защиты и заключали с ней договоры, чтобы вместе противостоять Польше и Литве, османскому владычеству.

Про освобождение от фашистско-румынской оккупации, про сытую и мирную жизнь в братской семье народов СССР и говорить нечего – при Союзе Молдавия стала цветущей республикой и получила все, что хотела: развитую промышленность – тяжелую, легкую, пищевую, города, дороги, здравоохранение и культуру.

Поэтому дико было видеть в конце 80-х, как националисты орали в Кишиневе на площадях: «Чемодан, вокзал, Россия!» Потом было Приднестровье – война, кровь, горе, вражда на долгие годы и фактически потеря Молдавией узкой полосы своей территории вдоль левого берега Днестра.

И вот в 2016 году президентом страны становится Игорь Додон, сменив целую череду новых «господарей», которые подобострастно смотрели в сторону Запада, получая оттуда подачки в виде субсидий – они тут же разворовывались. И уже сами молдаване массово валили из страны в Европу – работать прислугой и класть кирпич на стройках. Уезжали целыми селами, оставляя детей на попечение стариков, страна опустела.

Додон взял курс на сотрудничество с Россией, стал ездить в Москву, называл Путина своим другом, получал от нас щедрые преференции в виде гуманитарной помощи, снижения цен на газ, кредитов, таможенных послаблений, миграционной амнистии.

Он сумел выстроить диалог с лидерами Приднестровья, вышел с ними на переговоры – это был первый молдавский президент, которому это удалось после войны.

Ему оставалось еще раз избраться на высший пост, получить большинство в парламенте, внести изменения в Конституцию, чтобы республика стала президентской. И тогда бы Молдавия точно была нашей. Мы бы дружили домами.

Но история не знает сослагательного наклонения.

В республике уже выросло целое поколение людей, которые не учили своей истории. Они думают, что стоит воссоединиться с Румынией, и манна небесная посыплется на молдаван, Днестр потечет в кисельных берегах, все начнут получать европейские зарплаты.

Именно эти мечтатели, а еще зарубежная диаспора решили судьбу страны на последних выборах. И привели к власти женщину без семьи, но с гарвардским образованием, «европейскими ценностями» и румынским паспортом. Которая заявляет, что первым делом проведет референдум о присоединении к Румынии.

Странная Конституция в Молдавии. Президентом страны там может стать гражданин другого государства.

Чем этот выбор обернется для России? Приднестровье, скорей всего, встретит в штыки все инициативы Санду по решению территориального конфликта. Там живут русские, а с русским языком она стала бороться еще на посту министра образования.

Процентов 90 населения Молдавии знают язык Пушкина, а этнических русских там тысяч 200. Еще в Молдавии есть такая автономия – Гагаузия, тоже пророссийская, антирумынская. Гагаузы – ребята горячие, смелые и гордые, вроде наших чеченцев.

В общем, там только спичку поднеси. И у России может появиться еще одна головная боль из-за территориальных разборок в очередной бывшей республике СССР – из той же серии, что Карабах, Абхазия, Южная Осетия, Донбасс. Вряд ли мы сможем на это не отреагировать.

Поэтому не получится у нас распрощаться с молдаванами навсегда. Уместней будет сказать «до свидания, мы еще увидимся».

* La revedere, moldovenilor! (молд.) – До свидания, молдаване!

№ 87 / 1265

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео