Меню Поиск
USD: 62.94 +0.13
EUR: 70.55-0.12
№ 50 / 1130

Стерильный мир

Чем опасна виртуальная реальность для наших детей?

Мир никогда не будет прежним: современным детям сотовый телефон попадает в руки раньше, чем книжка-малышка, они зарабатывают на ютуб-каналах и могут найти любую информацию в полклика. Как это влияет на развитие малышей и каким на самом деле будет следующее поколение, решили выяснить в Министерстве просвещения. Первые результаты исследования «Растем в России» будут известны в 2022 году.


Изучить, чтобы изменить

По улице мама катит малыша в коляске, в какой-то момент он начинает возмущаться, мама останавливается, чтобы… запустить следующую серию «Маши и Медведя». Для нас, поколения, помнящего, как жить без компьютера, эта картина странновата. Для молодых мам и пап – норма: они знают, какие каналы на «Ютубе» включить, чтобы чадо не было слышно час, два или три. Герои современных детей – желейные мишки, котики и ровесники, которые на камеру распаковывают шоколадные яйца с сюрпризом. За последние 10–15 лет с развитием интернета произошел реальный слом поколений, который мы по инерции еще не заметили, но он будет определять развитие всего мира. И это не только российские реалии – во Франции, объективно вступившей в этот процесс раньше, уже законодательно запретили проносить на уроки телефоны. В России сейчас это вопрос договоренности между родителями и школьной администрацией, хотя многие учителя серьезно обеспокоены тем, что дети присутствуют в школе только номинально – головой они на просторах интернета. Именно этот факт стал предпосылкой для масштабного исследования, запланированного Министерством просвещения РФ и Российской академией наук. В него включатся несколько тысяч школьников, первые данные будут известны через три года, и результатом исследования ученые видят портрет современного ребенка. Именно он должен стать предпосылкой качественных изменений в среднем образовании: уже сейчас понятно, что старые методики на новых школьниках не работают. В итоге ученые должны будут решить, запрещать ли смартфоны на уроках, как мотивировать ребенка к учебе, заинтересовать его, а главное – каким должен быть новый, «цифровой» учитель.

И аккаунт Наташи Ростовой

В современной России средний возраст учителя – 52 года, и как ни стараются педвузы и профильные министерства, пока кардинально изменить ситуацию не получается. Молодежи сложно в школе, а ведь именно она могла бы говорить с нынешним поколением на одном языке. В этом году на XXVI Всероссийской конференции «Практики развития», уже много лет проходящей в Красноярске, серьезно обсуждалось, должен ли учитель добавлять учеников в друзья в социальных сетях и как сделать, чтобы хотя бы на 40 минут о существовании телефона школьники забыли.
– А ведь можно использовать интернет на уроке, – говорит одна из учителей русского и литературы. – Вот мы, например, анализируем «Бородино» Лермонтова, там есть строчка «Уланы с пестрыми значками, драгуны с конскими хвостами, все промелькнули перед нами», и я предлагаю ребятам загуглить – они не знают ни кто такие уланы, ни кто такие драгуны. Так они узнают, что интернет может быть источником информации. Когда я в первый раз попросила на уроке достать телефоны, они очень удивились.
Таких маленьких, но очень ценных педагогических находок много: кто-то домашним заданием делает завести странички героев романа «Война и мир» и восстановить в личных сообщениях переписку Наташи и Пьера. (К слову, в соцсетях есть страницы и Толстого, и Пушкина с цитатами в статусах.) Другие учителя делают в соцсетях совместные проекты или просто исправляют ошибки в групповых чатах – возможностей много, нужно только понимать, как ими пользоваться.

Недоразвитие и отставание

Может показаться, что исследование Минпросвещения «Растем в России» посвящено только школьникам, на самом деле оно охватывает детей с первых лет жизни. И это очень правильно, потому что именно ранний возраст наиболее уязвим.
– Раннее приобщение к компьютеру провоцирует нарушение зрительного восприятия и внимания, – перечисляет на конференции «Практики развития» доктор психологических наук, эксперт в области возрастной психологии Елена Смирнова, – недоразвитие мелкой и крупной моторики, дефицит двигательных и сенсорных впечатлений.
Звучит это не особенно приятно, но для большинства родителей все-таки нестрашно. Хотя именно эти дефициты приводят к тому, что дети начинают говорить позже: сейчас очень много малышей, которые молчат в три и четыре года, когда в норме к этому возрасту они уже должны строить фразы. А нет развитой речи – нет и развитого мышления, процессы связаны очень тесно. Эти же дефициты уже в младшей школе могут привести и к более серьезным проблемам с чтением и письмом, потому что именно в раннем детском возрасте закладываются предпосылки хороших оценок.

Но есть и другие сюрпризы ранней цифровизации. Более серьезны психологические изменения:
– Если четырехлетний ребенок собирает пазл из трех, например, частей, он сам оценивает результат и решает, справился он или нет. И если получилось, принимается за что-то другое, – делится своими наблюдениями Елена Олеговна. – Но как только ему в руки попадает планшет с образовательной программой, которую ему заботливо скачали родители, и ему нужно выполнить ту же самую задачу, он уже не будет оценивать результат сам – он будет ждать специального сигнала с подсказкой, что он все сделал правильно. Малыш привыкает к этому и уже не может оценивать свои результаты самостоятельно, он всегда нуждается во внешней оценке.

Все из-за безопасности?

Если спросить у родителей, почему они дают своим почти что младенцам в руки смартфоны и планшеты, скорее всего, мы услышим что-то вроде: ребенок занят, а значит, с ним ничего не случится. Как отмечают психологи, именно соображениями безопасности в последнее время руководствуются родители: среда детского сада и школы становится все более и более безопасной, углы скругляются, горки становятся ниже – мы делаем все, чтобы дети были в сохранности. Следим, чтобы не упали, не ударились, не порезались. Но в этом есть и свои минусы: ребенок в стерильной обстановке полной безопасности, конечно, более сохранен, но при этом он не учится и не взрослеет. Ведь для взросления нужно понимать последствия своих поступков, знать, что огонь может обжечь, а стекло – поранить. У современных детей слишком мало реального дворового опыта, слишком мало разбитых коленок и жуков в банках, слишком мало прыжков и падений. И если на этот сенсорный дефицит накладывается любовь к виртуальной реальности, вот тогда становится по-настоящему страшно. Плоский мир, ограниченный монитором, не помогает развиваться творчеству и той самой пресловутой креативности, которая так нужна в современном мире, меняющемся на глазах. Ведь, как говорил знаменитый мультипликатор Юрий Норштейн, если не обо что занозить руку, откуда взяться творчеству в этом гладком, полированном, скользком мире?

№ 50 / 1130

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео