Темный лес Две трети древесины в стране добывается « в черную»

Темный лес Две трети древесины в стране добывается « в черную»

Лес – традиционный ресурс Красноярского края, отрасль, где сегодня происходит немало позитивных сдвигов, связанных с внедрением новых технологий, апробацией инновационных подходов. Вместе с тем лес остается зоной повышенного криминального риска. И здесь Красноярский край испытывает проблемы, характерные для всех лесных регионов страны.

Поскольку лесные проблемы находятся на границе интересов разных структур, актуальная тематика обсуждалась в формате межведомственного совещания. О статусе мероприятия свидетельствует участие федеральных и региональных представителей самого высокого уровня: заместитель министра МВД РФ Евгений Школов, глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин, премьер-министр Красноярского края Эдхам Акбулатов, заместитель председателя правительства края Андрей Гнездилов, представители прокуратуры, правоохранительных и надзорных органов власти.

По словам Евгения Школова, проблемы в лесопромышленном комплексе России нарастали давно. Наконец-то государство обратило внимание на большую и значимую для страны отрасль.
– Проблем в ЛПК сегодня достаточно. Это и отсутствие законодательной базы, огромный теневой оборот, контрабанда, отмывание денег, уклонение от налоговых и таможенных платежей, незаконный возврат НДС… Вызывает большие вопросы качество работы следственных органов. В прошлом году из 35 возбужденных по стране дел в сфере ЛПК в Сибирском федеральном округе зарегистрировано только одно.
Глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин добавил, что Россия, имеющая четверть глобальных запасов лесных массивов, на мировом рынке продает не более 2 % продукции. При этом доход от торговли составляет всего 3 % годового бюджета России, когда, например, в Канаде эта доля равняется 18 %. При чем 90 % российского экспорта сегодня – это необработанная древесина в Китай. Таким образом, ежегодно страна теряет не менее 1 трлн рублей.
По словам эксперта, объемы официальной вырубки, согласно данным аэроразведки, составляют всего треть от всего количества. В сфере лесозаготовок насчитывается 18 крупных ОПГ (организованные преступные группировки), где задействованы все звенья – от криминалитета до чиновников.
В свою очередь начальник департамента экономической безопасности МВД России генерал-лейтенант милиции Юрий Шалаков заявил, что, несмотря на ряд проблемных вопросов, связанных с несовершенством законодательства в сфере лесопользования, количество преступлений, выявленных в рамках проведенных зимой этого года операций, увеличилось более чем на четверть и составило около четырех тысяч.
По словам силовика, особое внимание в этом году уделено пресечению деятельности международных организованных групп и преступных сообществ. Яркий пример – крупномасштабная операция сотрудников центрального аппарата МВД России на Дальнем Востоке, где арестована группа иностранных граждан, активно скупавших большие объемы незаконно заготовленного леса. Преступники экспортировали лес за рубеж. За два года криминальному синдикату удалось переправить за границу древесины на сумму около 1,5 млрд рублей.
В ходе проведенных мероприятий предотвращена отправка не менее 45 тысяч кубометров незаконно заготовленной древесины ценных и иных пород (ясеня, дуба, ели, сосны и т. д.) и свыше 6 тысяч кубометров пиломатериалов. Указанной продукцией можно было заполнить 800 железнодорожных вагонов. Также пресечен незаконный экспорт 50 вагонов кругляка, которые ожидали отправки в Приморском крае.
По решению судов взяты под стражу пятеро наиболее активных фигурантов, трое из которых граждане Китая. Еще один член синдиката объявлен в федеральный розыск. Возбуждено уголовное дело по ст. 188 УК РФ (контрабанда).
Лесная отрасль – предмет особого внимания со стороны краевых властей. В последние годы именно здесь реализуются наиболее эффективные меры господдержки, запущенные в начале кризиса. Уже сегодня наметились позитивные экономические сдвиги на многих предприятиях, занятых в леспромхозе. По словам премьер-министра правительства Красноярского края Эдхама Акбулатова, край в 2009 году занял 1-е место по инвестиционной привлекательности среди регионов Сибирского федерального округа. Сегодня в крае действует семь крупных проектов в сфере ЛПК. При этом край имеет всего 12 % деловой древесины от всего количества по стране. Что касается интереса к отрасли со стороны криминалитета, то в регионе ежегодно выделяется около 300 млн рублей для защиты от незаконных вырубок.
Итогом совещания стало решение участников о создании межведомственной рабочей группы для принятия мер реагирования и решения наиболее проблемных вопросов, в том числе связанных с совершенствованием нормативно-правового регулирования в лесной сфере и касающихся системы учета заготовки, приобретения, транспортировки леса и лесоматериалов.

Комментарий

Андрей ГНЕЗДИЛОВ
заместитель губернатора края – заместитель председателя правительства края

– В первую очередь хотелось бы отметить, что в Красноярском крае ведется планомерная работа по выявлению случаев незаконной заготовки древесины и противодействию таким фактам. Служба по контролю в сфере природопользования края, сотрудники лесничеств совместно с органами ГУВД и прокуратуры ведут ежедневную работу в этом направлении. В целом объем незаконных рубок от общего объема заготовки древесины по краю составляет ниже 1 % в год.
По данным Федерального агентства лесного хозяйства, средний объем незаконно заготовленной древесины в Красноярском крае составляет 60 тыс. куб. м ежегодно, тогда как, например, в Иркутской области – 152 тыс. куб. м. Одной из эффективных мер борьбы с нелегальной заготовкой древесины является проведение дистанционного мониторинга на территории Красноярского края. Если привести конкретные цифры, то анализ дистанционного мониторинга за последние три года показал, что из 6,9 тысячи обследованных лесосек выявлено всего лишь 272 с незаконной рубкой, что составляет 4 % от обследованных. При этом площадь незаконных рубок составляет 0,6 % от площади обследованных лесосек.
Несмотря на положительные результаты, мы ежегодно усиливаем работу, направленную на предотвращение и профилактику лесонарушений: внедряем новые методы контроля, увеличиваем кратность рейдов оперативных групп в местах работы основных лесопользователей, на путях транспортировки древесины и вероятных местах незаконных рубок, увеличиваем число контрольно-профилактических облетов на вертолетах и так далее.

Не заблудиться в трех соснах
Может ли лесная отрасль дорасти до «нефтянки»?

Разговоры о том, что российский лесопромышленный комплекс (ЛПК) должен наряду с нефтегазовой промышленностью стать одним из «приводных ремней роста экономики», идут давно. И основания для этого есть. Сырьевая база отрасли вполне сопоставима с «нефтянкой». По большинству показателей, характеризующих обеспеченность лесными ресурсами, наша страна находится на ведущих позициях. Число занятых в обеих отраслях тоже мало чем отличается. Несопоставимы результаты. Вклад ЛПК в общий объем промышленного производства вчетверо меньше, чем у нефтяной промышленности, как и производительность труда, рентабельность в два с половиной раза ниже. По данным Министерства природных ресурсов РФ, предприятия ЛПК используют лесосечный фонд менее чем на 21 %, причем этот показатель уже с начала века снижается примерно на 1 %. Уровень задействования суммарного экономического потенциала отрасли, по оценкам экспертов, составляет меньше 5 %.

Представление о состоянии российского ЛПК в общественном сознании сейчас во многом искажено сплетением догм и мифов. Вот наиболее распространенные из них.

Деревянный Клондайк

Мнение о том, что огромный потенциал российского лесного комплекса можно достаточно быстро и эффективно задействовать, получив в результате доходы, сопоставимые (а по некоторым оценкам, и существенно превосходящие) с поступлениями от ТЭК, поддерживается как СМИ, так и некоторыми правительственными чиновниками. Например, по оценкам представителей Минпромнауки, Россия реально может производить в год до 700 млн куб. м древесины стоимостью до 100 млрд долл. Механизм оценки прост: в России сконцентрировано около четверти запасов леса на планете, и при ежегодном объеме производства продукции ЛПК в мире свыше 370 млрд долл. нам по силам экспортировать на 100 млрд долл. Однако в такой арифметике слишком много изъянов.

Во-первых, объем капиталовложений, требуемых при реализации такого сценария, для лесной промышленности абсолютно неподъемен. В настоящее время отрасль работает практически на пределе своих возможностей. Несмотря на высокий износ основных средств (до 80 %), мощности ведущих ЦБК используются практически на 100 %. При этом суммарные доходы отрасли оцениваются в 10 млрд долл. Даже для простого поддержания результатов деятельности лесопромышленных компаний на уже достигнутом уровне им приходится вкладывать в производство 0,5–0,6 млрд долл. в год. По оценкам экспертов, для обеспечения среднегодового роста отрасли на уровне 7,5 % капиталовложения в ЛПК должны составлять не менее 2 млрд долл. ежегодно. Такие деньги лесная промышленность в обозримом будущем привлечь не в состоянии. Однако даже если предположить невозможное, то для достижения «целевого» объема продаж в 100 млрд долл. отрасли потребуется более 30 лет.

Во-вторых, ситуация на мировом рынке вряд ли позволит резко расширить нишу, занимаемую российскими компаниями, а объем спроса отечественных потребителей остается недостаточным. Конкурентная среда на мировом рынке не позволяет рассчитывать отечественным лесопромышленникам на значительное наращивание экспорта. В сегменте продукции невысокого качества, освоенном российскими предприятиями, ожидать значительного роста не приходится. В нише высококачественной целлюлозы, бумаги, картона ожидает острая конкурентная борьба с мировыми фирмами. Так что на быстрый рост экспортных доходов рассчитывать не приходится. Что же касается внутреннего рынка, то он слишком узок для нормального развития лесопромышленных компаний.

Пили не хочу

На первый взгляд, с тезисом о том, что лесные ресурсы России недоиспользованы, спорить трудно – использование расчетной лесосеки в целом по стране составляет менее трети.
Но основные мощности по переработке леса сосредоточены в европейской части РФ, а основные запасы находятся за Уралом, где лесопереработка развита слабо. Перерабатывающие компании несут затраты на транспортировку сырья. Кроме того, освоение ресурсов сдерживается отсутствием крупных инвестиций в строительство лесовозных дорог. Государство нового строительства практически не ведет, предлагая лесопользователям самостоятельно выполнять эти работы. Однако лишь крупнейшие компании имеют возможности для финансирования строительства новых дорог, но и для них это является ощутимым бременем. К тому же дороги строятся на участках, которые находятся у компаний в аренде, а не на правах собственности. Реальные запасы древесины, заготовка которой представляется экономически целесообразной, могут оказаться не так уж и велики. Вкладывать же значительные средства в разработку удаленных от созданной инфраструктуры лесных участков, не имея гарантий долгосрочной аренды или прав собственности на них, лесопромышленные компании вряд ли будут.

Купить, чтобы продать

Определяя возможные источники инвестиционных ресурсов, необходимых лесному комплексу, аналитики часто возлагают надежды на интерес к ЛПК крупных финансово-промышленных групп из других отраслей промышленности. Действительно, в последние годы желание диверсифицировать свой бизнес за счет приобретения лесных активов демонстрировали компании, занятые в металлургии, нефтяной промышленности… Однако о скором инвестиционном прорыве в ЛПК говорить пока не приходится.

Новые владельцы лесных компаний скорее стараются обозначить свои интересы в отрасли, нежели инвестировать значительные средства в производство. Большинство из них не рассматривает лесопромышленный бизнес как одно из ключевых направлений своей деятельности, покупая лесные активы в расчете на их последующую продажу. Соответственно, у них нет и большой заинтересованности к значительным вложениям в модернизацию приобретенных предприятий. По крайней мере, наглядных подтверждений проведения крупных инвестиционных проектов, осуществленных в лесном комплексе финансово-промышленными группами из других отраслей промышленности, в настоящее время нет. Зато отрицательные последствия действий новых собственников видны невооруженным глазом. Их агрессивная стратегия по приобретению активов (включая преднамеренные банкротства вполне дееспособных предприятий, манипуляции судами, а иногда и силовые захваты) дестабилизировала обстановку в отрасли и крайне негативно повлияла на общий инвестиционный климат.

В среднесрочной перспективе основным источником инвестиций в лесной комплекс останутся средства, привлекаемые непосредственно лесопромышленными компаниями. На эффективность инвестиций со стороны межотраслевого российского капитала можно рассчитывать только после того, как бизнес крупнейших корпораций отрасли станет прозрачным и понятным для инвестора.

Заграница нам поможет

Как один из путей к улучшению структуры российского ЛПК часто выдвигается тезис о том, что западные компании сильно заинтересованы в организации собственных производств в России, ориентированных на глубокую переработку древесины. Они-то и принесут с собой передовые технологии и необходимые инвестиции. Это предположение верно лишь отчасти. Корпоративные войны, развернувшиеся в последние годы в российском ЛПК, действуют на иностранных инвесторов как холодный душ.

Иностранные инвесторы, уже сейчас владеющие крупными пакетами акций российских ЦБК, в этих условиях не спешат разворачивать современные производства в России. Чаще всего бизнес сводится либо к экспорту целлюлозы или газетной бумаги, либо к выпуску достаточно ординарной продукции для российского рынка. Но даже в том случае, когда западные компании считают потенциально перспективным сотрудничество с российскими производителями в организации высокотехнологичных процессов, корпоративные скандалы в отрасли заставляют их медлить, еще и еще раз оценивая ситуацию. Так, реализация планов Архангельского ЦБК по организации совместного производства мелованной бумаги в последнее время затормозилась. Иностранные инвесторы взяли паузу, чтобы еще раз оценить целесообразность инвестиций в российские активы.

Зеленый выхлоп

Экологическая сторона деятельности до недавнего времени мало заботила российских промышленников. И не только в лесном комплексе. Не меньший (если не больший) вред окружающей среде наносился металлургическими производствами, химическими и нефтеперерабатывающими предприятиями. Однако в силу обстоятельств именно крупные компании ЛПК первыми в России стали рассматривать формирование и реализацию ясной экологической политики как один из ключевых элементов их бизнес-стратегий.

Причины такого интереса к экологии носят предельно прагматический характер. Испытывая жесткую зависимость от возможности экспорта своей продукции в развитые страны мира, лесопромышленники просто вынуждены принимать требования о соблюдении экологичности производства, предъявляемые их зарубежными контрагентами. Поэтому в последние год-два ведущие российские ЦБК озаботились соответствием своих производств международным экологическим нормам и отслеживанием происхождения приобретаемой древесины. Последнее, кстати, представляется чрезвычайно важным. Ведь львиная доля древесины в России потребляется несколькими крупными ЦБК. Отказ этих комбинатов от приобретения сырья, заготовленного с нарушением экологических норм, неизбежно заставит лесозаготовителей выполнять требования по охране окружающей среды, сертифицировать леса по международным экологическим стандартам.

По оценке экспертов, российские ЦБК при комплексной оценке оказались далеко не самыми отстающими в плане экологии. Три компании целлюлозно-бумажной промышленности даже получили экологический рейтинг категории А. Как выясняется, целлюлозно-бумажное производство вполне может вестись без вреда для окружающей среды. Ведь, несмотря на интенсивную работу финских ЦБК, экологическая ситуация в Финляндии остается весьма благополучной.

Значительно большую опасность для окружающей среды представляют сравнительно мелкие лесопользователи, далекие от цивилизованных методов лесного бизнеса. Не секрет, что объем незаконных рубок леса и потерь от провоцируемых ими лесных пожаров вполне сопоставим с объемами легально заготовленной древесины. Эффективная борьба с этим злом возможна только при тесном взаимодействии Министерства природных ресурсов и правоохранительных органов.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Решаем вместе!
В крае продолжается голосование по выбору общественных пространств для благоустройства городских территорий. Оно проходит по национальному проекту «Жилье и городская
21 мая 2022
Без бумажных рецептов
Бумажные рецепты уходят в прошлое. Об этом накануне рассказали в министерстве здравоохранения края. Чтобы получить лекарство по льготе, можно будет
Без рубрики
20 мая 2022
Красноярцам предлагают провести в музеях две ночи
Музейная ночь в мае растянется аж на два дня. Часть музеев Красноярска решили выступить со своими проектами уже в пятницу