Меню Поиск
USD: 76.18 +1.14
EUR: 92.1+0.91
№ 5 / 1183

Уходящая натура

То ли большие шутники, то ли, наоборот, очень мрачные люди давали название деревням Кома и Черная Кома – их никак не минуешь, когда направляешься в старинную деревню Кульчек. В старожильческую, как говорят в здешних местах.

Домашний музей

Все эти населенные пункты находятся в Новоселовском районе, на правом берегу водохранилища, на территории Комского сельсовета. Здесь же – труднодоступный поселок Енисей и деревня Бескиш. Не хочется называть их умирающими, люди здесь пока живут, но и процветающими тоже не назовешь. Тысяча человек на пять населенных пунктов – маловато. Люди покидают эти места, молодежь, уехав учиться в город, обратно не возвращается.


А ведь когда-то, вплоть до 90-х годов прошлого века, здесь кипела жизнь, работали колхозы и совхозы, коровы мычали на фермах, в полях колосилась пшеница. Сегодня крупных хозяйств не осталось, есть только пара фермеров. Люди, которые не покинули свою малую родину, работают в личных подсобных хозяйствах, некоторые держат много скота, разводят лошадей – кто хочет и умеет трудиться, тот и здесь живет хорошо.


Да и чего не жить? Места вокруг благодатные – тайга и степи, земли много, на ней растет все, чтобы прокормиться, с водой проблем нет, рыба в Красноярском море водится. Рядом красивейший Анашенский бор. Природа замечательная.

Обо всем этом рассказывает мне хозяйка дома Мария Филипповна, привечая гостя и накрывая на стол: грибочки домашние, сало и разносолы, картошка с мясом, мед со своей пасеки. Настоечка тоже домашняя, на кедровых орехах.

Она усаживает меня в красный угол старинной сибирской избы. Дом – наследие предков, ему больше сотни лет, построен основательно, стены сложены из огромных бревен.
– Почти ничего в магазине не покупаем, все свое. В этом году грибы прямо за огородом собирали, где раньше поля были, сейчас-то они заросли. А еще у нас есть ручей, в котором вода не замерзает даже в минус пятьдесят. Целебная – год может стоять, не портится…

Я в деревне Кульчек, в гостях у Марии Филипповны и Геннадия Ивановича Кучеровых. Оба коренные жители. Здесь полсела Кучеровых. А другая половина – Пузыревы. Старинные фамилии. Мария Филипповна – представительница седьмого поколения семьи, которая стояла у истоков Кульчека.

Хозяевам немного за 70. Это еще крепкие, активные, трудолюбивые люди. Уважаемые в районе. Их семью смело можно назвать местной достопримечательностью.


Мария Филипповна 30 лет отработала учителем начальных классов в кульчекской школе. А сейчас ведет домашнее хозяйство, частью которого является и домашний музей – явление редкое, такие у нас в крае по пальцам одной руки можно пересчитать. Она сама его создала, пополняет и бережно хранит.

А Геннадий Иванович – мастер золотые руки. Работает и с деревом, и с металлом. Люди со всей деревни к нему тянутся – кому что починить надо, или резьбу нарезать, или дугу согнуть. Но больше всего он славится санями, которые изготавливает собственноручно, и деревянной мебелью ручной работы – стульями и кушетками.

По старым технологиям


Стулья похожи на венские, но сделаны по особой, еще дедовской технологии – из черемуховых веток. Круглое сиденье вырезано из сосновой плахи. Красота! Я видел похожие стулья в некоторых сибирских деревнях – там, где раньше были леспромхозы, их изготавливали.

Служили они годами, не ломались и не рассыхались. Сейчас уже, пожалуй, и не осталось в крае людей, которые умеют их делать. Геннадий Иванович, возможно, последний такой мастер.


До армии он успел поработать механизатором, потом восемь лет был в здешней школе учителем «трудов», работал в лесхозе, руководил деревообрабатывающим цехом, был пасечником и даже управляющим отделением совхоза. Жизнь многому научила.

Вырос в большой семье – отец и братья тоже делали мебель, а он помогал, смотрел и запоминал. Потом пригодилось.


Мы сидим в его мастерской, я наблюдаю, как Геннадий Иванович работает, перебирает сухие черемуховые заготовки (они звенят в его руках, как ксилофон), стучит молотком.
– Не всякое дерево на мебель идет, – делится секретами мастер. – Надо смотреть, как слои расположены, подбирать их. У меня все вручную – палочки-дощечки одна к другой подгоняются. А магазинная мебель – совсем не то. Там разную по структуре древесину склеили, на станке прогнали, оно через год и развалилось.
Показывает специальную «матрицу», на которой гнутся спинки стульев. Оказывается, гнут их прямо из сырой черемухи, не распаривая. Потом дерево высыхает и принимает нужную форму.

Спрашиваю мастера, есть ли у него ученики.

Он вздыхает и признается, что нет. Не рвется молодежь работать руками. Тем более такую мебель делать. Это требует огромного терпения, усидчивости. А где вы сегодня видели пацанов терпеливых и усидчивых? Все в смартфонах.

За его стульями очередь. И из Красноярска за ними люди едут, и даже в Москве есть его изделия.
– Только не надо меня рекламировать, – предупреждает Геннадий Иванович. – У меня и так заказов больше, чем я физически могу сделать, много-то и не сделаешь, это процесс очень долгий.

С Марией Филипповной мы переходим через дорогу. Домашний музей находится в доме напротив, где никто уже не живет.
– У нас в деревне три десятка пустых, практически брошенных домов, – объясняет она. – Люди уезжают, старики умирают. Но свою историю мы забывать не должны! Пусть дети знают, откуда они, где их корни, как жили их предки. Кульчеку почти 300 лет, окрестные села тоже старинные, кого здесь только не было – и ссыльные немцы, и эстонцы, и литовцы… Все оставили память о себе.

Вместе со своей односельчанкой Фридой Обедниной она собирала по чердакам и брошенным домам древнюю утварь, иконы, предметы быта, деревенские инструменты, посуду. В музее большая коллекция советских артефактов – монеты, почетные грамоты, вымпелы, значки…

– А вот, смотрите, настоящие ручные кандалы, – показывает Мария Филипповна. – Нашли в земле, когда гараж во дворе строили. В таких в царское время ссыльных отправляли в Сибирь.
Особенно мне понравились старые альбомы с черно-белыми фотографиями – их можно рассматривать бесконечно. Листал их, и вспомнилось почему-то киношное выражение – «уходящая натура».


С грустью подумал: то, чем занимаются и что пытаются сберечь Геннадий Иванович и Мария Филипповна – историю родной земли, старинное ремесло, – тоже уходящая натура. Да и людей таких, той еще закалки, которые жизнь не рублем меряют, а щедростью и добротой, остается все меньше. Но они, слава богу, есть. И на сердце от этого становится теплей.

Фото автора

№ 5 / 1183

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения


Свежий выпуск

Видео