Меню Поиск
USD: 77.16 +0.06
EUR: 91.78+0.16
№ 23 / 1299

Управление инфляцией

Почему ее официальный уровень отличается от того, что мы видим на ценниках в магазинах?

Фото Олега Кузьмина Те, кто следит за новостями, наверняка уже знают: Банк России на последнем заседании повысил ключевую ставку впервые с 2018 года – до 4,5 процента. Предполагается, что такая мера поможет притормозить инфляцию, показатели которой в последнее время несколько ускорились. Но каким образом это будет происходить? И может ли такое решение отразиться на нашем семейном бюджете?

Убрали ковры и телефоны

Напомним, Банк России – государственная структура – «регулятор», который в том числе управляет инфляционными процессами. Причем делает это таким образом, чтобы достичь определенного показателя инфляции – «вблизи 4 %». Медленный, предсказуемый рост цен наиболее благоприятен для нормального развития экономики. Изменение ключевой ставки, которое происходит по решению ЦБ РФ несколько раз в год, – один из инструментов достижения цели. Это не наше ноу-хау – примерно так же действуют в Австралии, Великобритании и других странах.
– Как правило, центральные банки выбирают такую цель по инфляции, которая отражает структуру экономики страны и потребительское поведение ее граждан, – поясняет Сергей Журавлев, управляющий Отделением Красноярск Банка России. – Например, цель по инфляции Европейского Центрального банка – ниже, но вблизи 2 %. Банк России выбрал уровень вблизи 4 %. По мнению экспертов, такой уровень является оптимальным для экономики нашей страны. Он позволяет промышленности развиваться, а людям – планировать покупки и сберегать, не бояться обесценивания своих доходов и сбережений.
Такая политика называется таргетированием инфляции (англ. target – «цель»).

Изменение ключевой ставки меняет стоимость денег – это минимальный процент, под который ЦБ РФ кредитует банки. При повышении ставки деньги становятся дороже и кредиты – тоже. Спрос на товары и услуги снижается, цены перестают расти и, как следствие, замедляется инфляция. Когда ставку снижают – происходит обратный процесс.

Для правильного «управления» инфляцией нужно знать ее уровень. Его ежемесячно рассчитывает Росстат на основании стоимости потребительской корзины. В нее включен широкий набор товаров и услуг, который постоянно корректируется – в зависимости от наших предпочтений. Так, к примеру, в этом году включили траты на замороженные ягоды, каршеринг (посуточную аренду автомобиля), подписку на онлайн-видеосервисы. А вот меховые шапки, кнопочные мобильные телефоны, ковры, наоборот, убрали.

Смотрят за год

При этом у Банка России свой подход к определению инфляции: для расчета берут изменения цен за год, для того чтобы исключить влияние сезонных факторов. Очевидно, к примеру, что к началу осени дешевеет картофель, морковь и перцы. А вот весной их стоимость будет совершенно иная.

Мы же, как обычные потребители, делаем выводы об инфляции после похода в магазин, сравнивая цены. И очень многие к официальным показателям инфляции относятся с большим недоверием.

– Каждый из нас имеет свой набор потребляемых товаров и услуг, – объясняет причины такого несоответствия Сергей Журавлев. – Он отличается от потребительской корзины, по которой Росстат рассчитывает инфляцию.

Так, например, в феврале ускорился рост цен на бензин до 5,4 % в годовом выражении. В большей степени это было связано с повышением ставок акциза и пересмотром параметров механизма его возврата. Для автомобилиста это важно, а тот, у кого нет машины, на изменения цены бензина не обратит внимания. Тем не менее рост стоимости топлива отражается в официальных цифрах.
Судить о личной или официальной инфляции по одному товару или услуге некорректно. В потребительской корзине, по которой Росстат рассчитывает инфляцию, в 2021 году более 550 товаров и услуг. Изменение цен во многом зависит от спроса и предложения. В апреле прошлого года резко увеличился спрос на народные «противовирусные средства» – лимон, чеснок. В итоге они заметно повысились в цене.
Другой пример: в прошлом месяце снизилась заболеваемость в крае, а затем – и спрос на лекарства. Как следствие рост цен на них замедлился. Эти два эпизода отразились в уровне официальной инфляции. При этом изменение цен наверняка не ощутил тот, кто не покупал лекарства или лимоны. Как правило, мы помним рост цен, но часто упускаем из виду их снижение. В феврале по сравнению с январем подорожали мороженые кальмары на 3 % до 248 рублей за 1 кг. При этом с июня прошлого года цена на них неуклонно снижалась. Тогда за 1 кг мы платили 279 рублей, на 12 % больше, чем сейчас.

Возможно, кто-то обратит внимание на ситуацию с подорожанием, не заметив падения его цены до этого.

Можно рассчитать «личный» индекс цен – составить свой список товаров и услуг и ежемесячно записывать их стоимость. Но сравнивать нужно январь этого года с январем прошлого года и т. д.

Но зачем вообще нужно придерживаться определенного уровня инфляции? Почему ее нельзя сделать равной нулю, чтобы цены оставались на одинаковом уровне? А можно было бы их вообще заморозить – для полной стабильности. К сожалению, не все так просто. Подобные шаги выгодны лично нам – потребителям со скромным бюджетом. И то не очень продолжительное время.

Вот простой пример. Периодически у нас возникал дефицит некоторых позиций из списка ЖНВЛП (жизненно необходимых и важных лекарственных препаратов). Объяснялось это очень просто – цены на эти препараты зафиксированы государством, и поднимать их ни в коем случае нельзя.

Но стоимость фармацевтических субстанций постоянно увеличивалась, и производители просто начали отказываться от выпуска препаратов из списка: работать в убыток себе они не готовы. Приходилось корректировать цену, чтобы лекарства, в которых очень нуждается определенная группа пациентов, просто не исчезли.

Аналогичные примеры можно привести и с другими видами товаров.

Искусственное сдерживание цен может привести к дефициту товаров, а это не нужно никому.

Правительство может временно зафиксировать цены на некоторые позиции – как, к примеру, в настоящий момент это сделано с такими продуктами, как сахар и растительное масло. Но параллельно запущен и механизм поддержки бизнеса – к примеру, предлагают субсидии для производителей сахара.

Не очень хорошо для экономики и когда отмечают признаки дефляции – снижение цен. Опять же, на наш взгляд, это совсем неплохо. Но доходы у производителей падают, они вынуждены сокращать издержки, идут на снижение зарплаты и т. д.

Итак, понятно, что ключевая ставка – инструмент ЦБ РФ для достижения оптимального уровня инфляции. А насколько полезна информация о понижении или же повышении ставки для обычного человека? В первую очередь это важно тем, кто хочет взять кредит или думает об открытии вклада.

Как только ЦБ РФ поднимает ставку – деньги для банков становятся дороже, а значит, финансовые учреждения могут повысить процент, под который они готовы кредитовать своих клиентов.

Но в то же время корректируются и ставки по вкладам – они подрастают.

Когда ключевая ставка снижается – все наоборот. И для тех, у кого уже есть ипотечный кредит, это еще своеобразный сигнал к сбору документов для рефинансирования.

Быть может, некоторые помнят, как в декабре 2014 года ЦБ РФ принял ошеломившее многих решение: поднять ключевую ставку на 6,5 процентных пункта – сразу до 17 % годовых. Тогда это было связано с серьезным скачком инфляции. Банки быстро отреагировали – взять ипотеку менее чем под 15 процентов было фактически невозможно. Но уже буквально через несколько месяцев ставка начала падать, и заемщики смогли хорошо снизить стоимость кредита, написав соответствующее заявление в свой банк или же собрав документы для другого.

Напомним, что размер ставки рефинансирования с января 2016 года приравнен к ключевой ставке. А это, в свою очередь, влияет и на величину штрафных санкций при задолженности по услугам ЖКХ, пени по неуплаченным вовремя налогам. Как правило, они начисляются в размере 1/300 ставки рефинансирования в день от суммы задолженности.

№ 23 / 1299

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения


Свежий выпуск

Видео