Я не могу жить с человеком, у которого температура 36,6 Екатерина Стриженова о медицине, счастье и терпении в интервью «НКК»

Я не могу жить с человеком, у которого температура 36,6 Екатерина Стриженова о медицине, счастье и терпении в интервью «НКК»


Безупречные прическа и макияж, улыбка на лице. Кажется, что хорошо выглядеть в любой ситуации этой женщине не составляет особого труда. Она успешная актриса и телеведущая. А кроме того – мать двух дочерей и супруга известного режиссера, с которым вместе уже более 30 лет.

Стриженова приехала в Красноярск вместе с Хрюшей, Степашкой и Каркушей – героями программы «Спокойной ночи, малыши!», чтобы принять участие в благотворительной акции. Цель акции – поднять дух больных ребятишек и вручить подарки Красноярской межрайонной детской клинической больнице № 5.

Стриженова– Екатерина, Хрюша и Степашка – ваши давние друзья? В детстве вы, наверное, как и все, смотрели «Спокойной ночи, малыши!»?

– С героями этой передачи я познакомилась, когда меня в шесть лет взяли на первую главную роль – цыпленка, путешествующего по стране букв. Я попала на Шаболовку. Съемки у нас вели в павильоне, и по пути к нему я всегда проходила мимо помещения, где снимали «Спокойной ночи, малыши!». Тогда я думала: «Когда-нибудь буду сидеть так же, как тетя Валя, с Хрюшей и Каркушей». Мне казалось, что это вечные герои. И это действительно так. Программа «Спокойной ночи, малыши!» должна быть обязательно. Если она выходит в эфир, значит, все хорошо и в стране, и в семье. Кстати, этой программе исполняется 50 лет, и моя сестра – дизайнер Виктория Андриянова – делает костюмы для великих артистов Хрюши и Каркуши. Я считаю, люди, которые работают с детьми, удивительные. Ведь каждому малышу нужно посмотреть в глаза. Это самое сложное дело – работать с детьми. Вот, например, главный врач Красноярской межрайонной детской клинической больницы № 5 Владимир Яковлевич Бауэр – тот человек, который, на мой взгляд, должен работать с детьми. У него такая хорошая энергетика, к нему хочется прильнуть, положить голову на грудь.

– Личный опыт общения с врачами вселяет в вас страх к белому халату или уважение к нему?

– Помню, сломала ногу в конце лета, как раз нужно было идти во 2-й класс. И так хотела, чтобы меня выписали. У нас был главный врач – большой мужчина с усами. И я ему активно доказывала, что гипс нужно снять, потому что половина его уже раскрошилась. А затем моя племянница Лиза попала в больницу в 7-месячном возрасте. У моей сестры в это время должен был быть показ высокой моды, и она попросила лечь в больницу вместо нее. В палате было пять ребятишек, спать негде. Я ставила две скамейки в центре палаты и спала на них. А ночью с тапком бегала за тараканами. Это была серьезная школа, с тех пор больниц боюсь.

– Поделитесь секретом – как вам удается всегда хорошо выглядеть?

– Все прекрасно знают: для того чтобы хорошо выглядеть, нужно много спать, много пить воды, правильно питаться и заниматься физкультурой. Но это редко кому удается. Я выгляжу по-разному, но экран мобилизует. Как только прибавишь килограмм, сразу напишут, что беременна (такое было неоднократно). Поэтому просто держишь себя в железных рукавицах. Но ваши красноярские конфеты с черемухой обязательно попробую. А по поводу стати – меня маленькой привели в ансамбль «Калинка», где пожилой педагог все время нас учила: «Тянитесь ушами к солнышку». Плечи вниз, уши кверху – эта стойка до сих пор осталась.

– Вы всегда улыбаетесь. Вы счастливый человек?

– Говорят, в детстве я мало плакала. Это бывает, когда растешь в счастливой семье. Не зря же говорят, что все дети живут при коммунизме, потому что им не нужно зарабатывать и считать деньги. Я рано осталась без папы. Он умер, когда мне было шесть лет. Мама в 36 лет осталась одна с двумя дочерьми, потому говорить о том, что у меня все было – куклы, велосипеды, – неправильно. Но я чувствовала себя счастливым ребенком.

Ведь все в жизни зависит от того, как к нам относится папа. Нам с сестрой папа говорил, что мы самые красивые, самые лучшие, самые замечательные. Это установка на всю жизнь.

– А у ваших дочерей с отцом такие же отношения?

– Да. Перед моими детьми всегда была высокая планка. Когда у тебя такой отец, который носит на руках и, кажется, может сделать все в этой жизни, сложно выбрать любимого человека и строить свою семью. Старшая дочь Анастасия сбежала от нас далеко – в Нью-Йорк, чтобы мы не замучили советами. И хотя папа продолжает учить ее жить по скайпу, она сумела выбрать себе пару. Петя нацелен на учебу и работу, любит мою дочь, и я как мать рада этому.

– Что считаете своей педагогической удачей?

– То, что отдала младшего ребенка в спорт. В трехлетнем возрасте Александра попала в систему, где ее научили организованности, дисциплине. Теперь она может жить в любой обстановке, может сама себя обслуживать. Александра занималась художественной гимнастикой в Центре олимпийской подготовки, а два года назад перед ней встал вопрос, идти в большой спорт или учиться, потому что совмещать шестичасовые тренировки с учебой невозможно. И она ушла, сейчас с удовольствием танцует в «Тодесе». Кроме того, мои дети понимают: для того чтобы чего-то достичь, нужно очень много работать.

– Вы с мужем вместе с 14 лет. Приходится прикладывать усилия, чтобы сохранить теплые отношения в браке?

– Конечно, это не мармелад, это жизнь. У мужа тяжелый характер, да и я не подарок. Но мне трудно представить жизнь без него, потому что вместе прожито уже больше, чем без него. Саша говорит моей маме: «До 14 лет ее вы воспитывали, дальше – я».

– Неужели не ссоритесь?

– Мы слишком хорошо знаем друг друга. Иногда не получается вовремя рот закрыть, держать себя в руках, но в последнее время больше стараюсь себя сдерживать. У нас в семье самое большое ругательство, когда Саша говорит: «Вот психолог!» (Екатерина имеет диплом психолога, гештальт-терапевта. – «НКК»). Так и начинается: я ему – «режиссер», он мне – «психолог». Вроде наперед знаешь многие вещи и можешь просчитать друг друга, а все равно по-дурацки доводишь. Зато как приятно мириться! Но точно могу сказать: хочешь узнать мужчину, начни с ним разводиться. Он был таким нежным, а при разводе уходит и забирает все. Потому хочется верить, что твой самый лучший. И беречь, и радоваться, пока он с тобой. Сейчас спроси меня: «Были трудности?» Масса! Но забери его сейчас у меня, и я бы уже не смогла жить с человеком, у которого температура 36,6 каждый день.

– И ни о чем в жизни не жалеете?

– У меня принцип такой – ни о чем не жалеть. Лучше сделать, но не жалеть о том, что ты не сделал. Так, например, с программой «Они и мы». Мне позвонили и сказали: «Завра у вас запись». Какая запись, какой программы? Я, говорю, занята, не могу. Мне: «Освободите время». Приезжаю на съемки и вижу недобрый взгляд Гордона, который говорит: «Меня спросили, с кем я хочу вести. А я ни с кем не хочу. Написал 13 фамилий, вашей среди них не было». Так мы и стали соведущими. Привели экспертов, поставили и все – работайте. Как меня раздирало желание просто уйти! Но я собралась и сказала себе: «Катечка, сначала сделай то, что можешь».

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

О настоящем и будущем Норильска
Вторая в мае сессия Законодательного собрания состоялась всего лишь через неделю после первой. При этом особый интерес вызывали вопросы о
Оперативный маневр
Май продолжает радовать красноярцев летней погодой и температурами. Лишь огнеборцам сейчас не до красот природы. Для них продолжается в прямом
Яркая игра – яркая победа
На поле вышли команды всех предприятий СУЭК в нашем регионе – Бородинского, Назаровского, Березовского разрезов, погрузочно-транспортного управления и ремонтно-механического завода