Экологический призыв Окружающую среду защитят неравнодушные люди

Экологический призыв Окружающую среду защитят неравнодушные люди

Это интервью можно считать премьерой новой рубрики «НКК» – «Открытый разговор», которая, надеемся, станет постоянной. Мы будем встречаться с людьми, имеющими прямое отношение к ключевым сферам в жизни края.

Наш первый гость – Владимир ЧАСОВИТИН, и. о. министра экологии и рационального природопользования. Выбор был не случайным: во-первых, подходит в концу Год экологии, а во-вторых, не только специалисты, но и сами жители региона называют проблему защиты окружающей среды в числе актуальных и острых.

 

– Владимир Анатольевич, недавно министерство сменило название – теперь это министерство экологии и рационального природопользования. Некоторые скептики говорят, что сути такая перемена не коснется. Так ли это? И в целом каково сейчас основное содержание деятельности министерства?

– Поскольку первым в названии идет слово «экология», это значит, что она – на первом месте. Весь свой опыт, знания, время сейчас я применяю только к ней. И на самом деле перемены есть – изменился прежде всего подход правительства края и губернатора, сделавших экологическую тему одним из приоритетов своей деятельности. Поэтому мы переформатировали положение о министерстве, надеюсь, скоро оно будет утверждено правительством, и тогда мы начнем работать в полную силу.

– Много лет вы проработали в прокуратуре. Означает ли ваше назначение министром, что основные проблемы экологии лежат в правовой плоскости, и здесь нужен именно юрист, а не эколог?

– Нет, не означает. Конечно, правовой блок вопросов очень значителен. Например, законы об охране атмосферного воздуха на территории Красноярского края, о твердых коммунальных отходах, работу над которыми мы заканчиваем и рассчитываем в ближайшее время передать в Заксобрание, требуют серьезных усилий и знаний. Но много работы по взаимодействию с предприятиями, организациями, общественниками, гражданами, а здесь нельзя обойтись познаниями только в области юриспруденции. Кроме того, в последнее время сформировалась тенденция – необходим кризисный менеджер. Сколько себя помню, мне приходится заниматься решением острых социальных задач. Очевидно, именно с этой точки зрения губернатор сделал свой выбор.

Вместе мы – сила

– Есть множество общественных экологических организаций. Планирует ли министерство привлекать их и вообще конструктивно настроенных людей к общему делу?

– Мы первыми объявили о том, что министерство будет плотно взаимодействовать не только с организациями, но с любым человеком, заинтересованным в разрешении проблем экологии. Общественники – небольшая часть населения региона, а вопросы охраны окружающей среды касаются всех и каждого.

Мы готовы рассматривать любые обращения, предложения. То же волонтерское движение появилось потому, что мне нужен каждый неравнодушный гражданин, не обязательно имеющий какие-то «корочки». Сейчас в крае всего 15 общественных инспекторов. С такой «армией» вряд ли можно добиться каких-то радикальных изменений. Поэтому мне нужны волонтеры, люди, которые душой с нами.

Вот только один пример. В Ачинском районе один гражданин увидел, как машина сливает отходы на поле, где выращивали пшеницу. Он все сфотографировал, передал снимки нам. Инспектора ведомства тут же взяли этот материал в работу. Важным результатом своевременно предпринятых мер стало то, что слив нечистот на землю прекратился. Кроме того, районный суд вынес решение оштрафовать нарушителя на 100 тысяч рублей. Предприниматель решение обжаловал, но краевой суд оставил его в силе.

Другой важный момент – у нас налажены контакты со всеми общественными организациями, занимающимися вопросами экологии. Правда, только с двумя подписаны соглашения, дающие им возможность участвовать в процессе выявления и пресечения административных правонарушений. Обладая специальными знаниями, приборами, прошедшими соответствующую сертификацию, они присылают нам материалы проверок, и мы сразу возбуждаем административное производство, привлекаем к ответственности. Конечно, не все общественные организации имеют специалистов, поверенную аппаратуру, но наши двери открыты.

Сегодня мы создаем новый общественный совет при губернаторе края. Его отличие от прежнего в том, что под эгидой главы региона мы объединяем заинтересованных в решении вопросов охраны окружающей среды: общественные организации, депутатов, ученых, молодежь.

Кроме того, впервые в бюджете края на будущий год мы планируем предусмотреть 15 миллионов рублей для общественных грантов по экологии. Пока могу сказать о двух проектах – школе волонтеров, предложенной студентом СФУ Дмитрием Злобиным, и проекте инвентаризации зеленых насаждений в городе с точки зрения их функциональности.

Мы готовы рассмотреть любые идеи, которые поступят к нам на конкурс. Уверен, если не сегодня, то очень скоро общественные организации поймут, что в лице министерства экологии они могут иметь соратника с точки зрения продвижения экологических инициатив.

– Почему данные общественного мониторинга не совпадают с официальными? Кому верить?

– На нашем сайте совершенно наглядно показан уровень загрязнения воздуха по каждому району города. Эта карта сформирована на основе данных, полученных при помощи поверенных приборов. Если говорить о несоответствии данных, то мы просто не измеряем то, что замеряют общественники. Речь идет о концентрации мелкодисперсной пыли в воздухе. Наши приборы до настоящего времени мерили более крупные частицы. Но недавно мы их приобрели – благодаря инициативе общественников. Приборы уже прошли лицензирование. Осталось только получить сертификат – ориентировочно в начале декабря, – и уже после этого у нас появится законное право замерять данный показатель по пыли, информировать население и применять санкции.

Что касается загрязнения более крупными частицами, то за год их концентрация в воздухе увеличилась в десять раз! Об этом говорим и мы, и общественники. Почему так произошло? Весь Красноярск перерыт, ведется 16 крупных строек – такого строительства нет ни в одном городе Сибири. То, что содержание взвеси в воздухе зашкаливает, связано именно с этим. Кроме того, на дорогах города вдоль бордюров толстый слой антигололедной песчано-гравийной смеси – ее разбрасывают каждый год 300 тысяч тонн, и вся она остается на улицах, разносится ветром. Я считаю, в любом случае нам надо приобретать специальную технику, которая будет убирать пыль с улиц Красноярска. При первой же корректировке бюджета мы попытаемся заложить сумму на покупку десяти таких машин.

Чем дышим?

– Да, но пыль далеко не единственный загрязнитель воздуха Красноярска.

– На территории краевого центра, по данным Минприроды РФ, существует пять основных компонентов загрязнения. За 2017 год не улучшились показатели ни по одному из них – только ухудшились. Но чтобы понять, почему так происходит, нужно по каждому из этих веществ разбираться отдельно, например, с диоксидом азота и вообще всем, что связано с продуктами горения. Основные источники загрязнения по этой части – крупные промышленные предприятия, ТЭЦ. Они разрабатывают свои экологические программы, и, например, ТЭЦ-1 снизила выбросы в атмосферу за пять лет с 35 тысяч тонн до 17 тысяч, то есть почти вдвое.

Но вы пройдите по любому городу края и просто посчитайте количество труб – их очень много. Если на котельных существуют системы фильтровой защиты, пусть даже не самые совершенные, то на кочегарках не стоит ничего. После начала отопительного сезона мы проводим еженедельные рейды и уже выявили 36 таких источников загрязнения, а, по нашим расчетам, на территории города их около тысячи. Плюс около 13 тысяч источников в частных домах.

Отдельная тема – гаражи. Почти из каждого торчит труба и загрязняет воздух в жилых массивах.

Что касается гидрохлорида, то его за год выбрасывается в атмосферу города 60 тонн. Сравните – общие выбросы превышают 200 тысяч тонн. Выбросы гидрохлорида происходят от трех основных источников – КрАЗ – 36 тонн, КраМЗ – 12 тонн, завод цветных металлов – 2,2 тонны. Фактически каждый день мы фиксируем превышение выбросов гидрохлорида в атмосферу города.

– На КЭФ была подписана Экологическая хартия. Известно, что подписавшие ее гиганты промышленности обладают хорошими экологическими бюджетами. На ваш взгляд, этот документ вообще работает?

– Экологическая хартия – документ качественный, дающий в том числе широкие права нашему министерству. Хотя надо при этом заметить, крупнейшие предприятия являются объектами не нашего, а федерального надзора. От четырех компаний, которые являются основными источниками выбросов в атмосферу, мы получили планы на ближайшую и дальнюю перспективу. Но сейчас наша задача – понять, что мы сможем реально сделать за 2018 год. Конечно, здесь выделяется РУСАЛ, поскольку он планирует полностью перейти на новейшие аноды, что позволит снизить выбросы на 2,5 тысячи тонн в год. Но мне нужно, прежде всего, чтобы КрАЗ установил на каждой трубе датчики, которые автоматически фиксировали бы выбросы. Теоретически датчики на всех трубах будут установлены до 2023 года, это предусмотрено законодательством РФ. Но мне бы хотелось, чтобы на алюминиевом заводе, как и на трубах других крупных предприятий, это было сделано уже сейчас. Единственное крупное предприятие, которое их установило, – завод цветных металлов.

– Есть какие-то рычаги более жесткого воздействия на нарушителей?

– Относительно объектов, подлежащих региональному надзору, – есть. Но, кстати, именно хартия дала нам такой рычаг в отношении крупных предприятий. При объявлении режима неблагоприятных метеоусловий инспектора ведомства и наша передвижная лаборатория могут прийти и проверить, каким образом они обеспечивают снижение выбросов. Все остальное находится в сфере непосредственного взаимодействия, конструктивного подхода. Крупные игроки прекрасно понимают: если хотят продолжать работать на территории миллионного города, в котором тема экологии одна из острейших, то надо идти друг другу навстречу.

Есть ли бедствие?

– Эксперты называют Красноярск и Норильск зоной экологического бедствия, главные причины которого – активная работа промышленности и транспорта. Но ведь ни то, ни другое не остановишь. Получается тупик – или все же выход есть?

– Прежде всего нужно понять, почему нас зачисляют в эти «бедственные» рейтинги. Все в мире относительно. Сравните сами: выбросы на всей территории региона составляют два миллиона тонн в год. На Красноярск приходится только десятая часть.

Вообще у нас отношение к режиму неблагоприятных метеоусловий – как к чему-то страшному, но, по-моему, все должно быть как раз наоборот. Когда вводится этот режим, предприятия сокращают выбросы.

Если бы мы поняли эту простую мысль, мнение о нашем «бедственном» положении изменилось бы. Его попросту нет. За прошлую неделю, например, мы взяли 14 с половиной тысяч проб, из них превышение только в 113. А за позапрошлую их было 380, и такое сокращение произошло в период объявленного режима НМУ.

В Красноярске лучшая за Уралом система мониторинга. Скоро у нас будет три передвижных станции, мы сможем выезжать на каждый звонок граждан, привлекать к ответственности нарушителей. Вообще, я убежден в том, что в крае надо создать атмосферу нетерпимости к экологическим нарушениям. Мы создали, в том числе благодаря неравнодушным людям, интерактивную карту, на которую нанесены все объекты, имеющие экологические нарушения. Чтобы уйти с этой карты, нужно устранить нарушения, все сделать по закону. Спасибо губернатору, который поддержал идею формирования в четырех крупных городах края – Лесосибирске, Канске, Ачинске и Минусинске – отделов министерства экологии. Они будут оснащены лабораториями, транспортом. Это разгрузит инспекторов, оставшихся в Красноярске, где нарушений больше всего, и можно будет более основательно заняться ситуацией на территории края. К сожалению, заявок от желающих участвовать в такой работе немного, поэтому, пользуясь случаем, хочу призвать неравнодушных граждан помочь нам не только словом, но и делом.

– Заканчивается 2017-й, объявленный Годом экологии. Смог ли этот год что-то изменить?

– Этот год был нужен прежде всего для того, чтобы все осознали важность темы экологии. В Красноярске сделано немало, но самое главное – разработан новый том ПДВ (предельно допустимых выбросов), который даст понимание, в каком направлении двигаться и какие действия предпринимать. Со времени предыдущего тома в городе изменилось очень многое. В бюджете на будущий год будет заложено 9 миллионов рублей на то, чтобы довести эту работу до совершенства. Моя мечта, чтобы такой том ПДВ был не только в краевом центре, но и в других крупных городах региона.

– Количество машин в городе выросло в разы и продолжает расти, а между тем они – один из главных источников загрязнения воздуха. Может быть, стоит пойти на некие радикальные меры – ограничить движение в центре города, заставить автовладельцев по определенным дням пользоваться общественным транспортом? Примеры есть.

– Более всего загрязняют воздух автомобили старше 10 лет, а их в городе – 60 процентов. Представьте, если мы запретим им въезд в город? По кому ударит такая мера? По простым людям. Конечно, выход есть – например, развивать электротранспорт. Другого варианта нет. К решению этого вопроса мы рано или поздно придем, но не думаю, что это произойдет в ближайшее время.

Телефон горячей линии министерства экологии и рационального природопользования Красноярского края 8 (391) 21-21-706

 

ДОСЬЕ

ЧАСОВИТИН Владимир Анатольевич

Исполняющий обязанности министра экологии и рационального природопользования Красноярского края.

Родился 6 декабря 1969 года в поселке Подтесово Енисейского района.

В 1993 году окончил Свердловский ордена Трудового Красного Знамени юридический институт по специальности «правоведение».

Трудовую деятельность начал в 1987 году. Был тренером, заведующим спортивной базой Свердловского Суворовского военного училища в Екатеринбурге.

С 1993 по 1996 год – следователь, старший следователь прокуратуры Центрального района Красноярска.

В 1996–1999 годах – заместитель прокурора Свердловского района города Красноярска.

В 1999–2000 годах – заместитель прокурора Красноярска.

С 2000 по 2007 год – прокурор Ленинского района Красноярска.

С 2007 по 2011 год – прокурор Красноярска.

В 2011–2012 годах – первый заместитель главы города Красноярска.

С 2012 по 2015 год – начальник контрольного управления губернатора Красноярского края.

В 2015–2017 годах – руководитель агентства государственного заказа Красноярского края.

В августе 2017 года назначен министром экологии и рационального природопользования Красноярского края.

С сентября 2017 года – исполняющий обязанности министра экологии и рационального природопользования.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

23 января 2022
Омикрон шагает по планете
Почти два года продолжается пандемия, а вопросов, связанных с коронавирусом, меньше не становится. Сейчас большинство из них связаны с новым штаммом –  омикроном,   который распространяется невероятно
22 января 2022
Пекин-2022. Красноярский легион – уже 17
Легион красноярцев в олимпийской сборной ОКР увеличился до 17 человек. Это стало ясно после того, как свой состав объявила Федерация
22 января 2022
Большой перерасчет
Как известно, индексация пенсий в стране происходит ежегодно. А ее размер всегда оказывается не ниже уровня инфляции предыдущего года. Исключением