Меню Поиск
USD: 76.46 -0.61
EUR: 90.41-0.94
№ 92 / 682

Знаки судеб

Ярким, как звезды, – дань уважения и почета


Видимо, дух или душа наших красот и просторов способствует пробуждению таланта. Земля сибирская, как магнит, удерживает на себе одаренных. Ее щедрость измеряется не только, вернее, не столько богатствами недр. Главное «золото» – люди, сильные, вольнолюбивые, деятельные. Наша газета рассказывала о многих, да разве возможно написать обо всех?! Вы можете узнать о тех, кто прославил нашу землю, и сами, если обратите внимание на десятки новых мемориальных знаков, которые появятся в дни юбилейных торжеств на зданиях во всех уголках Красноярского края.

С востока на восток

Вот моя подруга, например, специально ходит с работы пешком, чтобы изучать историю края по памятным доскам. Вряд ли пройдет мимо дома № 100 на проспекте Мира Красноярска, на котором появились сразу два мемориальных знака: художнику Борису Ряузову и музыканту Ананию Шварцбургу.

Если имя Бориса Ряузова – известного российского живописца – у всех на слуху (о нем «НКК» писал в № 79 за 2014 год), Ананий Ефимович Шварцбург сегодня известен не многим. И совершенно напрасно. Именно этот человек в середине прошлого века стал движущей силой развития культуры в Енисейске, а затем и в Красноярске. Он, претерпевший пытки и подневольную жизнь в лагерях, остался верен музыке. Всю свою жизнь положил на то, чтобы просветить и заинтересовать сибиряков произведениями Верди, Шопена, Бетховена.

Родился Ананий Ефимович в 1918 году в Харбине. Его родители – мать-музыкант и отец-бухгалтер – еще до революции уехали в Китай. Ананий с пяти лет начал выступать с концертами как пианист. А в 1930 году семья приехала в Россию. Ананий в 1936 году поступил в Московскую консерваторию. А в январе 1938-го студента, подававшего большие надежды, арестовали по обвинению в шпионаже в пользу Японии. Друзья позже вспоминали: Ананий до последнего надеялся на правду, отрицал свою вину. Его били. Страшно, нещадно, в кровь. Он терпел. Но чтобы добиться от молодого человека признания в антисоветизме, достаточно было защемить его пальцы – пальцы музыканта – дверью. Шварцбург был приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей на Колыме, на лесоповале. Тогда ему повезло, магаданские артисты выпросили, чтобы талантливого пианиста перевели к ним. И Ананий оказался в магаданском театре.

Пианиста освободили досрочно в 1947 году. Но только он устроился в Кутаиси преподавателем в местное училище, снова арест. На этот раз Шварцбург английский шпион. Вновь арестантский вагон и путь на восток – до Красноярска, а там – в Мотыгино. Ананий Ефимович сам попросил перевести его в Енисейск, устроился работать в местный Дом культуры.

– После Мотыгино Енисейск казался раем, – вспоминает дочь Анания Шварцбурга Наталья. – А когда папа, собрав ссыльных и местную молодежь, поставил на сцене маленького клуба два музыкальных спектакля, это стало событием для утопающего в снегах старинного городка.

Это время ссылки было очень продуктивным. Любой музыкант позавидовал бы востребованности Шварцбурга. Он ставил спектакли, выступал с концертами, дирижировал народными коллективами и даже сколотил свой хор, в котором насчитывалась тысяча человек! То, что привнес Ананий Шварцбург в культурную жизнь Енисейска, уже позже его коллеги назовут подвижничеством.

Шварцбург радовался, но в будущее смотрел с опаской. «Как бы ни была кисла или сладка моя жизнь – надо молить судьбу, чтоб только не было хуже, – пишет Ананий Шварцбург в конце 1949 года. – А я только и живу в страхе за завтрашний день – это Вы не понимаете и не пытайтесь понять».

В Красноярск!

Реабилитировали «за отсутствием состава преступления» пианиста только в 1955 году. Он не уехал из Сибири, лишь перебрался из Енисейска в Красноярск. И продолжал выступать, организовывал культурную жизнь в регионе. Шварцбург поступил на работу в Красноярскую краевую филармонию. Здесь он проработал почти 20 лет солистом, концертмейстером, лектором-музыковедом и художественным руководителем. Коллеги Шварцбурга утверждали, что Ананий Ефимович обладал особым организаторским талантом – ему удавалось собирать вокруг себя и одаренных музыкантов Красноярского края, и привлекать на гастроли крупнейшие коллективы и известнейших исполнителей страны. Шварцбург считал необходимым просвещать народ – вел музыкально-литературный лекторий. Сам разрабатывал программы, подбирал исполнителей. С этими программами он объездил весь край. Выступал на радио и телевидении, вел специальную рубрику в газетах.

– Оказавшись в Красноярске, он весь растворился в бурной деятельности, которая послужила во славу города, его художественной жизни, – вспоминал солист Красноярской филармонии, скрипач Александр Ривкин. – Он был заряжен энергией, и прежде всего в нем была огромная культура: он был пианистом, поэтом, знатоком поэзии. Он был человеком высокого взгляда на все.

Умер Ананий Шварцбург в 1974 году, ненадолго пережив свою жену.

История в досках

Мемориальные доски Борису Ряузову и Ананию Шварцбургу откроются 6 декабря в 13 часов (Красноярск, проспект Мира, 100). Это лишь первая ласточка в большой «стае» памятных знаков, установленных по инициативе краевых властей на домах, в которых жили люди, внесшие вклад в развитие региона. На минувшей неделе только в краевом центре было открыто четыре мемориальные доски, всего их появится более 20, еще 29 – в районах края. Это художники, музыканты, юристы, финансисты, врачи, краеведы, музейные работники, агрономы и директора передовых совхозов.

Все эти люди, жившие и работавшие на нашей земле, внесли частицу своего труда и таланта в общую копилку укрепления и развития Красноярского края. Каждый из них по-своему уникален, каждый– история, которую мы просто обязаны помнить. Например, в Иланском районе в селе Новогородка с 1949 по 1978 год считают особой вехой в развитии сельского хозяйства. В это время колхозом имени VII Съезда Советов руководил Виктор Петрович Усс. Председателем он проработал более четверти века и оставил после себя слаженное хозяйство и крепкие деревни. За свой организаторский талант Виктор Усс удостоен звания Героя Социалистического Труда. 3 декабря на здании правления бывшего колхоза торжественно открыт мемориальный знак этому настоящему сибирскому труженику.

А в Тюхтетском районе до сих пор чтят медика и хирурга Эрику Генриховну Вальтер (памятная доска этой женщине установлена на здании поликлиники Тюхтетской районной больницы). Немка была сослана в Сибирь в 1941 году. Но именно с появлением репрессированного врача в районе поднялась медицинская служба. Сразу же по прибытии в Тюхтетский район Эрика Вальтер включилась в работу хирургического отделения местной больницы. Она говорила: «Никогда не смогу смириться с понятием безнадежности в медицине. Если у больного есть хоть один шанс на спасение, врач должен помочь человеку реализовать его».

Многие имена, увековеченные мемориальными знаками, уже известны читателям газеты «Наш Красноярский край»: художник Тойво Ряннель (№79 за 2014 год), фольклорист, хормейстер, композитор Константин Скопцов (№90 за 2014 год), дирижер, основатель и вдохновитель Красноярского академического симфонического оркестра Иван Шпиллер (№81 за 2014 год), генерал-майор милиции Григорий Иванов (№84 за 2014 год). О других мы тоже обязательно расскажем.

№ 92 / 682

Ссылки по теме:

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео