А когда было иначе?

Для многих россиян стало неожиданным то, как резко их разлюбил «цивилизованный» Запад. И ладно бы только все ограничивалось одними санкциями. Так нет. С каждым днем правозащитники, наши дипломатические службы за рубежом фиксируют все больше случаев  дискриминации в отношении россиян.

Омбудсмен Татьяна Москалькова приводит факты отчисления наших соотечественников из европейских вузов, увольнения с работы или отказов в приеме, грубостей при обслуживании в магазинах, в ресторанах и такси. На бытовом уровне только за то, что ты русский, тебя могут оскорбить, толкнуть, плюнуть в лицо.

Русские в современной Европе — это евреи XXI века. Это народ, в отношении которого считается легитимным и законным прямое нарушение человеческих прав, — с этим мнением директора Института политических исследований Сергея Маркова трудно не согласиться.

С одним лишь «но» —  а только ли XXI века? Что на самом деле скрывалось за дежурными улыбками европейцев все предшествующие ему годы?

В канун Дня Победы мне удалось достать и прочитать книжку писателя и журналиста Сергея Михеенкова «В донесениях не сообщалось. Жизнь и смерть солдата Великой Отечественной». 30 лет собирал он воспоминания участников той войны. Кому из них конкретно принадлежат публикуемые ниже строки, сказать сложно. Имена и фамилии фронтовиков, с кем удалось пообщаться, Сергей Михеенков дает в предисловии к книге одним списком.

Но мне кажется, это не особо важно.

Под этими воспоминаниями, например, вполне мог подписаться и мой навеки 22-летний дед, командир пулеметной роты Дмитрий Родионович Богданов. Он умер в 1942 году в жутких, нечеловеческих условиях шталага «Гросслазарет» в Славути, на Украине. По свидетельствам очевидцев, которые тоже есть в книге Михеенкова, особым зверством в «Гросслазарете» отличались полицаи и националисты, набранные из местного населения.

В концлагере Торна (современный г. Торунь, Польша. — Ред.) нас было человек восемьсот. Через два месяца осталось четыреста. Остальные умерли. Они нас попросту морили голодом и изнурительными работами. Организм не выдерживал.

А тут случай нам помог. Под Дюнкерком немцы захватили английский десант. Пленных пригнали в Торн. Мы оборудовали для них лагерь. Мы, русские военнопленные — рабочая скотина. Мы должны были работать и умирать. Каждый день – по нескольку десятков. И – в яму! В яму! А пленные английские солдаты и офицеры играли тем временем в футбол. У них было хорошее питание. Они получали от Красного Креста продовольственные посылки: мясные и рыбные консервы, колбасу, печенье, кофе, конфеты, сахар, масло. Все у них было. А некоторые из наших ребят, когда узнали об этом, от одной мысли сходили с ума. Потому что нас кормили баландой из брюквы. И воняла эта баланда как моча кролика.

Я как-то после войны, году в пятидесятом, завел было кроликов. С полгода продержал – нет, не могу! Как, бывало, подойду к клетке – баландой лагерной, брюквой пареной пахнет… Ужасом пахнет. Вывел. Клетки сжег.

Англичанам немцы варили гороховый суп с мясом. Суп этот англичане не ели. Брезговали. Ну, с посылками от Международного Красного Креста, конечно, можно было и побрезговать немецким варевом. Англичане нам отдавали свой суп: им мы за это стирали белье, чинили обувь, шили тапочки. Так что не за здорово живешь получали от них гороховый суп…

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

21 мая 2022
The Show must go on
The Show must go on – «Шоу должно продолжаться». Что общего между знаменитой композицией группы Queen и происходящим на Украине?
17 мая 2022
Воспитание бешеных
Всякий раз наблюдая уже ставший дежурным сюжет о безобразном – а часто и вовсе бандитском – поведении беженцев из одной
15 мая 2022
Евродлинные встречи
Вчера покупал сыр в молочном павильоне на рынке. Сортов и видов – глаза разбегаются, на любой вкус и кошелек. Взял

Советуем почитать