Чем еще мужчине заняться?

Так получилось, что последнюю неделю у меня перед глазами было два имени, две книги, которые хочется читать и перечитывать, восхищаясь судьбами авторов.

Наводил порядок на стеллажах и обнаружил стоящих рядом Урванцева и Миддендорфа, перед которыми преклоняюсь. Не помню, когда держал их книги в руках последний раз, но понимаю, почему они стоят у меня одна возле другой.

Эти великие ученые и путешественники с разницей примерно в 100 лет прошли одними и теми же дорогами и оставили после себя колоссальное научное наследие. Их имена золотом вписаны в историю России и нашего края.

Книга Николая Николаевича Урванцева называется «Таймыр – край мой северный». Кстати, вчера исполнилось всего 35 лет со дня его смерти, он был нашим современником.

И двухтомник трудов Александра Федоровича Миддендорфа – уникальное фундаментальное издание Таймырского государственного заповедника – два дорогих, роскошных фолианта.

Смахнул пыль с книг и поставил их на полку над рабочим столом – в надежде, что сын увидит и возьмет в руки.

Геолог и географ Урванцев стоит в одном ряду с такими исследователями Арктики, как Амундсен, Нансен, Шмидт.

Он был репрессирован, отбывал срок в Норильлаге, реабилитирован. В 1920 году экспедиция Урванцева на западе полуострова Таймыр обнаружила большое месторождение каменного угля. Еще через год им были открыты богатейшие залежи медно-никелевых руд с высоким содержанием платины – здесь потом вырос город Норильск и знаменитый «Норникель».

Внешность обманчива. Этот интеллигент в круглых очочках исходил ногами весь Таймыр и изъездил на собаках архипелаг Северная Земля – последнее «белое пятно» на карте планеты. Он умел завалить из винтовки белого медведя и разделать его, поставить чум, выжить в самый лютый холод. Это был волевой, сильный, жесткий человек, который всегда добивался поставленных целей.

Миддендорф тоже был не кабинетным ученым. Тот еще бродяга и выживальщик, Дерсу Узала отдыхает. Основоположник мерзлотоведения, путешественник, географ, ботаник, натуралист и этнограф. Его описания жизни и быта народов Таймыра великолепны. Во время своей экспедиции в Северную Сибирь в 1842–1843 годах открыл и описал плато Путорана и стал первым исследователем полуострова Таймыр. Отчет Миддендорфа об экспедиции был для своего времени наиболее полным естественно-историческим описанием севера Сибири.

Однажды он чуть не погиб в одной из своих одиночных экспедиций на озеро Таймыр. Сильно заболел. Был крепкий мороз. Есть нечего. Он умирал в пещере, лежа на шкурах. Но потом кое-как выполз оттуда, подстрелил двух куропаток, сварил из них суп, это его и спасло. Вскоре его нашли самоеды.

Примечательно, что через 90 лет в той же пещере спасался и Урванцев. Он дал ей имя Миддендорфа.

Но знаете, что еще объединяет двух выдающихся мужчин кроме общих интересов? И это поразительно. Главные экспедиции своей жизни и великие открытия они совершили, когда обоим было по 27 лет. Вообразите: по 27!

Как там у Байрона?

Нас не смущают в молодые годы

Превратности судьбы и затрудненья,

А зрелый возраст ропщет на невзгоды

И даже порицает провиденье;

Но кто знавал военные походы,

Безумства женщин, кораблекрушенья,

Тот и в шестнадцать лет, и в шестьдесят

Большим житейским опытом богат.

Сегодня некоторые «мальчики» в 27 лет еще за мамину юбку держатся, денежки у родителей тянут и не видят в этом ничего зазорного.

А смыслом жизни здоровых 50-летних мужиков стала бесконечная грызня в соцсетях и тошнотворные упражнения в остроумии. Они «ропщут на невзгоды» и постят кушанья в «Инстаграм».

Измельчал народец.

Или я придираюсь? «Белых пятен» то на карте больше не осталось, все уже открыты и описаны. Чем еще мужчине заняться?

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

14 января 2022
Коварство победы и ценность поражения
Наткнулся на забавный текст, циркулирующий по блогам и сетям как некая «подметная грамота» и разъясняющий, откуда у России так неожиданно
13 января 2022
Чемодан без ручки
Сегодня, 13 января, День российской печати. Новый. Ельцинский, как я его называю. Но поскольку сам-то я журналист далеко не новый,
7 января 2022
Свастика и демократия
Чем бы все не закончилось в Казахстане, наверное, уже последнему идиоту понятно, что самым токсичным словом нашего времени является «демократия».

Советуем почитать