Чем поляки лучше нас

Польша – наш давний, можно сказать, исторический враг, начиная с позднего Средневековья. Число и продолжительность русско-польских войн уступает лишь войнам русско-турецким. Немцы, вопреки расхожему суждению, только на третьем месте.

В государственной и патриотической прессе Польшу кроют на все лады, она и «недоделанная империя», и «подстилка американская», и все русское там ненавидят люто («не нутрят», как сказал бы Оруэлл), власти используют любой подходящий случай, чтобы нам напакостить, и, в общем, всегда готовы назло России отморозить уши…

Понять польский задор по-человечески можно – сначала мы им помешали стать пространнейшей державой «от можа до можа», потом и вовсе лишили независимости почти на два столетия (с кратким двадцатилетним перерывом перед Второй мировой), вот теперь панове наверстывают за все потерянные годы. Говорить о Польше снисходительно, свысока, как говорят о не в меру ретивых шестерках, стало у нас нормой – во многом эта норма обоснованна: то, что творят поляки на полях внешней политики и особенно истории, слишком часто выходит за грань вменяемости.

Но при этом празднике самоудовлетворенности как-то не принято обращать внимание на то, что есть одно чрезвычайно важное поле, на котором недружественный западный сосед нас обогнал, и очень далеко. Имею в виду не уровень жизни (понятие настолько размытое, что очевидная разница понятна только при сопоставлении крайностей, к примеру, условной Скандинавии с условной Угандой), а наши российские потуги стать светочем традиционных ценностей для всего «первого» мира, тонущего в содомских и близких к ним грехах, разрушающего фундаментальные основы семьи, воспитания, морали. Много говорится о том, что на Западе еще есть здравые во всех смыслах люди, вот они-то к нам и потянутся, видя, как мы противостоим греху и заботимся о сбережении народа. В том числе ради этого были приняты недавние поправки в Конституцию.

Однако при столь замечательных целях и благостной риторике достаточно упомянуть несколько важных моментов, которые картину изрядно портят, поскольку взяты из реальности, а не сферы намерений. Россия остается одним из мировых лидеров по числу абортов – около полумиллиона ежегодно, которые, что принципиально важно, делаются за государственный счет. А единственная из ближайших нам стран, в которой, согласно конституции, права человека защищены с момента зачатия, – это именно Польша. У нас любая попытка даже не запретить аборты, а хотя бы вывести их из списка ОМС и, более того, хотя бы обсудить это предложение наталкивается на такой вал просвещенного негодования, что до законодателей эта тема попросту не доходит. А поляки стабильно голосуют за партию «Право и Справедливость», которая внесла поправку о защите эмбриона и не допускает даже намека на саму возможность его законного убийства, за исключением разве что патовых случаев.

В Польше начисто запрещено суррогатное материнство как недопустимая, безбожная форма торговли людьми. В России оно разрешено полностью, и попытки хотя бы высказать мнение, что не по-божески давать матку напрокат, сталкиваются с тем же валом негодования.

Особый предмет гордости наших консерваторов состоит в том, что «радужная» идеология у нас не пройдет. Но поляки и здесь нас опередили, начиная с основ: то, что семья есть союз мужчины и женщины, в их законе значилось задолго до нашего. Что же касается всевозможных содомитских фестивалей, пропагандирующих уважение к соответствующему образу жизни, то поляки в данном смысле совсем «не Европа», тем более что неприятие «новой этики» идет у них из глубин, а не сверху, как у нас. «С 2019 года около ста городов и муниципальных образований Польши подписали постановления, в соответствии с которыми территории этих населенных пунктов объявлялись «зоной, идеологически свободной от ЛГБТ». Эти резолюции носят символический характер и не имеют законной силы, однако и этот жест стал частью более массовой кампании по угнетению ЛГБТ-сообществ в Польше. Депутат от «Права и Справедливости» Пшемыслав Чарнек сообщил журналистам, что «идеология ЛГБТ выросла из тех же корней, что и гитлеровский национал-социализм» (Газета.ru).

Здесь трудно удержаться, чтобы не напомнить – в начале сентября в Екатеринбурге прошла-таки «Неделя гордости», в рамках которой содомиты и сочувствующие проводили мастер-классы, лекции, вечеринки, ярмарку-продажу сувениров и прочей агитпродукции. Наш закон запрещает гей-пропаганду только среди несовершеннолетних, среди прочих – можно. Противные праздновали свой первый маленький триумф, который был сладок еще и тем, что никакие местные власти им палок не совали и никто из консервативных граждан их и пальцем не тронул. А поляки – трогают, да еще как.

Понятно, что Польша не испытала такого разрыва традиции, как Россия: в советское время христианство в ПНР притесняли, но у нас его истребляли и, надо признать, в образовании и в быту истребили начисто – так что возрождать христианскую традицию приходится почти от полного нуля. Так или иначе, полезно помнить, что страна, которая нас активно и деятельно не любит, в некоторых – немногих, но очень важных – моментах значительно лучше нас. Такого рода трезвость хоть как-то защищает от попыток объявлять себя «светочем традиции». Когда обнаружится, что это не так, будет очень неудобно…

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

20 января 2022
Коридор для педофила
Закон об ужесточении наказания для ранее судимых педофилов Госдума приняла сразу в двух чтениях.  По нему будут наказывать  преступников, совершивших
14 января 2022
Коварство победы и ценность поражения
Наткнулся на забавный текст, циркулирующий по блогам и сетям как некая «подметная грамота» и разъясняющий, откуда у России так неожиданно
13 января 2022
Чемодан без ручки
Сегодня, 13 января, День российской печати. Новый. Ельцинский, как я его называю. Но поскольку сам-то я журналист далеко не новый,

Советуем почитать