Пока мы были недовольны этой жизнью, она кончилась

Единственный раз я наблюдал одобрение непопулярных мер правительства прямо из народной гущи – в первых числах января 1991 года, сразу после того, как Гайдар «отпустил цены».

Бредущий на работу народ задерживался у ларьков, рассматривал импортные шоколадки с марсианскими цифрами под ними, и молча уходил; только какая-то женщина сказала: «Ну, с Богом!». И, как написал бы советский газетчик, «в голосе ее прозвучала надежда». Кстати, в те же дни впервые довелось увидеть работающую пивточку без единого человека в очереди, причем пиво – так же впервые – оказалось не разбавленным.

Непопулярные меры на то и существуют, чтобы ими возмущались – особенно, если ни к чему толковому не приводят и все терпение даже благорасположенных и верноподданных уходит в песок.

Однако, уже в то время, бывший советский человек распробовал всю сладость осуждать, протестовать, обличать, выводить на чистую воду и пр. тех, кто рядом и особенно тех, кто выше. Еще вчера приветствовались только «слова благодарности», «глубокое понимание» и мелкая критика деятелей на местах, а теперь – все можно делать наоборот, и тебя не только не посадят, но поддержат и даже полюбят. Правда, технические возможности для широкого публичного обличения через СМИ были ограничены – из потоков бумажных писем, на бумажную же полосу попадали единицы. Но интернет, как мистер Кольт, всех уравнял в правах. И кроме того – поднял саму тематическую планку до неимоверных высот: пишущие не только возмущались вполне реальными несправедливостями, мерзостями и ужасами в собственной или соседской жизни, но стали мыслить абстрактно, глобально и, самое главное, уверенно.

Теперь даже в серьезных изданиях цикл читательских комментариев под статьями обычно начинается с утверждения, что автор дурак, это само собой разумеется, и вообще непонятно, как таких земля еще носит. После, конечно, встречается умное и дельное, но только лишь встречается…

Причем речь не о тех самых непопулярных мерах, а вообще и обо всем: политике, экономике, войне, космосе, коррупции, налогах, религии, философии, искусстве, молодежи, дружбе, еде… Традиция «критически мыслить» настолько окрепла, что даже из рук вон популярные меры встречаются с прищуренным глазом и четко улавливаемым подтекстом «где-то ты меня кидаешь». Помню, учреждение материнского капитала сопровождалось многочисленными однотонными возгласами «что на эти 250 тыщь купишь!» и утверждениями, что сейчас отдельные народности начнут плодиться с пулеметной скоростью, лет через десять завоюют всю страну, и вообще все это было специально задумано, чтобы нас со свету сжить. А непопулярные меры – праздничная пища для критических, апокалиптически настроенных умов, которые, как булгаковская Дарья Петровна, в точности знают ужасный конец. («Истинно говорю вам: 4 мая 1925 года Земля налетит на небесную ось!»)

Загляните в Сеть – там сейчас подлинный разгуляй по известному всем поводу – и «людоеды», и «делигитимация власти» и, конечно же, «а я ведь предупреждал».

Анализировать «народное» наполнение интернета – то же самое, что составлять общую справку о состоянии воды во всех четырех океанах. Там, именно, как в океане, есть все. В том числе и «славься, славься!», куда ж без него… Однако, облик коллективного персонажа, видящего везде подвох и мерзость, разбирающегося абсолютно во всем, предельно требовательного к окружающим, особенно высшим, и совсем нетребовательного к себе, и потому всегда и всем недовольного – один из самых ясных и долгоживущих образов нашего виртуала. Да, кстати, и не только нашего.

«Британские ученые» ведь уже давно установили, что девять из десяти слов, высказанных в интернете, не будет произнесено вживую и, тем более, в лицо – хотя бы потому, что можно в лицо же и получить, только в свое.

Доступность глобальной связи и анонимность позволяют сливать мегатонны дурных эмоций. Повод неважен, а связь с разрешением реальных проблем в принципе отсутствует, поскольку ими занимаются не всезнающие анонимы, а вполне живые люди со слабостями, к тому же – хоть в какой-то степени – отвечающие за слова и поступки. Угодить анониму почти невозможно, они это знают, и особо не стремятся… И аноним не стремится: проклиная, поучая, обличая и стеная, по-моему, в глубине души он собой доволен.

В завершении приведу замечательный афоризм неизвестного автора, выловленный все в том же виртуальном океане: «Пока мы были недовольны этой жизнью, она кончилась». Беда в том, что недовольство жизнью, считавшееся грехом, теперь приняло отчетливые формы добродетели.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

20 января 2022
Коридор для педофила
Закон об ужесточении наказания для ранее судимых педофилов Госдума приняла сразу в двух чтениях.  По нему будут наказывать  преступников, совершивших
14 января 2022
Коварство победы и ценность поражения
Наткнулся на забавный текст, циркулирующий по блогам и сетям как некая «подметная грамота» и разъясняющий, откуда у России так неожиданно
13 января 2022
Чемодан без ручки
Сегодня, 13 января, День российской печати. Новый. Ельцинский, как я его называю. Но поскольку сам-то я журналист далеко не новый,

Советуем почитать