Меню Поиск
USD: 77.03 -0.74
EUR: 91.34-0.21

Провокаторы и дети

Автор: Александр Григоренко

Суд продлил арест 18-летней Анне Павликовой, чем спровоцировал серию выступлений в ее защиту. Появились петиции, статьи в больших газетах, и не только оппозиционных.

Выпустить Анну и Марию Дубовик, девушку почти того же возраста и проходящую по тому же делу, просят не только «люди с прекрасными лицами», но и такие «столпы режима», как Маргарита Симоньян и уполномоченная по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, призвавшая заменить им камеру на домашний арест. Также группа депутатов Госдумы направила письмо генпрокурору с просьбой проверить законность возбуждения дела.

А дело это очень серьезное – организация экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК РФ) с целью насильственного изменения основ конституционного строя. Вместе с Аней и Машей под следствием десять человек, из которых четверо – под домашним арестом, остальные – под стражей. Сидят они с марта, то есть почти полгода.

Главный момент, вызывающий сейчас дискуссии, – о пределах дозволенного государству и гражданину. Он заключен в самом сюжете этой истории, который, согласно единственной и пока никем не опровергнутой версии, заключается вот в чем. Группа молодых людей «чатилась» в Сети на тему «как все плохо, сколько в мире несправедливости, какая власть ужасная и пр.» – т. е. занимались обычным для таких мест занятием. Наконец один из участников чата предложил встретиться, а при встрече – объединиться в организацию. Он же придумал ей название – «Новое величие», по собственной инициативе написал политическую программу, в которой была обозначена вышеупомянутая цель – борьба с властью и свержение оной, а потом, как уверяют, всех сдал, поскольку был штатным сотрудником одной из спецслужб в роли внедренного провокатора. Сейчас этот гражданин выступает как свидетель. Об остальных – см. выше.
За краткое время молодые люди (а Павликова и вовсе несовершеннолетняя на момент задержания) ничего особенного натворить не успели – участвовали в каких-то мелких акциях протеста, выезжали за город тренироваться в стрельбе из карабина, собирались покупать полевую форму… Сейчас над ними в сетях смеются. И в общем-то понятно, что организация была обречена на провал по причине очевидной глупости своего появления на свет.
Но никем не опровергнутая тема создателя-провокатора оставляет множество вопросов. Внедрение – одна из технологий борьбы с терроризмом, это все знают. И провокация – тоже технология.

Но, вот, например, Сергей Худиев, известный богослов и публицист абсолютно антилиберальной направленности, тут же вспоминает Петра Верховенского, одного из главных героев романа «Бесы», – он выступает в роли провокатора, змея-искусителя, вовлекающего нестойких, отчасти глупых людей в революционную организацию, а потом и в преступление. Не будь Верховенского, возможно, эти люди так до самого конца своего ругали бы шепотком власть, восторгались крамольными идеями, но не вошли бы в преступную организацию и тем более не совершили бы убийства.
С «Новым величием» до кровопролития, слава богу, не дошло, но ситуация почти та же, особенно если учесть, что молодости свойственно «быть поперек». Теоретически организация могла дозреть и натворить что-то серьезное, и потому спецслужбы правы. Но, пишет Худиев, у этой методики есть один некрасивый побочный эффект – разрушение доверия к государству. Говоришь ты с человеком «за жизнь», а он может оказаться провокатором.
В противоположном лагере вопросов вообще нет никаких, там заранее ясно, где добро и зло. «Дети являют невосторженный образ мыслей, и это все… Арест и суд над показательно невиновными тинейджерами – показательно античеловеческий спектакль» (Григорий Ревзин, спецкор «Коммерсанта»).

В общем-то, надо бы уже перестать удивляться существованию людей, которые очень трепетно относятся к тем, кто нас убивает, и злобятся при всякой нашей попытке защитить себя – этому явлению без малого два века.

Однако Худиев, по-моему, не прав в одном: между «невосторженным образом мыслей» (восторженный, кстати, еще пошлее) и политической программой, в которой будто специально для суда прописаны все крамольные пункты, есть довольно значительное пространство. Такое же примерно, как между мечтой ограбить банк и ограблением банка – пусть неудачным и смешным. Даже если предлагающий пойти на дело будет провокатором, от остальных требуется согласие участвовать и действие – а это уже волевой акт, и за него человек отвечает перед законом.

Если с банками населению худо-бедно понятно, что к чему, то по части «экстремизма» все далеко не так. Это даже не пресловутые репосты и картинки, с которыми правоохранители и вправду далеко шагнули за пределы разумного и которые – отдельная тема. К тому же вряд ли можно говорить о доверии между государством и гражданином, который собирается насильственно переменить его строй. Это уже что-то из области невидимой войны.
Полиция давно предупреждает нас о мошенниках, предлагающих участвовать в сомнительных сделках, призывает не поддаваться на их уловки и, если что, – звонить, но по части политических провокаций почему-то никакой разъяснительной работы нет.
В сети ехидничают, что провокатор-основатель «Нового величия» теперь получит звездочку на погон и премию. Возможно, да – получит. А мог бы получить выговор за провал задания, если бы предупрежденные граждане разбегались бы от него, как от вшивого, при первом же заикании о «политической программе», «боевой организации» и «свержении режима». Об этом почему-то не говорят.

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео