Меню Поиск
USD: 73.00 +0.28
EUR: 85.68+0.47

Тоска по фюреру

Автор: Александр Григоренко

Спустя шесть лет после премьеры дошла до меня нашумевшая в Европах книга немецкого литератора Тимура Вермеша «Он снова здесь».

По жанру это своего рода сатирическая фантастика о Гитлере, который, как оказалось, не застрелился, а необъяснимым образом законсервировался и очнулся в 2011 году в кустах берлинского дворика, где местная пацанва гоняла мячик.

Хотя расконсервировался фюрер при челке и усиках и в знакомой, к несчастью, всему миру форме – пусть замызганной и с оторванным рукавом, – детишки, которых он поначалу принял за представителей младшего отделения гитлерюгенда, его не узнали и закричали: «Эй, зырь! Чё за бомж?»

А вот взрослые – узнали. Начиная с приютившего вождя нации владельца газетного киоска и заканчивая телевизорной богемой и партийно-политической элитой современной Германии. Правда, приняли его, конечно же, не за настоящего Гитлера, а за гениального актера-двойника, вошедшего в образ до невозможности из него выйти.

Но Гитлер был настоящий, говорил и думал по-настоящему; приглашенный в популярную юмористическую программу, за короткий срок и без единой шутки он покорил многомиллионную телеаудиторию, а в финале главы парламентских и непарламентских партий наперебой начинают ему звонить и предлагать членство.

Хотя текст пересыпан напоминаниями о прошлых злодеяниях персонажа, и сам роман, как сказано в одной из рецензий, обличает «одержимость общества средствами массовой информации», все это не отменяет главную особенность книги - Гитлер в ней чертовски привлекателен.

Причем не только для всех прочих персонажей романа, среди которых у фюрера не нашлось ни единого стоящего антагониста (за исключением четверки безликих гопников в финале), но и для читателя, которого – опять же, несмотря на всю историческую подложку - затягивает обаяние личности.
Это очень коварная книга – читатель рискует стать соучастником, - предупреждает цитата из Die Welt  на обложке, и правильно, кстати, делает.
Представьте, как в среде людей, расхристанных внутренне и внешне, так, что пол не всегда различишь, тщеславных до безобразия и оттого трусливых, зашуганных множеством либеральных «нельзя», легковерных, пьющих, не понимающих, зачем живут, вдруг появляется господин – изысканно вежливый без заискивания, наделенный исключительным самообладанием, решительный и смелый без пустой бравады, знающий, куда идти ему и всем остальным немцам, умеющий словом, тихим, но точным, привлечь к себе и телевизионного босса, и партийных вожаков, и мамашу с коляской, и даже старушку-еврейку, чьи родственники сгинули в газовой камере…

В финале возродившийся Гитлер уходит в гущу германской политики под лозунгом «Не все было плохо», и весь пафос романа склоняет к тому, что все у него, этого «выдающегося» господина, должно получиться, ибо других выдающихся там нет.

Рассчитывал ли автор на такой эффект – в точности не знаю, но эффект бесспорно есть.  Книга издана миллионным тиражом, переведена на 15 языков, экранизирована, однако успех – причем любой – объясняется не только увлекающим сюжетом и юмором.

Надо задеть некую «струну» в глубине масс, которую чаще всего не называют прямым текстом. Но я не немец, мне можно. Струна эта – вовсе не пресловутое «переписывание истории» (она там уж на десять раз переписана), а тоска по вождю.

Массовая, всегерманская. А может, и всеевропейская тоска  по такому вот парню, который придет и сломает вопиющие несуразицы вроде засилья мигрантов, содомитов, экоэкстремистов и прочего единственно правильного, на что даже искоса глядеть запрещено.

То есть в обабившемся политикуме и обществе появился некий запрос на мужской элемент. Некая женская тоска по сильному плечу, воспетая мадам Аллегровой. Если это Гитлер – пусть будет Гитлер, ведь «не все было плохо», как выясняется…

Все-таки последний суверенный немецкий лидер, а такое не забывается. К тому же там давно пришли к согласию, что «плохо» касается только евреев и самих немцев, которых следовало бы поберечь, а не гнать скопом на войну, – все прочее «плохо» сотворил сами догадываетесь кто.

Вообще есть уверенность, что «германское покаяние» за зверства на восточном фронте – по большому счету, сочинение наших европообожателей. На самом деле - ничего подобного. Кто сомневается, отыщите в интернете западногерманский фильм «Собаки, вы собираетесь жить вечно?», где  милейшим ребятам из вермахта в Сталинграде противостоят человекоподобные обезьяны со звездами на шапках. Снят он в 1959 году, когда многие уцелевшие участники событий были не только живыми, но даже и не старенькими. И это ведь только один фильм…

Так что относительно нас никакого внутреннего барьера нет: новый фюрер, в крайнем случае, не будет повторять ошибок предыдущего.

Несколько успокаивает то, что тоска по сильному плечу так и останется тоской и будет воплощаться только в таких вот книжках.

Тот книжный фюрер не видел, как немецкие мужички, одевши короткие юбочки, будут фланировать группами по улицам, выражая свое несогласие с изнасилованием 650 немок в г. Кёльне выходцами из Северной Африки во время новогодних каникул 2016 г. Увидел бы - наверное, передумал бы «спасать Германию». Такое не спасается.

Комментарии:

Роман

06 Июн '2021 15:44
Максим, а нам есть за что любить немцев?

Роман

06 Июн '2021 15:44
Максим, а нам есть за что любить немцев?

Максим

04 Июн '2021 15:45
Какая убогая статья. Просто набор штампов и ненависти в сторону немецкого народа, да ещё и прекрасное выражение о соотечественниках в никому неизвестном фильме: "Человекоподобные обезьяны со звездами на шапках" - да вы превзошли Рейх
Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения




Свежий выпуск

Видео



Решаем вместе
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!