На страже истории. Зачем построили крепость Пор-Бажын?

Уйгурский островной форт в Туве по сей день волнует воображение историков и археологов

На страже истории. Зачем построили крепость Пор-Бажын?
На страже истории. Зачем построили крепость Пор-Бажын?
Фото Елены Белоусовой

Крепость Пор-Бажын в Туве издавна привлекала внимание мирового научного сообщества. Никто до сих пор не дал внятного ответа, зачем потребовалось фортификационное сооружение в месте, где практически не живут люди, нет проходимых дорог и никогда не было торговых путей. При этом исследований проведено не так уж и много в первую очередь из-за труднодоступности территории. Поэтому мы и решили посмотреть, что же прячется за глинобитными стенами посередине тувинского озера.

Тере-Холь

Озеро Тере-Холь расположено высоко в горах восточного хребта Танну-Ола в нескольких километрах от российско-монгольской границы. Озеро небольшое – около 40 квадратных км, однако само по себе имеет огромное значение не только для Тувы, но и для всей Енисейской Сибири. Именно здесь находится енисейский водораздел – место, откуда берет начало великая река, давшая название региону. Точнее, в тере-хольском леднике зарождается Каа-Хем – Малый Енисей, он встречается со своим Большим братом Бий-Хемом в Кызыле, и вместе они формируют полноводный Улуг-Хем — Великую реку, которая ниже Саяно-Шушенской ГЭС уже именуется Енисеем.

Река Балыктыг-хем. 

Правда, в Тере-Хольском районе первые сто км Каа-Хема называются иначе – Балыктыг-хем. Название говорящее: «балык» на тюркских языках означает «рыба». Действительно, рыбы и в озере, и в большинстве впадающих и вытекающих рек огромное количество. Не меньше здесь и дичи. Так что чаще всего Тере-Холь посещают рыбаки и охотники. Мы и сами не удержались: за час рыбалки легко выловили 13 больших щук.

Раньше больше людей сюда приезжало. Озеро стоит на огромном леднике, на сто метров вниз под ним – вечная мерзлота. Поэтому здесь местные делали «холодильники» — рыли ямы и хранили в них мясо, молочные продукты. А потом что-то случилось, и ледник начал таять, теперь до льда далеко копать, — рассказал наш проводник Демир.

Неподалеку от озера располагается районный центр Кунгуртук – единственное село на 200 км вокруг. Как село оно образовано в 1949 году, однако жили здесь люди очень давно. Название переводится как Дом солнца («хун» — солнце, «гурт» — юрта, дом). Село не маленькое: около 1 500 жителей. Люди занимаются скотоводством, однако из-за обилия солнечных дней здесь, несмотря на горный климат, вызревают картофель, морковь и помидоры. А лук собирают дикий: здесь его немерено.

В деревне есть районная больница, школа, множество магазинов, генератор, сотовая связь. Проще всего добираться сюда, конечно, по воздуху, но в летнее время можно по стокилометровой дороге на УАЗах или «Уралах». На иномарках, даже самых проходимых, лучше не соваться: если сломается, негде будет взять детали, а УАЗик есть в каждом дворе.

«Урал» и УАЗ — самый популярный транспорт в тувинских горах. 

Дорога в Кунгуртук начинается в Эрзине, расположенном в пустыне на монгольской границе. Здесь далеко не все говорят не только по-русски, но и по-тувински, в ходу монгольский диалект. Именно отсюда, из песчаного царства верблюдов и сарлыков (местные овцебыки), начинается многочасовой подъем в горы, к Тере-Холю.

В принципе, до Кунгуртука дорога неплохая, если не считать двух перевалов. Один из них – Нарын – находится на высоте 2 520 метров. Это десятикилометровый подъем и спуск, проходящий прямо по хребту горы: справа и слева от дороги – полукилометровые обрывы. Несмотря на это, движение оживленное: лето – единственная возможность доставить в Тере-Хольский район необходимые продукты, лекарства, ГСМ и разные товары.

Иногда русло реки — самая простая дорога. 

Наш «Урал» местами игнорировал труднопроходимую дорогу и упорно лез вверх по руслам многочисленных рек – это значительно ускоряет путь. Поэтому уже через десять часов мы достигли первой цели нашего путешествия – крепости Пор-Бажын.

Пор-Бажын

На озере находится около десятка островов. Озеро мелкое, и, по идее, между островами можно было бы вброд ходить, но дно очень илистое и топкое. К тому же, местами со дна бьют ледяные ключи: местные говорят, если набрать эту воду, она не закипает. Поэтому к крепости мы добирались на лодке.

Остров прямоугольный и полностью повторяет очертания крепости: 200 на 160 метров. Как утверждают археологи, изначально глиняные стены достигали не менее 10 метров в высоту и столько же в ширину. Вход в крепость находился между двух сторожевых башен, подъем к которым осуществлялся по мощеным каменным насыпям.

В центре сооружения находились храм (вероятно, буддистский), по бокам от него два больших здания, а по периметру – еще 26 небольших комнат, в которых, предположительно, проживали слуги или воины. Центральные здания имели в основании несколько деревянных и гранитных колонн, до наших дней от них остались только обломки.

Тувинцы о существовании Пор-Бажына (в переводе – «глиняный дом») знали издревле. Это место всегда считалось шаманским: простым смертным посещать его не рекомендовалось, тем более ночевать на острове. Говорят, многие шаманы приходили сюда умирать.

А вот начало изучению археологического объекта дал гениальный топограф – тобольский дворянин Семен Ремезов, который за свою не слишком долгую жизнь умудрился составить в XVII веке первый географический атлас огромной территории – «Чертежную книгу Сибири». Только местным богам известно, откуда он добывал информацию, но именно Ремезов первым указал расположение крепости на карте и дал ей характеристику: «Город каменный старой, две стены целы, две развалили, а котора города — того не знаем».

С тех пор в изучении этого места ученые не особо продвинулись. В середине XIX века сюда состоялась первая экспедиция под руководством археолога Дмитрия Клеменца. Именно он первым предположил, что строилась крепость во времена уйгурского каганата, примерно в середине VIII века нашей эры. И только сто лет спустя повторное исследование провел советский археолог Севьян Вайнштейн, подтвердивший теорию Клеменца.

Очередной этап исследований крепости инициировал уроженец Тувы Сергей Шойгу. В 2007–2009 годах Русское географическое общество снарядило на Тере-Холь огромный десант археологов, студентов, этнографов, гидрологов, историков и других ученых. Собранные ими данные сегодня считаются наиболее полными и достоверными. Археологический лагерь на побережье озера даже посетили президент Владимир Путин и принц Монако Альбер II, что способствовало росту интереса к загадкам Пор-Бажына в мировом научном сообществе.

Что же было обнаружено? Не так уж много. Самое ценное – это настенные фрески с буддистской и древнетюркской символикой и руническими письменами, обожженная черепица со свастикой, изучены глиняные кирпичи и каменные мостовые, раскопаны помещения и переходы между ними. Но никаких человеческих останков, оружия, одежды – ничего, что помогло бы сделать вывод о предназначении крепости, не найдено. Только пара женских украшений и детали кухонной утвари.

Остатки каменной мостовой. 

Члены экспедиции опирались не только на собственные домыслы, они активно опрашивали старожилов Кунгуртука. Именно местные жители подсказали, что по дну озера проходит широкая каменная мостовая, есть несколько оборудованных водозаборных источников и одна могила. Могилу раскопали: там нашли останки европейского мужчины в кольчуге и обломки рыцарского оружия. Вероятнее всего, это был случайный воин-путник, предположительно, пришедший со стороны Китая или Ирана и нашедший свою смерть в тувинских горах.

Так зачем все-таки построена эта крепость? Что и от кого здесь охраняли или прятали уйгуры до того, как их вытеснили из этих мест воинственные кыргызы? На этот счет существует несколько основных версий.

Версия № 1. Военная застава

Сама по себе крепость вовсе не оригинальна: подобных уйгурских сооружений на севере и западе Тувы насчитывается около 15. Вот только с ними все понятно: их строили в начале IX века как раз для защиты от набегов кыргызов. А Пор-Бажын построили лет на 200 раньше, когда с кыргызами и вообще ни с кем международных конфликтов у уйгуров еще не было. К тому же, место изначально было не просто пустынным, а диким: ближайший торговый путь, который теоретически могли бы грабить, проходил на тысячу километров южнее.

Стены сооружения имеют основание в 10 м толщиной. 

Но при этом: крепость находится посередине озера; чтобы ее построить, камни и глину надо было везти издалека; построили быстро, значит и строителей было немало… Куда же все делись и почему покинули это место? Ведь не найдены не только человеческие, но и звериные останки. Также после воинского гарнизона должны были остаться какие-то элементы оружия и упряжи.

Версия № 2. Тюрьма

Военных действий в этих местах не было, значит, логично предположить, что за десятиметровыми стенами не прятались, а что-то прятали. Это могли быть как материальные ценности, почитаемые святыни, так и, например, особо опасные преступники. Для темницы – место идеальное: убежать, конечно, можно, но некуда. Кругом озеро-болото, дальше тайга с ордами разнообразных хищников, температура колеблется от +50 летом до –50 зимой. Кандалов и цепей не нашли – а зачем они здесь? Так что тюрьма — вполне рабочий вариант.

При строительстве использовались большие гранитные кирпичи. 

Версия № 3. Монастырь

У этой версии очень много сторонников, особенно среди тувинцев. Они полагают, что здесь строился монастырь по типу Шао-Линя, в котором уйгуры намеревались воспитывать монахов-воинов для руководства военными подразделениями. Якобы успели только подготовить помещения, а потом то ли землетрясение, то ли сошедший сель не позволил эксплуатировать крепость.

Черепицу производили прямо на месте строительства. 

В пользу этой версии говорит и схема постройки, и особенно роспись стен: именно так строились и украшались древнейшие монашеские обиталища на территории Китая и Монголии. К тому же, какая-то природная катастрофа все же была: стены сохранили следы как пожаров, так и разновременных иловых наслоений.

Версия № 4. Мифологическая

Эта версия полностью опирается на тувинскую легенду. Тогда никакого озера еще не было. Жил здесь когда-то хан по имени Эльчиген, что переводится как «ослиные уши». С помощью подчиненных он построил в долине Каа-Хема крепость, чтобы провести свои дни в одиночестве, так как очень стеснялся своей внешности. Но строители проболтались, и к жилищу хана потянулись любопытные, чтобы посмотреть на уродливого правителя. Хан разозлился и разрушил один из родников в крепости. Хлынувшая вода затопила долину, так образовалось озеро Тере-Холь. Многие постройки оказались под водой, а сама крепость сохранилась, поскольку была на возвышенности.

В 2007 году к острову был проложен 1300-метровый мост, но сейчас он разрушен. 

Многие современные ученые видят в этой легенде рациональное зерно. Скорее всего, строительство крепости велось действительно не на озере, а на суше. Это подтверждают многочисленные архитектурные находки на дне водоема. А вода прибыла сюда в результате природного катаклизма, например, землетрясения.

Версия № 5. Дача

Эта версия подтверждается некоторыми китайскими источниками. В середине VIII века уйгурский хан Баян-чор помог китайской императорской династии Тан в подавлении восстания в Монголии. В благодарность китайцы отдали ему в жены принцессу Нинго. Чтобы особе королевской крови комфортнее жилось с дикими кочевниками-уйгурами, китайцы построили для нее резиденцию – подальше от территорий военных конфликтов и в живописном месте.

Версия № 6. Едем дальше

Итак, чем больше люди изучают Пор-Бажын, тем больше возникает вопросов по поводу предназначения крепости. Наша экспедиция далеко не научная, но путешественники мы опытные, и, конечно же, свои предположения у нас тоже появились. Но чтобы проверить их, надо было двигаться дальше – примерно на сто километров в горы.

Об этом – в следующий раз.

Фото Анастасии Мининой 


Читать все новости

Видео

Фоторепортажи

Также по теме

28 февраля 2021
Елена Исинбаева: «Енисейская Сибирь – это любовь с первого взгляда»
Семикратная чемпионка мира по легкой атлетике, двукратная победительница Олимпийских игр Елена Исинбаева побывала в Красноярске на форуме студенческих спортивных клубов
17 июля 2018
Молодежь трех регионов примет участие в этнографическом путешествии
В Республике Тыва стартовал молодежный этнографический тур «Дети одной реки» по маршруту Тыва — Хакасия — Красноярский край. В Тыве
20 мая 2024
В Тыве после четырехлетнего перерыва возобновляется музыкальный фестиваль «Устуу-Хурээ»
XXI Международный фестиваль музыки и веры «Устуу-Хурээ» возвращается на тувинскую землю. Соответствующее решение о его проведении стало возможным благодаря поддержке