А играли мы в лагере…

А играли мы в лагере…


Татьяна Васильевна Гавриленко, волей случая оказавшаяся жительницей Орье, всю свою жизнь связала с этими местами. На ее глазах произошли взлет и падение леспромхозовского поселка. Здесь же родилась ее семья, прошла вся трудовая жизнь. Этот поселок – ее жизнь, судьба и биография.

Шла осенняя пора. Снежком припорошило землю, но сильных холодов еще не было. Стайка первоклашек, не дождавшись старшеклассников, весело шла домой. Дорога от Ильбинской школы до 3-го отделения не очень дальняя, уроков немного и ждать старших ребят малыши не стали. Шумная ватага, обсуждая последние новости, на местные красоты не обращала никакого внимания. А зря! Неожиданно дети замолчали – перед ними стоял волк! Это только в сказках бывает, что волк вступает в длинные разговоры со своей жертвой, а здесь было не до рассуждений. То ли деревенская смекалка сыграла, то ли инстинкт самосохранения, но маленькие дети, ни разу в жизни не видевшие хищника так близко, встали вкруг. Встали спина к спине, глядя в глаза смертельной угрозе. Криками и сумками отгоняли дети волка, который им, может, от страха, а, может, от их маленького роста, показался очень большим. Наудачу оказался недалеко всадник – мужчина на коне. Он-то, услышав крики детей, и отогнал от них кнутом хищника. Для отца маленькой Тани, это происшествие стало потрясением. Недолго думая, он поехал в поселок Орье, устроился на работу в создававшийся в то время леспромхоз и в ближайшие выходные перевез туда семью. Так началась новая жизнь.

Гавриленко Т.JPGПервую зиму пришлось зимовать в «финском» домике – жилище, «утепленном» стружкой, явно не рассчитанном на суровые сибирские морозы. Отец за ночь несколько раз подкидывал в печурку дрова, но теплей от этого не становилось, и возле каждой кровати вместо тапочек стояли валенки. «Как мы пережили ту зиму – вспоминает Татьяна Васильевна, — я не знаю!» Но школа была рядом, ее посещали практически в любые морозы. С крошечными классами, выстроенная из бывшего барака, она готова была принять всех детей. А их становилось все больше и больше. На базе лагеря создавался леспромхоз. Стране нужна была древесина! И в поселок на заработки отовсюду съезжались люди. В поселке также жили семьи тех людей, которые находились по ту сторону от колючей проволоки. Их дети ничем не отличались от своих сверстников – все вместе ходили в школу, играли и дружили. Первый год, когда семья Татьяны Васильевны переехала в Орье, на вышках лагеря стояли часовые. Затем охрана исчезла. Заключенные вместе с «вольными» занимались заготовкой леса. Бывшие заключенные становились рядовыми рабочими. «А мы – дети, -рассказывает Татьяна Васильевна,- устраивали свои игры на территории бывшего лагеря». В поселке той поры жили люди со всей страны (их называли «вербованные», но они не обижались), бывшие заключенные, и приехавшие на работу из Саянского района. Это никак не сказывалось на жизни поселка – преступности почти не было, дома на замки не закрывались.

Шло время. В Орье появились новая школа, клуб. Появились магазины, в которые за продуктами приезжали со всего района, детский сад и ясли. Леспромхоз был на высоте – план по заготовке леса всегда выполнялся. Государство, в свою очередь, никогда не забывало о людях. Отличное снабжение, приличные зарплаты, забота о быте и досуге рабочих всегда были в приоритете поселков лесозаготовителей. Сносились бараки, строились новые дома – возникали целые улицы.

Татьяна Васильевна к тому времени и сама стала учительницей — преподавала в Орьевской школе и училась заочно в институте. Этой школе она отдала 37 лет своей жизни. Вышла замуж, родился сын. Жизнь в поселке кипела и радовала. О людях той поры вспоминается только хорошее. Рабочие трудились на совесть, зная, что их труд будет оплачен достойно. «Уже будучи депутатом ощутила, с какой ответственностью руководители относились к поселку, — рассказывает Татьяна Васильевна. — В канун Первомая все улицы были чистые (все под метелочку), палисадники с тротуарами стояли как по ниточке. И обязательно, чтобы у каждого дома труба была побелена! Уже во всем этом ощущался праздник». Рос поселок, росли дети. Жизнь была спокойной и надежной.

Все это исчезло вмиг, как по велению злой волшебной палочки. Древесина оказалась никому не нужной, а кому она была нужна, тот не хотел за нее платить. Леспромхоз начал хиреть на глазах. Люди терпели до последнего в ожидании, что жизнь наладится. Но всему есть предел. Народ, проживший в поселке не один год, начал разъезжаться. Молодежи без работы здесь тоже делать нечего. Остались лишь пенсионеры и люди, которые могут жить за счет реки и тайги.

«Вот так и пронеслась жизнь! — говорит в заключение рассказа Татьяна Васильевна. — Но жить надо. Мы вот с мужем за лето во дворе кое-что починили-построили, чтобы не хуже, чем у людей было».

И стоит «прихворнувший» поселок, на берегу красавицы реки в окружении тайги, его породившей. И такая кругом благодать!

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
21 октября 2015
Историей становится война, уходят в книги все ее солдаты
В юбилейный год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, и что особенно символично, в год литературы, в красноярском
Без рубрики
21 октября 2015
Стелятся дороги километрами
Сегодня в нашей стремительной жизни очень важна скорость, в том числе и скорость передвижения. Кто-то пользуется для этого личным автомобилем,
Без рубрики
21 октября 2015
Есть такая профессия – Родину защищать
«Ух ты! Можно попробовать? Я тоже обязательно стану военным, когда вырасту!»  Пожалуй, такая твердая уверенность мальчишки в своем будущем говорит