Из старого барака – в новый барак

Из старого барака – в новый барак

Одно из приоритетных направлений, которое находится под личным контролем президента, – это выполнение программы по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья в новое.

Проблема, можно сказать, нескончаемая. Ничто не вечно под луной, и любое строение тоже имеет свой срок. Как ни прочны египетские пирамиды, но и их за тысячелетия изрядно потрепали песчаные бури и дожди. Что уж говорить про бараки, возводимые в разные десятилетия как времянки, но отслужившие людям в несколько раз больше, чем предусматривалось изначально. Пока переселяют людей из одной ветоши, до дряхлого состояния дозревают более поздние строения. И так будет всегда.

По России бараков – ещё видимо-невидимо, а по канонам сопромата уже пришёл конец службы и хрущобам, исполненным из полого кирпича, который оказался недолговечным. Впитав в себя осеннюю влагу, которая с наступлением морозов превращается в лёд, кирпич начинает крошиться, когда приходит оттепель. Стены теряют прочность. И металлические детали, крепящие плиты панельных домов, ржавчина ест. Пока придумана технология опоясывать такие здания, как бочки, железными обручами, но это тоже временная реанимация. А сколько по стране панельных детских садов, школ, больниц? И всё ждёт своей очереди на замену более прочными строениями.

Деньжищи государство выделяет на спасение граждан из аварийных домов огромные. Но слишком длительным был период, когда эту проблему не трогали. Начиная с 2002 года, когда была принята государственная программа «Жилище», послужившая основой национальному проекту обеспечения граждан России доступным жильём, финансирование в этом направлении увеличивают с каждым годом. Плюсом к этому идут ещё и региональные программы. В Красноярском крае в наиболее благоприятные годы из средств краевой казны во многих городах и сёлах возводили типовые 16-квартирные дома для переселения граждан из ветхого и аварийного жилья. В телевизионных новостях показывали, какую радость испытали новосёлы, получив квартиры.

Радости и разочарования

Качество работы ачинских подрядчиков всегда вызывало у «счастливчиков» массу нареканий. В нашем городе есть 110-квартирный дом, построенный по этой программе. Есть несколько более скромных по количеству квартир. Радость новосёлы испытали, только когда один из застройщиков перепланировал типовой проект к лучшему: не ущемляя интересы переселенцев, пристроил к зданию апартаменты и для своей семьи. Сработал домик так, что соседям не стыдно в глаза смотреть.

Рядом с этим стоит другой. Новосёлы хлебнули в нём сполна: отсыревшие стены, «плачущие» окна, шаткие полы, масса более мелких недоделок. С одной стороны, надо ли удивляться, что бизнесмен, строя на свои деньги дом, но зная, что его выкупит государство, осваивает бюджетные деньги на совесть? А с другой – кому-то совесть или её отсутствие позволяют плохо возводить дома, строить дороги, благоустраивать дворы, содержать в чистоте улицы и тротуары.

Горьким разочарованием обернулось новоселье для переселенцев из бараков в дом № 84 по улице Полевой. По программе его должны были сдать в эксплуатацию ещё 25 декабря 2014 года.

Но осенью объект посетила группа активистов Общероссийского народного фронта из регионального отделения Красноярского края. Здание тогда только-только начинало возвышаться над нулевым циклом. Прораб прямо заявил проверяющим, что срок нереален. Ответ «фронтовиков» прозвучал однозначный: «Это недопустимо. Будет считаться, что Ачинск не выполнил обязательства по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья на 2014 год. Федеральной программой не предусмотрен перенос освоения средств на следующий».

Если уж удалось войти в государственную программу и получить средства, прими меры исполнить всё на высшем уровне. Тема продолжает оставаться на контроле «фронтовиков». Именно по их наводке сотрудник редакции отправился узнать, насколько комфортно чувствуют себя новосёлы последнего по программе 2014 года дома, есть ли повод для вмешательства активистов. К тому же в данное время все региональные отделения ОНФ, от Москвы до самых до окраин, готовят доклады для президента Владимира Путина о реальном состоянии дел по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья.

Студия эконом-класса

Прибыв по нужному адресу, сразу отмечаю, что дом выглядит безжизненно. Но на подъезде есть объявление, что сегодня состоится выбор управляющей компании. Время сбора жителей не указано. Вчитавшись в текст, понимаю, что их присутствия и не требуется. Может, потому, что квартиры ещё не приватизированы, услуги по дому просто выставлены на аукцион?

Захожу в подъезд, удивляюсь, что на каждое крыло дома идёт один длинный коридор и уж больно часто двери друг от друга расположены. Много дверей. На каждой прилеплен кусочек лейкопластыря с обозначением номера квартиры. Звоню в ближайшую. Тишина. Перехожу ко второй, затем к третьей. То же самое. Наконец, упираюсь в щиток со счётчиками, около трёх горят красные огонёчки: идёт отсчёт киловатт. Вот где жизнь затаилась! Пройдя коридоры всех трёх этажей, по огонькам определяю, что в одном крыле ещё нет новосёлов, в другом – напротив одного или двух счётчиков красные лампочки светятся. Дома оказались хозяева пяти квартир. Представляюсь, объясняю: пришла затем, чтобы написать о радостном и долгожданном событии в их жизни.

– Я 44 года прожила в бараке, – с горечью говорит Ирина Васильевна. – Мы с мужем честно отработали на производстве. Ещё дети маленькие были, а уже вели разговоры о том, что скоро всех переселят в строящиеся дома Юго-восточных микрорайонов. Тогда жильё очень быстро возводили. Никто не сомневался в скором новоселье. Давно дети выросли, разошлись по своим углам, а я продолжала мечтать о своей кухоньке, ванной, балкончике. И вот, дождалась… Да лучше сами посмотрите.

Действительно, дождались: переезда из старого барака в новый. Длинные коридоры в доме и множество дверей обозначают то, что люди получили не квартиры, а студии. Так теперь «величают» жильё экономкласса, наградив благозвучным названием проекты барачного типа. Как выглядит студия? Очень незатейливо. Открываешь дверь, и вот тебе комната квадратов двадцать с небольшим. Около входа отгорожена клеть. Это совмещённый санузел размером полтора на полтора метра. Есть раковина, душ, под ним – квадратное «корыто» на тонких ножках – в таких дети в лагере «Сокол» ноги перед сном моют. В уголочке примостили унитаз.

И такие дыры – из подвала до третьего этажа.jpgУглы потолка и пола, где проведены водопроводные и канализационные трубы, зияют сквозной дырой на все три этажа. И так во всех студиях. Чем застройщик руководствовался, оставляя это безобразие, непонятно. Может, думал об удобстве жильцов, чтобы они, не сходя с места и не тратя попусту времени, принимая ванну или что-то другое делая, могли с соседями общаться. Или мастера, не надеясь на качество собственных работ, сразу оставили проёмы, чтобы не долбить перекрытия в случае аварии… Но, о чём бы ни думал застройщик, выглядит это некрасиво, настроение портит, вызывает возмущение недобросовестным отношением к работе.

– У нас с сыном в бараке была комната 27 квадратных метров, а здесь только 22, – со вздохом безысходности говорит женщина преклонных лет. – В старом было отгорожено место для кухоньки и прихожей. А тут всё в одной комнате. Её уже не перегородишь, она даже не прямоугольная. Неужели нельзя было маленькую ванну поставить?! Я боюсь в это корыто залазить. Видите: мы ещё не придумали, как нам здесь всё расставить. Где раковина, там надо печку втиснуть, стол кухонный, шкаф посудный. А вдоль другой стены два спальных места устроить. Куда шкаф для одежды поставить? Хоть кровать выбрасывай и к раскладушке на старости лет приноравливайся. И почему-то холодно в комнате, а что в мороз будет?

– А вы посмотрите, есть ли под линолеумом деревянный пол? На первых этажах он по строительным нормам и правилам обязателен. На верхних допускается на бетонное основание покрытие класть, но утеплённое, а у вас по всему дому тонкий линолеум, – поднаторев на недоделках прошлых домов, советую жильцам.

Отогнув углы линолеума, видим тонкие листы ДВП.

– Так вот почему вся мебель пляшет! – восклицает обитательница другой студии на первом этаже. – Они даже не прибиты, вот и шевелятся на неровном бетоне. А мы всё под ножки шкафов и столов норовим плашечки подложить, чтобы посуда в серванте не брякала да щи в тарелке не расплёскивались, если кто по полу пройдёт в тот момент, когда на стол накрываешь.

– Это из-за пола в комнате холодно, – приходит к выводу Нина Юрьевна, купившая студию у застройщика за 900 тысяч рублей. – Когда я осматривала комнату, мне она тёплой показалась. Пожив в ней неделю, поняла: тепло, только когда её солнце нагреет, а к ночи уже остывает. Это от подвала пол ледяной. У нас с дочерью была двухкомнатная квартира улучшенной планировки. Мы её продали. Ей купили хорошую однокомнатную, а мне – эту. Меня устроил студийный вариант: много ли нужно для одной. Душ однозначно надо переделывать, боязно в такое корыто вставать. И эта дыра на потолке раздражает. Я её недоглядела, когда комнату осматривала.

«А у нас подоконник отвалился»

Так я узнаю, что этот дом не весь предназначен для переселенцев из ветхого и аварийного жилья. Типовой проект на 24 квартиры перепланирован на 39. 27 студий выкуплены у застройщика по цене одного квадратного метра 39 400 рублей. 12 квартир он пустил в свободную продажу. Меня интересовал вопрос: есть ли здесь квартиры с отдельной кухней и нормальной ванной комнатой. Никто из собеседников этого не знал.

Решила позвонить застройщику, представиться покупательницей, которая хочет не студию, а нормальную квартиру купить без посредников. На ловца и «зверь» прибежал. Как раз в это время менеджер «Стройсервиса», а именно эта фирма возводила данный дом, пришёл показать покупательнице свой товар.

На мой вопрос, есть ли здесь квартиры, а не студии, ответил утвердительно и даже показал две. Всего здесь шесть двухкомнатных квартир, по две на каждый этаж. Самый солнечный угол – для коммерческого жилья, качество тоже получше, чем для переселенцев.

Из опыта прошлых новоселий в домах этого застройщика знаю, что только под давлением Общероссийского народного фронта удалось исправить недоделки в предыдущих. С собой у меня не было контактного номера телефона краевого регионального отделения ОНФ, оставила свой, пообещав жильцам, что передам претензии по назначению. Через два дня раздался первый звонок:

– А у нас подоконник отвалился, и вообще косяки все «дышат»: под ними почти нет монтажной пены…

Граждане этого дома уже напрямую сообщают в штаб регионального ОНФ о «сюрпризах», оставленных строителями. Проверка последует в ближайшем будущем. И будут проверять и докладывать руководству страны до тех пор, пока на местах не научатся блюсти государственную денежку, выделяемую на улучшение жизни граждан.

Позади этого дома заложен ещё один. Пусть застройщик с самого фундамента осознает, что новоселье должно нести людям радость, а не разочарование. В конце концов, есть эксперты, которые могут рассчитать, стоит ли платить по 39 400 рублей за квадратный метр жилья такого качества.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
21 октября 2015
Историей становится война, уходят в книги все ее солдаты
В юбилейный год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, и что особенно символично, в год литературы, в красноярском
Без рубрики
21 октября 2015
Стелятся дороги километрами
Сегодня в нашей стремительной жизни очень важна скорость, в том числе и скорость передвижения. Кто-то пользуется для этого личным автомобилем,
Без рубрики
21 октября 2015
Есть такая профессия – Родину защищать
«Ух ты! Можно попробовать? Я тоже обязательно стану военным, когда вырасту!»  Пожалуй, такая твердая уверенность мальчишки в своем будущем говорит