«Хорошо живу!»

«Хорошо живу!»



Сегодня гость нашей рубрики — необычный гость. Впервые за всю историю существования рубрики «Откровенно о главном» мы решили встретиться с человеком, за плечами которого целых девять десятилетий жизни. Судьба этой женщины похожа на судьбы многих людей её поколения. Поколения, пережившего, как говорится, и холод, и голод, и суровые годы войны, и державный расцвет Советского Союза, и его распад, и возрождение новой России. Возраст и, конечно же, вся её жизнь вызывают почитание и уважение. Марии Гавриловне Криушиной, жительнице нашего города, 4 августа исполнилось 90 лет. В этот день домой к юбилярше с поздравлениями от В.В.Путина и личными, с цветами и подарком, пожеланиями здоровья и благополучия приехали Г.В.Потапова — зам.главы администрации города, О.П.Давыденко — зам.начальника отдела по вопросам ветеранов управления социальной защиты населения, Л.И.Барндык — председатель Совета ветеранов железной дороги, В.Н.Клейко — известный гармонист и давний сосед именинницы. И хотя здоровье у неё не то, каким было раньше, гостям была рада. Особенно растрогала Марию Гавриловну гармошка, играя на которой Валерий Николаевич таким необычным образом подарил ей музыкальное поздравление. Побывал в гостях у Марии Гавриловны и корреспондент «СП». Вот такими воспоминаниями о жизни своей, нелёгком труде, о военном и послевоенном времени поделилась наша героиня.


— Мария Гавриловна, сразу хочу спросить вот о чём. По­здравляя вас, Валерий Ни­колаевич упомянул о том, что когда-то вы спасли ему жизнь…

— Действительно, Валера напомнил о том времени, ког­да все в деревне (в том числе и мы) дружно и весело жили од­ной большой семьёй: родители со стороны мужа и жены, дети, бабушки, дедушки… Ребяти­шек любили, не делили на со­седских, одну конфету — но на всех. Что же касается конкрет­но нашей семьи, то дети осо­бенно любили оставаться под присмотром дедушки Алек­сея (отца моего мужа Григория Алексеевича). Дедушка, быва­ло, их медком со своей пасеки угостит и конфеткой пожалует. Что же касается Валеры, то он вспомнил о том случае, кото­рый мог быть трагическим. Од­нажды, в страшную метель, он, будучи ребёнком, чуть не попал под поезд. Я в тот день как раз дежурила и, как говорится, по­явилась в нужный день и в нуж­ный час.


— По-моему, у вас в трудо­вой книжке всего одна запись — о приёме на работу?

— На железной дороге я от­работала 42 года, а общий стаж – 45 лет.


— Откуда идёт ваша родос­ловная?

— Родилась я в Псковской области. В Сибирь семья пе­реехала в 20-е годы с пятеры­ми детьми, я — младшая. Место выбрали сразу — маленький по­сёлок, 46-й километр. Красивые места, в реках полно рыбы. В тайге — дичь, грибы, ягоды. По­селились, отстроились, заве­ли хозяйство. Отец с родствен­никами построили небольшую мельницу. Только наладили жизнь — грянула война…


— Вам ведь тогда только что исполнилось 17?

— Да. Мужчин с железной до­роги брали на фронт. Людей не хватало. В декабре 41-го из че­тырёх девчонок моего возрас­та и двух мужчин собрали бри­гаду. А мужчины… бригадир, Алексей Филиппович Корепа­нов, — с деревянным протезом на одной ноге, второй, Женя Перлов, — 13-летний парнишка. Вот такой бригадой мы обслу­живали 6 километров железно­дорожных путей. Было, конечно, и тяжело, и холодно, и голод­но. Сейчас-то этот труд не из лёгких, а тогда всё было вруч­ную, хоть и рельсы были коро­че (только 12 метров). Всё рав­но и надрывались, и плакали, и обмораживались. Морозы в то время стояли жуткие, теперь та­ких суровых зим нет. А тогда… рельсы лопались часто.


— А поезда должны были идти днём и ночью…


Верно. И спрос был стро­гим: по законам военного вре­мени. Вот и старались. Правда, обходчикам было легче немно­го, затострашнее, особенно когда идёшь в сторону Чулымки.

Ночь, мороз, буран… Ты весь укутан тёплой одеждой, ни по­вернуться, а ещё на тебе — аму­ниция: флажки на поясе, петар­ды, молотки и фонарь в руках. Идёшь в одну строну 3 кило­метра до грани, осматривая и простукивая, кланяясь рель­сам. Грань — это место встречи с такой же девчонкой с друго­го участка, идущей с осмотром навстречу (тоже 3 километра). А если одна вдруг задержива­лась (или наоборот) — начина­ли волноваться, переживать… Если же всё было нормально: встретились, обнялись, лёгкий передых… И снова 3 километра, только в противоположную сто­рону, вновь простукивая рель­сы. А ещё — напрягая слух и зре­ние (особенно в метель), чтобы самой не угодить под поезд.


— Представляю, каж­дый железнодорожный со­став обходчику приходилось встречать по пояс в сугробе. А от станции до станции — это сплошная тайга…

— Знаешь, людей как-то не боялись, а вот зверьё приходи­лось видеть. Волки выли, прав­да, к путям близко не подходи­ли, но всё равно было страшно. За ночь столько километров но­гами намотаешь…


— И хорошо, если всё спо­койно. А если рельс лопнул?

— Если обнаружишь лопнув­ший рельс — бежишь ставить на рельсы петарды. Это сигнал для машиниста. А для бригады — в рожок играешь сигнал тревоги. Бригада спала чутко, особенно бригадир. И пока не заменим рельс, домой не уходили.


— А дома? Наверное, вся работа была на женщинах?

— Дома — своя работа: хозяй­ство, огород, сенокос. Как го­ворится, не до сна и отдыха. Но жили дружно, весело, друг дру­гу помогали. Сейчас удивляюсь: как на всё хватало сил? Навер­но, потому, что молодые были, да и понимали: время обязы­вает. Работали, ждали, верили, что вот-вот война закончится… А ждать-то пришлось целых че­тыре года.


— Кто из ваших близких во­евал? Кого с нетерпением ждали домой живым и здо­ровым?

— Два родных брата: Нико­лай и Пётр. Оба вернулись с на­градами. Николай рассказывал, как после начала наступления на Берлин разговаривал с мар­шалом Жуковым. А потом, в 80-х годах, мой племянник Геннадий Средников, читая книгу Георгия Жукова «Воспоминания и раз­мышления о войне», наткнулся на строки о командире артил­лерийского расчёта, старшем сержанте Николае Васильеве. Зачитал всё дядюшке. Николай всё подтвердил, ни чуточки не удивившись, потому что сам это помнил всю жизнь. Брат после победы вернулся в Белоруссию — к партизанке Наденьке. А ещё он рассказывал такую историю. Жили на пограничной заставе, где их 6-летнюю дочь награди­ли за поимку шпиона. Однаж­ды всю заставу подняли на за­держание нарушителя. Остался только повар и дети. А один ди­версант залёг между забором и поленницей (ждал момента). А смышлёная Галинка быстренько сообщила об увиденном повару.

Что касается второго брата, Петра, то он с войны пришёл в звании капитана, всю последу­ющую жизнь был на партийной работе.


— Май 45-го… Каким за­помнился вам долгожданный День Победы?

— Никогда не забуду этот день. Была в обходе, поезд встретила. Вроде бы всё как обычно. А он пролетел и сигна­лит, сигналит гудком… Я завол­новалась. Иду в сторону 46-го километра, слышу крики, шум. Стрельба… Вот и второй по­езд следом. Скорость пониже. Машинист высунулся по пояс из кабины, сигналит и кричит: «Победа!». Такая радость была, просто не передать словами!


— Ну что мы всё о работе да о работе… Вам на тот мо­мент был уже почти 21 год. Где и когда повстречали сво­его Григория?

— Так получилось, что на ра­боте, в обходе, и судьбу свою встретила. Летом 48-го шёл по шпалам стройный солдат с вещ­мешком за плечами. Поздоро­вались. «Вот только демоби­лизовался, — говорит. — Строил после войны железную доро­гу в Сочи. Мать не видел 8 лет, с той поры, как в 1940-ом году призвали в армию. Отца не ви­дел 5 лет (он тоже воевал)». Го­воря об этом, солдат рассказал интересную историю.


— Если можно, Мария Гав­риловна, то чуть-чуть попод­робнее…

— В 43-ем, на фронтовых до­рогах, судьба подарила сыну и отцу ту короткую, случай­ную встречу, которую оба по­том вспоминали до конца своих дней. Отец на прощание сказал Григорию: «Ну, теперь уже, на­верное, встретимся дома». Про­щались со слезами на глазах, понимая, что встречи может и не быть. Но Бог миловал. Оба дожили до Победы, хотя горя и боли испытали сполна.


— Давайте вернёмся к ва­шей первой встрече с буду­щим мужем…

— Ну, что… Поздоровались, разговорились. Он сказал, что в 45-ом его семья переехала, сказал, что у него только адрес. И назвал фамилию. Я говорю: «Так вы сын Криушиных, которо­му родители уже невесту сосва­тали. Ждут не дождутся вас.». А он: «Как невесту?». Я: «Хоро­шая, работящая, богатая…». Он засмеялся и говорит: «Ничего, всех невест посмотрим — время будет!» и подмигнул. А вечером в гости пришёл, на вечёрку пош­ли, а там вскоре и поженились. Родился сын, потом – дочь. Про­жили с ним 55 лет. Много лет он отработал на железной дороге, затем (до 1997 года) — сторожем в пионерском лагере «Спут­ник». Добродушный, шутник с присказками-поговорками, ве­сельчак, но несправедливость не терпел, довольно резко вы­сказывал всё в глаза, невзирая на ранги. В 2003 году ушёл из жизни. Без него мне стало труд­но в деревне с больными нога­ми. Вот дети и уговорили пере­ехать в город.

Вот такими воспоминания­ми поделилась с нами юбиляр­ша. Воспоминаниями о жизни, о труде своём нелёгком… Но на жизнь она не жалуется, се­тует только на здоровье, на но­женьки свои, которые за дол­гие годы «намотали» столько километров, что и трудно под­считать. Сейчас тяжело пере­двигаться, болят родимые, ох, как болят… Посетовала, что па­мять подводит, но то, о чём бе­седовали мы с ней, не забыва­ется, говорит, что будто вчера это было.

В трудовой книжке у Марии Гавриловны — одни поощрения и благодарности за добросовест­ный труд. В коробочке, рядом с военными наградами мужа, её «скромные» (так говорит она) награды: медали «За трудовое отличие», «За многолетний до­бросовестный труд», «За до­блестный труд в годы Великой Отечественной войны», меда­ли юбилейные и ветерана труда.

До недавнего времени ба­бушка Маша жила одна, поти­хоньку-помаленьку «обслужи­вала» себя сама. Сейчас живёт с дочерью и зятем. В чистоте, уюте, заботе, внимании с их стороны.


— О чём сегодня думает­ся, Мария Гавриловна? — про­должаю разговор с ней. — Как говорит ваша дочь, Клавдия Григорьевна, вы иногда и те­левизор смотрите, радио слушаете…

— Не дай Бог нашим детям и внукам пережить то, что мы пе­режили. Вот и за Украину пе­реживаю. В Днепропетровске живут две внучки и 4 правну­ка. Правда, говорят, там пока тихо, но кто знает, что завтра бу­дет… Президента нашего жал­ко. Столько сил, времени, тер­пения тратит, чтобы мирно жить людям. Ещё и про нас, стари­ков, не забывает. И письма, и открытки шлёт, внимание ока­зывает. Что ещё нам надо? Дай Бог ему здоровья! Грех жало­ваться и на железную дорогу — ветераны там в почёте.


— Если бы ещё и здоровье было…

— Верно. А оно напомина­ет о себе сейчас ежедневно. А так — что?.. Государство не за­бывает, и родные не оставля­ют без заботы. Дочь ухаживает, зять замечательный. Сын с не­весткой навещают. Внуки, се­стра с вниманием относятся, так что умирать-то не хочется. Да только здоровья и не хвата­ет. А так — хорошо живу! И всем за это спасибо!


— Внуков-то сколько, Ма­рия Гавриловна?

— Три внучки, один внук и се­меро правнуков.


— Знаю, что одну внучку на­звали в честь вас — Машень­кой…

— Маша — замечательная внучка и мама двух дочек. Она нынче стала победительницей конкурса «Лучший воспитатель года» в г.Енисейске.


— Не могу не отметить ещё одно приятное поздравление в ваш адрес на одном из рос­сийских телеканалов…

— Да. В этот день телевизион­ный канал «Российские желез­ные дороги» в числе юбиляров и почётных железнодорожни­ков поздравили и меня. Было приятно!.. 


Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

19 мая 2022
Физкультура с выгодой: кто и как может получить налоговый вычет за спорт
В Красноярском крае продолжается формирование реестра организаций, клиенты которых в 2023 году смогут получить налоговый вычет за занятия спортом. Эту
19 мая 2022
В Красноярск из Казахстана привезли 170 тысяч эквадорских цветов
В Красноярск из Казахстана привезли более 176 тысяч эквадорских цветов и декоративной зелени. В 5 партиях в краевой центр доставили
19 мая 2022
Болезнь Боткина в Красноярском крае снизилась в разы
Специалисты Роспотребнадзора отмечают существенное уменьшение в регионе количества заболевших острым гепатитом А. В прошлом году заболеваемость им снизилась в 4,5