Место жительства — теплица

Место жительства — теплица


Ситуация, мягко говоря, не радостная. Представьте: ваша семья 18 лет живёт в доме, который вы любите, который, как можете, обустраиваете. Но однажды вы узнаёте, что дом уже продан другому человеку. После череды судов вашу семью (по закону!) выселяют на улицу, и теперь вы вынуждены жить… в теплице.

Сюжет жёсткой социальной драмы. Но, увы, эти события не вымышленные. Они разворачиваются здесь и сейчас, рядом с нами — в селе Зыково. Именно сюда, много лет назад, из Армении, убегая с детьми от войны, перебралась семья Саргиса Шагиняна.

Новая жизнь, новый дом и новые надежды — вот с чего начиналась эта история. Саргис Шагинян устроился работать в Зыковский совхоз, который и выделил его семье старый домишко на 30 квадратов по ул. Советской. Сразу оговоримся: выделил неофициально. Без каких-либо документов, по принципу: пока свободен — живите.

Дом был хоть и старый, зато свой. Вместе с сыновьями Саргис Шагинян привёл дом в порядок. Обустраивали жилище всей большой семьёй (у них четверо детей). По словам Саргиса Шагиняна, он неоднократно пытался приватизировать дом, обращался к директорам СПК «Зыковский» (сначала к А.И. Славщику, затем к Ю.И. Беляеву, потом к И.И. Козиенко), но разрешения от них так и не получил, как и документов на эту недвижимость.

Проблемы начались, когда семья Шагинян в последний раз попробовала оформить документы на дом. Неожиданно выяснилось, что дом, в котором они живут, уже продан правопреемником совхоза (производственным кооперативом «Зыковский») за 45 тысяч рублей участковому. Как могло произойти такое — большой вопрос. Ведь ни для кого не было секретом, что в этом доме уже много лет живут люди. Почему одна сторона продала, а вторая купила «дом с людьми»? Почему чисто по-человечески семье Шагиняна не предложили выкупить свой собственный дом за эти же чисто символические (по меркам современного риэлтерского рынка) деньги? Вопросов, увы, пока больше, чем ответов.

Тяжба с новым владельцем дома длится с 2007 года. За это время мать семейства — Лидия Шагинян — уже перенесла инфаркт и несколько операций на сердце. Она инвалид третьей группы. Убегая из Армении от войны, она даже в страшном сне не могла предположить, что однажды её семья окажется в ещё куда более бедственном положении.

По мнению юриста семьи Шагинян, когда СПК «Зыковский» был признан банкротом, СПК решил в свою собственность оформить дома для того, чтобы их впоследствии продать, а не отдавать людям бесплатно. Результат: в апреле этого года судебные приставы, выполняя свою работу, выселили семью Шагинян из дома. На дверь повесили замок. Семья перебралась жить в теплицу. Большое хозяйство (около 60 свиней) пришлось раздать друзьям и родственникам или продать за бесценок, чтобы можно было в стайку сложить вещи, которые были нажиты за долгие годы жизни в Зыково.

Теплицу семья постаралась обустроить, как могла, чтобы было не так холодно спать. На стенах и полах — ковры, пледы. Сверху теплицы — укрывной материал. Но как ни обустраивай теплицу, температура ночью уже опускается ниже нуля, а это значит, что никакие одеяла и печки от мороза не спасут.

«МНЕ ДОСТАЛСЯ ДОМ БЕЗ КРЫШИ, А ЕМУ — С ЛЮДЬМИ»

— Три года назад действовал Закон о милиции, по которому участковому, работающему в сельской местности, администрация обязана выделить жилплощадь, — рассказывает начальник отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних МО МВД России «Берёзовский» Геннадий Гальцов. — В 2007 году к нам из Кировского района пришёл работать Эдуард Тороков. Своего жилья у семьи Тороковых нет — ютятся по съёмным квартирам. Естественно, что лично я как руководитель был заинтересован в том, чтобы участковый проживал непосредственно на подведомственной ему территории. Что греха таить, работы участковому уполномоченному в Зыковском сельсовете всегда хватало. Лучше всего, чтобы он постоянно находился на территории. В связи с этим руководство полиции МО МВД России «Берёзовский» подало ходатайство в СПК «Зыковский» (который на тот момент владел практически всеми домами) о выделении участковому Торокову жилплощади на подведомственной ему территории. Что и было сделано. Это абсолютно нормальная практика. Мне самому в своё время точно так же выделили совхозную квартиру. Другой вопрос, что мне повезло гораздо больше: квартира хоть и была в полуразрушенном состоянии — без крыши — одни голые стены, но, по крайней мере, там никто не жил. Лично моё мнение: в этой ситуации крупно не повезло обеим сторонам. Обе семьи — потерпевшие.

По словам Геннадия Гальцова, Эдуард Тороков, который на тот момент лишь недавно начал работать в Зыково, представления не имел, что в доме, который был ему выдан по договору социального найма, кто-то уже живёт. Участковому и его младшему сыну сразу сделали прописку, выдали документы на дом, после чего он и поехал его смотреть. И обнаружил там другую семью. Участковый объяснил ситуацию жильцам, которые, что вполне естественно, наотрез отказались выезжать из дома, в котором прожили столько лет. После чего и начались судебные тяжбы.

Борьба за этот старый домишко развернулась между двумя семьями не от хорошей жизни, а, скорее, от безысходности. Жилищные условия семьи участкового тоже, мягко говоря, далеки от идеала. Человеку под пятьдесят, а своего дома так и не нажил. Вот уже много лет Тороковы мотаются по съёмным квартирам: жили вшестером в «малосемейке», сейчас арендуют маленький дом в Зыково. Как и у многих семей Берёзовского района, хватает долгов и кредитов. Сильно не разбежишься. Тем более что в семье четверо детей. Младший сын — инвалид второй группы. Мальчик практически ничего не слышит. Жена — домохозяйка, все эти годы нигде не работала, потому что нельзя было оставлять младшего сына без присмотра. Сейчас, когда сын подрос, супруга участкового устроилась работать социальным педагогом.

— В 2008 году Тороков обратился в суд. В 2011 году суд вынес окончательное решение, по которому за участковым признаётся его право на дом, — рассказывает Геннадий Гальцов. — Сам участковый в ситуацию с домом не вмешивается. Всё решает суд. За эти годы, что шли судебные разбирательства, совхоз уже успел развалиться. Эдуарду Торокову было предложено купить свой же дом по его остаточной стоимости за 45 тысяч рублей. Что и было сделано. В этой ситуации с домом вся загвоздка заключается в том, что если бы семья Шагинян на момент передачи дома участковому проживала там (пусть и без документов) более 15 лет, то по закону жилплощадь осталась бы за ними. Но на тот момент они там столько не прожили. Поэтому в апреле этого года судебные приставы выполнили распоряжение суда и выселили семью Шагинян из дома Торокова.

В краевой полиции уже дважды провели служебную проверку в отношении участкового уполномоченного Торокова. Претензий к нему нет. Дом куплен на законных основаниях, ведь по бумагам он числился «ничейным».

ВЫХОД БУДЕМ ИСКАТЬ

На данный момент к решению возникшей проблемы с домом «на двух хозяев» уже подключилась и администрация Зыковского сельсовета, и администрация Берёзовского района.

— Со своей стороны мы сделаем всё возможное, чтобы помочь семье Шагинян, — говорит глава Зыковского сельсовета Максим Яковенко. — Сейчас самое главное — поставить их на учёт как нуждающихся в улучшении жилищных условий. Чтобы решить их проблему и не допустить «зимовки» людей в теплице, мы готовы даже подвинуть очередь из нуждающихся. Однако сделать это мы можем только при содействии администрации Берёзовского района, потому что жилой фонд Зыковского сельсовета пока находится в их ведомстве.

В свою очередь администрация Берёзовского района уже делает всё от неё зависящее, чтобы помочь семье Шагинян. Заместитель главы администрации Берёзовского района по социальным вопросам Татьяна Голованова 16 октября вместе с коллегами из социальной опеки и социальной защиты населения посетила семью Шагинян.

— Семья Шагинян состоит из трёх человек: супругов и их несовершеннолетней дочери, студентки второго курса Красноярского юридического техникума. Старшие дети (1980, 1983 и 1987 года рождения) имеют свои семьи и живут отдельно от родителей в съёмном жилье с. Зыково, — рассказывает Татьяна Голованова. — Дом, в котором проживала семья, был предоставлен ей в 1996 году СПК «Зыковский». Однако документов на право пользования домом у семьи не было и нет в настоящий момент. По словам Саргиса Григорьевича, он неоднократно пытался приватизировать дом, но эти попытки, к сожалению, успехом не увенчались. На учёте в управлении социальной защиты населения семья Шагинян состоит с 2007 года. С 2000 года она была зарегистрирована в деревне Лукино, но по факту там не проживала, поэтому в апреле 2014 года на основании распоряжения УФМС в соответствии с ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты» (в связи с фиктивной регистрацией) была снята с учёта по месту регистрации. Насколько нам известно, в 2012 году у СПК «Зыковский» семьёй Шагинян в Зыково был приобретён жилой дом. Однако впоследствии, когда начались проблемы со здоровьем у супруги, дом был продан знакомому, у которого семья занимала деньги на операцию, но не смогла вовремя отдать долг. За материальной помощью на лечение Лиды Арнаковны в управление социальной защиты семья не обращалась. Также в собственности семьи имеется земельный участок на платформе «Восток», который был приобретён семьёй самостоятельно в 2005 году.

На сегодняшний день семье была дана консультация по мерам социальной поддержки для инвалидов и семей с детьми по оказанию адресной материальной помощи, а также было рассказано о деятельности комплексного центра социального обслуживания населения.

— Сегодня решается вопрос в администрации Зыковского сельсовета о признании семьи нуждающейся в улучшении жилищных условий, — говорит Татьяна Голованова. — Но здесь возникают две основные проблемы: во-первых, семья не зарегистрирована на территории района, а во-вторых, семья относительно недавно продала свой второй дом. По статье 53 Жилищного кодекса РФ в течение пяти лет граждане, преднамеренно ухудшившие свои жилищные условия, не могут быть признаны нуждающимися в улучшении жилищных условий. Поэтому сейчас наша задача доказать, что преднамеренного ухудшения жилищных условий не было (дом был продан в результате тяжёлой жизненной ситуации), чтобы мы дальше могли по закону помочь семье Шагинян.

— Я считаю, что в этой ситуации обе стороны пострадавшие, — говорит и.о. главы администрации Берёзовского района Игорь Жуков. — Безусловно, мы сделаем всё от нас зависящее, чтобы помочь этой семье. Но на будущее нам всем не надо забывать: мы живём в правовом государстве, где действует закон. И это закон необходимо соблюдать. Иначе наступит хаос. Вся эта неприятная ситуация с домом «на две семьи» возникла лишь из-за того, что не были вовремя оформлены документы на жильё. Без них действительно получается, что семья все эти годы прожила в доме, который им по закону не принадлежит. Чтобы впредь избежать аналогичных ситуаций, я рекомендую всем берёзовцам своевременно оформлять все необходимые документы на ту же недвижимость, чтобы в будущем ни у кого не было таких неприятных «сюрпризов».


Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

20 мая 2022
Красноярская детская музыкальная школа №2 отметила 75-летний юбилей
В Красноярске прошел торжественный концерт в честь 75-летия детской музыкальной школы №2. Ее история началась в далеком 1947 году, в
20 мая 2022
Шушенцы съездили за серебром
Второй год подряд команда из Шушенского района края занимает второе место на Всероссийском фестивале комплекса ГТО. Фестиваль проводится среди трудовых
19 мая 2022
Физкультура с выгодой: кто и как может получить налоговый вычет за спорт
В Красноярском крае продолжается формирование реестра организаций, клиенты которых в 2023 году смогут получить налоговый вычет за занятия спортом. Эту