Мужская профессия — спецназ

Мужская профессия — спецназ


В Березовском районе проживают люди самых разнообразных профессий: врачи, строители, учители, полицейские, повара, водители, механик, сварщик… да всех и не перечислишь! Одни профессии более распространенные, другие – менее. Одна из таких «менее» распространенных, но не менее важных профессии – сотрудник Специального отдела быстрого реагирования при Главном управлении внутренних дел края, или просто – спецназ.

Основная задача спецназа – борьба с организованной преступностью (бандами, организованными преступными группировками). Спецназ вызывают тогда, когда есть вероятность вооруженного сопротивления или вооруженного нападения на сотрудников полиции или простых граждан. Когда возникает ситуация с захватом заложников. То есть, когда все остальные возможности справиться с критической, опасной для жизни людей ситуацией исчерпаны – вызывают спецназ.

Про этих парней пишут книги, снимают сериалы. Для них не привыкать работать в экстремальных, опасных для жизни условиях, когда рядом свистят пули и что-то периодически взрывается. Работа не для слабонервных. Работа для настоящих мужчин. И в Берёзовском районе тоже есть такие.

Иван С. (фамилию разглашать нельзя в связи со спецификой работы) живет в Березовском районе 17 лет. Из них 15 лет он проработал в спецназе.

— Для меня работа в спецназе всегда была мечтой, — признается Иван. – Реализовать эту мечту удалось далеко не сразу. Сначала я работал в РОВД города Красноярска простым патрульным. И хотя уже тогда были все предпосылки для работы в спецназе (и спортивный разряд, и опят работы, армия), но обстоятельства как-то не складывались. Все изменилось, когда к нам в РОВД пришел работать замполитом бывший спецназовец (он сменил работу по состоянию здоровья – пришлось перейти на более «спокойную»  должность после серьезного ранения). Он то и порекомендовал меня в Специальный отдел быстрого реагирования.

Первое, что меня поразило: работа в спецназе сильно отличалась от работы в милиции. Было ощущение, что я попал на другую планету. Здесь все было другое: и сама атмосфера, и даже внешность сотрудников. Все как на подбор: спортивные, накаченные. Потом я узнал, что почти все ребята мастера по тому или иному виду спорта.

Встретили нормально, помогли быстро адаптироваться. За мной сразу закрепили наставника, который пробовал меня во всех дисциплинах. Это и подрывное дело, и высотная подготовка, и штурмовая подготовка, снайперская. Надо было выбирать специализацию. Хотел пойти в снайпеты, но руководство посчитала, что по скорости моей реакции мне больше подойдет штурмовая подготовка. В результате я восемь лет пробыл «высотником» (это те, кто штурмуют помещения нестандартным способом, используя альпинистское снаряжение, через окна, вентиляционные шахты).

На самом деле, это непередаваемое чувство быть причастным к чему-то особенному. Уметь делать то, что сможет повторить далеко не каждый спортсмен. Хотя, если честно, чтобы вот так штурмовать здания через те же окна, нужна не только хорошая физподготовка, но и координация движения, умение перебороть страх к высоте. Причем последнее бывает весьма актуальным.

Иван с улыбкой вспоминает, как однажды ему с напарником пришлось около 40 минут висеть над окном, удерживая цель (надо было задержать преступную группу, у которых было 7 – 8 эпизодов по разбоям). Все бы ничего, но этаж был шестнадцатый.

— Много интересных моментов было. За плечами уже за сотню операций, — говорит Иван, — но и многое уже постепенно стирается из памяти. Нет – нет парни начнут рассказывать о былом, а ты лишь постепенно начинаешь вспоминать, что точно – было такое! Странная штука – память.

Однако есть в памяти странички, которые не забываются. Хотя, казалось бы, как раз их и стоило бы подзабыть. Это командировки на Северный Кавказ – обязательная часть работы сотрудников спецназа.

— Там другой уклад жизни, но привыкаешь и к этому, — говорит Иван. – В этой командировке велика вероятность получения ранения или даже погибнуть, наверное, именно поэтому там очень усиливается чувство любви: к жене, детям, родителям. Только там начинаешь по-настоящему уценить то, что имеешь, потому что, вспоминая о доме, иногда ловишь себя на мысли, что это просто красивый сон.

К сожалению, воспоминание о Кавказе не самые приятные,  — честно признается Иван.

— При мне парень-коллега умер, другой без ноги остался. Ребята не Красноярские были, из других подразделений спецназа. Все это приходится  наблюдать. За 20 лет красноярского СОБРа и у нас один паренек погиб. В 2003 году. Раненных много. Но это издержки профессии, и мы изначально сознательно на них идем. Просто надо понимать, что мы никогда не идем на операцию «зажмурив глаза». Перед любой операцией все детально прорабатывается. Каждый шаг. После точно также любая операция дотошно анализируется. Проводится «разбор полетов». Мы отрабатываем тактику, усовершенствуем вооружение, потому что  наша первоочередная задача – это безопасность личного состава.

После «военной» командировке каждому бойцу спецназа полагается 20 дней отдыха.

— Здесь самое главное – уметь перестроить психику на мирный лад. Не зацикливаться на войне. Наши штатные психологи советуют сразу переключать внимание на семью, родных, близких. У нас в подразделении есть штатный психолог, который ежедневно контролирует, чтобы психологическое состояние СОБРовца всегда было в норме. Категорически не допускается, чтобы человек вышел на работу, например, в состоянии стресс. Здесь все очень жестко. То есть в спецназе работают люди в первую очередь крепкие психологически, а уже потом – физически. По другому – никак. Ведь работать приходится постоянно в экстремальных условиях.

Еще один интересный момент: благодаря специальным регулярным боевым тренировкам экстремальная ситуация становится для бойцов спецназа нормой. Как это не парадоксально, но человек, действительно, привыкает ко всему. Он адаптируется к внешним неблагоприятным фактором.

— Морально-психологическая подготовка – это не знание терминов «стресс», «апатия», — объясняет Иван. — У нас другой подход. Наши инструктора создают реалистичные боевые условия, с которыми тот или иной сотрудник может столкнуться при проведении спецоперации. Это и затемненные, задымленные условия, и шумовые эффекты (крики людей, плач ребенка). Все это воспроизводится во время учений. Ну и плюс к этому тренировки у нас ведутся с боевой стрельбой. По другому – никак.

Было бы неправдой сказать, что все, кто приходит в спецназс легкостью адаптируются к этой «нестандартной» работе.

— Безусловно, бывали парни, которые не выдерживали работы в СОБРе,  — вспоминает Иван. – Но, как правило, такие люди очень быстро отсеиваются на самом первом этапе. Здесь надо четко понимать: мы – команда. Каждый из нас прикрывает друг другу спину, поэтому, если видно, что новый сотрудник психологически не справляется с работой, то не только психологи и руководство, но и личный состав это отмечает. В результате человека переводят на более спокойную менее стрессовую должность.

После 8 лет работы в спецназе «высотником» Иван перешел в роль инструктора.

— Мне многое хотелось изменить в плане подготовки, что, в принципе, и удалось сделать. Я включил больше практики. Если раньше превалировала теория, но теперь 15% теории, остальное – практика. Решаем учебные задачи уже на месте боя.  У нас в СОБРе пять  инструкторов. Когда дело касается тактической подготовке, подключаются все пять.

Тактика, огневая, инженерная, медицинская, топография, десантно-штурмовая и, конечно, физическая подготовка, – то, чем постоянно занимаются и обучаются бойцы спецназа. Здесь нет деления на теоретиков и практиков: даже если ты искушен в тактике, ты должен при этом уметь физически преодолеть марш-бросок со всем снаряжением.

— Многие думают, что спецназовцы «твердолобые» «башкой стену пробивают», — улыбается Иван, — но чтобы пробить стену – надо этой самой «башкой» сначала очень хорошо подумать и все рассчитать. Люди, как правило, видят только верхушку айсберга, не вникая в суть. Спецназ всегда действует четко и быстро именно потому, что заранее продуман каждый шаг.

На вопрос, не хотел бы Иван поменять профессию на более «мирную», он ответил однозначно «нет».

— Работа в спецназе очень интересная. Каждый день преподносит что-то новое. Здесь нет рутины. И что самое главное – есть возможность обучаться и расти, в том числе как личность. Моя семья уже давно привыкла к моей «нестандартной» работе. Я был бы рад, если бы сын пошел по моим стопам, но при этом не менее рад, если он, например, решит стать инженером. Я считаю, что работа должна приносить удовольствие. Поэтому каждый сам выбирает, чем ему заполнить свои будни. Лично я сравниваю образно свою профессию с решетками на окнах. Да, они нужны не каждый день, но если однажды грабитель решит забраться к вам в дом, эти решетки его остановят. Так и для меня – спецназ – это гарант того, что экстренных ситуациях, связанных с борьбой с организованной преступностью, всегда есть те, кто придет на подмогу полиции, и защитит мирное население.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
21 октября 2015
Историей становится война, уходят в книги все ее солдаты
В юбилейный год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, и что особенно символично, в год литературы, в красноярском
Без рубрики
21 октября 2015
Стелятся дороги километрами
Сегодня в нашей стремительной жизни очень важна скорость, в том числе и скорость передвижения. Кто-то пользуется для этого личным автомобилем,
Без рубрики
21 октября 2015
Есть такая профессия – Родину защищать
«Ух ты! Можно попробовать? Я тоже обязательно стану военным, когда вырасту!»  Пожалуй, такая твердая уверенность мальчишки в своем будущем говорит