Неунывающий разведчик

Неунывающий разведчик

И снова иду с заданием от редакции – встретиться с ветераном Великой Отече­ственной войны. А в душе какое-то щемящее чувство, смесь восхищения с долей вины. Восхищения перед людьми, пережившими такое, что нам и во сне не сни­лось. Немного виноватой чувствую себя за то, что мы вроде живем спокойно, не голодаем, не проливаем кровь, но часто не ценим то, что у нас есть, а о них, вете­ранах, обычно вспоминаем только в мае. А их ведь так мало осталось! С такими размышлениями добралась до места, звоню в дверь. Мне открывает сам хозяин дома – Александр Максимович Горляков. Неподалеку, скромно, в сторонке, сто­ит его супруга – Татьяна Ивановна. И сразу они завоевывают мою симпатию своим добродушием, ясными взглядами и открытыми улыбками. Оглядевшись, присту­паем к беседе. И почти сразу Александр Максимович удивляет цепкой памятью, называя не только год, но и день каких-либо событий. А доля ему далась нелегкая, но он не унывает.

— Родился я в Витебской об­ласти, в Белоруссии, — вспоми­нает ветеран. — Потом с семьей переехали в Ленинград. А те­перь от семьи этой я один остал­ся, хотя и был старшим. Меня, наверное, Бог жалел — блокаду и войну пережил и жив остался!

Одна из трагических стра­ниц войны, вершина мужества – это легендарная стойкость ленинградцев… В детстве, по­сле чтения рассказов о Ленин­граде, мне хотелось изобре­сти машину времени, чтобы на этой машине увозить голодаю­щим людям продукты. Но, увы, продукты тогда брать было не­откуда, и жители, не покупаясь на призывы фашистов, ели все, что могли достать. — Александр Максимович вспоминает, что, когда сгорели продуктовые Ба­даевские склады, он ходил туда набрать земли.

— Она была сладковатой от жженого сахара, и мы добавля­ли её в воду, для вкуса, – рас­сказывает он. — Транспорта не было, потому что топливо кончи­лось, сил от голода — тоже. Вот и бредешь потихоньку до складов, наберешь земли, идешь назад. Так целый день ходишь. При­дешь, еще и с кем-нибудь поде­лишься, ведь всем есть нечего. А иной раз – глядишь, один-другой сидят у печки, да и голову скло­нят. Это значит все – отмучились.

Но испытания начались еще до блокады. В 1941 году шест­надцатилетний Александр Гор­ляков окончил школу и 22 июля пошел добровольцем на фронт. Его приняли и отправили учиться на курсы разведчиков. А еще па­рень посещал Ремесленное учи­лище № 3. С ребятами из этого училища его, ослабевшего от го­лода, да еще и после контузии, эвакуировали в декабре 1942 года. Добравшись до Ирбейска, он нашел маму (она была эва­куирована в другое время), а брат Иван приехал туда только в 1943 году. Но передышка была совсем небольшой, не успел он подлечиться, как его отправля­ют в Юргу. Оттуда – еще дальше – на Украину, под г.Малин, в Ку­щевский район. И с июня 1943 по май 1945 он служил в 3-ей гвардейской Ямпольской дваж­ды орденоносной бригаде 4-го гвардейского Кантемировского танкового корпуса.

— Командовал корпусом ге­нерал-лейтенант Полубояров. – Фронтовик ясно помнит фами­лии и звания. — Он имел привычку ходить в простом комбинезоне, как солдат, не выставляя чинов. А начальником разведки был под­полковник Чистов. Он нас, во­семнадцатилетних парней, вос­питывал справедливо, но строго, ведь мы были еще совсем моло­дыми тогда. Он не знал еще, что я учился на разведчика, но безо­шибочно определил меня в раз­ведку. Я удивился, а бывалые солдаты сказали, что это очень опытный воин.

Случилось так, что подпол­ковник однажды фактически спас молодого Горлякова. А дело началось с трагедии. В день сво­его сорокалетия, в августе 1944 года, был убит его отец, служив­ший на 1-м Белорусском фронте. А сам Александр в то время нахо­дился около Кракова, его группа как раз получила очередное за­дание. И с утра его вызывает на­чальник разведки. Едва Горляков появился, подполковник отдает приказ связать бойца. Оказыва­ется, Чистову уже доставили те­леграмму с известием о смерти М.Горлякова.

— Он мне говорит: «Ты еще молод, тебя на задание пускать нельзя, таких дел наворотить можешь после этой вести. А так жив останешься, после поймешь и меня благодарить будешь. Ре­бята пойдут без тебя, а ты пока полежишь, боль утихнет. Парни вернутся, тогда я тебя отпущу». И правда, переживал, конечно. Но со временем немного отпусти­ло. А ребята, когда вернулись, то развязали меня.

Там же, под Краковом, в До­лине смерти, молодой развед­чик на задании был опасно ранен осколком мины в спину. Подла­тали его в Кракове и отправи­ли долечиваться во Львов. По­сле он опять вернулся в свою бригаду, к фронтовым друзьям. Весной 1945 года танковый кор­пус взял направление на Бер­лин, но по пути их направили на освобождение Праги. Там, 5 мая, за несколько дней до По­беды, Александра Максимовича опять контузило, и очень крепко. И опять он оказался во Львов­ском госпитале. А 3 августа был комиссован по причине болез­ни. Домой вернулся инвалидом войны 1 группы. За время войны награжден был орденом Отече­ственной войны 1 степени, ме­далями: «За отвагу», «За осво­бождение Праги» и «За победу над Германией». Но трудолюбивый па­рень не сел на лавочке, а отправился искать работу. Одно время он был ради­стом в экспедициях. В од­ной из поездок на участок Бугарихта (Туруханский район) он познакомился с молодой девушкой Татья­ной, участницей экспеди­ции. После свадьбы, в ав­густе 1956г., молодожены уехали в Ачинск, где Алек­сандр устроился работать трактористом. Жили они и в Бирилюсском районе, а потом следом за старшей дочерью в 1979 году пе­реехали в Зарянку. Через 6 лет Александр Макси­мович выходит на пенсию. А 4 года назад семье Гор­ляковых, в которой вете­ран войны и ветеран труда (а еще Татьяна Иванова – мать-героиня, родившая 5 детей), по программе пра­вительства выделили квар­тиру в Назарово. И супру­ги очень довольны: квар­тира теплая, просторная, в удобном районе. «Живи и радуйся», — подытожива­ет глава семьи. Радоваться есть чему. Часто навещают их близкие – три дочери и сын (второй сын, к сожале­нию, погиб), девять внуков и одиннадцать правнуков. Растет и семья Горляковых: несколько дней назад поя­вился еще один правнук. А впереди – в марте следую­щего года – 90-летие Алек­сандра Максимовича. Дай Бог ему и Татьяне Иванов­не здоровья и сил отпразд­новать эту дату и последу­ющие.

Уходила я из этого ра­душного дома с теплым чув­ством и радостью от того, что живут рядом с нами та­кие прекрасные, честные, скромные и добрые люди, привечающие каждого, как родного. Люди, прошед­шие через испытания, с неизменившейся душой и чи­стым сердцем. Низкий вам поклон, уважаемые Алек­сандр Максимович и Татья­на Ивановна!


Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме