Меню Поиск
USD: 72.88 -0.32
EUR: 85.48-0.36

С миру понемножку – и будет семье квартира




Автор: Наталия Невенчаная

№ Причулымский вестник № 14

С Татьяной Конак я встречаюсь уже второй раз. Знакомство с этой молодой женщиной состоялось поздней осенью. Как раз повалил первый густой и крупный снег, прикрывая городскую грязь и скрашивая разруху на территории посёлка Солнечный на окраине Ачинска.

человек Татьяна настолько бесхитростный, что не приходится удивляться её способности усложнить себе жизнь. Такие люди, как магнит, притягивают к себе разных мошенников и аферистов. Один пример: от материнского капитала она получила на руки 14 тысяч рублей и старенький дом в одной из деревень Большеулуйского района. На обналичку сертификата её подвигло стремление свозить в Санкт-Петербургскую клинику старшую дочку, болеющую остеомиелитом: стоял вопрос об ампутации нескольких пальчиков на ножке.

Нашлись подонки, которые воспользовались для собственного обогащения доверчивостью женщины, к тому же вдовы, матери двух детей, один из которых с тяжёлым заболеванием. Результат: деньги достались мошенникам, дочке – инвалидность: пальчики отняли.

Когда доводится узнавать о гнусных аферах, где потерпевшими являются старики, ветераны, просто доверчивые люди, так хочется, чтобы ад существовал на самом деле с его вечной геенной огненной. Ведь до земного суда доходит маленькая толика мошенников, поэтому их и развелось много.

Домик на окраине Ачинска

Полгода назад наша газета писала о злоключениях Татьяны. Лишившись мужа, она осталась без защиты и опоры. Когда его не стало, её с детьми просто выжили с насиженного места. Возвращаться к родителям? Но они сами живут не в хоромах. На постой пустил родственник, который имеет четвертинку домишки в посёлке Солнечный, а сам работает на освоении северных месторождений.

В трудных ситуациях многие из нас обращаются за помощью к власти. Отправилась туда и Татьяна, чтобы решить вопрос с крышей над головой. В деревню с больным ребёнком не поедешь. Да и по силам ли одинокой женщине восстановить сельскую усадьбу? В том же Солнечном нашлась ничейная половинка домика. На момент Татьяниного обращения в мэрию данная жилплощадь уже была «выведена за штат», то есть не числилась пригодной для жилья. Но ей сказали, если в этом доме будет функционировать хотя бы каменная печь, то заброшенное здание можно будет вернуть в разряд жилых. Оставшаяся без крыши над головой женщина согласилась сделать необходимый перечень работ, чтобы в КУМИ признали дом пригодным для обитания людей. Благо у Тани папа – мастер на все руки, за несколько дней переложил печь. Квартиру вернули в разряд жилых. И уже 25 ноября 2014 года она получила на руки типовой договор № 42 найма жилого помещения муниципального жилищного фонда коммерческого использования.

Знакомство моё с Татьяной произошло осенью, когда ещё и печь была разворочена, и комнаты барахлом забиты. Среди зимы я ей звонила, спрашивала, как дела, она отвечала, что пока никак. Окна, двери и пол настолько худые, что сколько печку ни протапливай, тепло моментально улетучивается. Пока отец печь перекладывал, приходилось обогревать кладку электроприбором, чтобы прочность раствор набрал, а не замёрз. Состояние электропроводки такое, что лучше никакой нагрузки на неё не давать. Приходится ждать до весны, чтобы по теплу приступить к восстановительным работам

Одна в городских джунглях

Весна в разгаре, снова звоню Татьяне, чтобы узнать, как дела: никак не уходит из памяти судьба этой молодой женщины и её детей. С прискорбием узнаю, что отшельница Агафья Лыкова в своей таёжной глубинке чувствует к себе куда больший интерес со стороны общества и власти, чем одинокая женщина с двумя детьми в городских джунглях.

– Мы живём на две пенсии. Одна – по утрате кормильца, вторая – по инвалидности дочери. Получается около 30 тысяч рублей. Рядом с домом я не могу найти работу: здесь все места наперечёт. А подальше куда-то каждый день ездить обстоятельства не позволяют, болезнь коварная, практически постоянно какой-то поддерживающий курс лечения проводим. Каждый препарат должен быть принят вовремя и как предписано инструкцией. Я уже пыталась совмещать работу с уходом за дочерью. Но кому нужна работница, которую надо отпускать и среди дня, чтобы бегала, давала ребёнку таблетки за полчаса-час до еды или после. Был период, когда я её на санках в школу отвозила и привозила. Поверьте, что времени и сил на уход за больным ребёнком требуется немало. А ещё надо обогреть неблагоустроенное жильё, наносить воды, чтобы приготовить еду, помыть посуду, постирать. Что касается ремонта жилья, которое я получила в коммерческий найм, то жизнь внесла свои коррективы. Я планировала на одну пенсию жить с девочками, а на другую – покупать стройматериалы и делать из развалюхи конфетку. И на Солнечном есть очень уютные домишки, в них проведено своё паровое отопление. Можно приобрести современные котлы для обогрева и полностью своё жильё благоустроить. Было бы желание и деньги. Но цены за последние полгода так подпрыгнули, что сейчас тяжело будет выкраивать деньги на ремонт. Продукты дорогие, стоимость лекарств и вовсе зашкаливает. Я сама ещё не смотрела, но говорят, что и стройматериалы подорожали. В первую очередь будем забор восстанавливать и землю приводить в порядок. Я уже нашла человека, который всё здесь перепашет. Немного подсохнет, и начну мусор собирать да прошлогодний бурьян выгребать. Вы не представляете, сколько разного хлама я из комнат вынесла, осталось ещё подсобки почистить, они чуть не до потолка разным барахлом забиты. Зачем всё это копили люди, если всё побросали? Здесь на грузовик «добра» наберётся

Выживай, как хочешь

Татьяна не ропщет на судьбу, не обижается на жизнь. Прошлое ворошить – занятие бесполезное. В нём уже ничего не изменишь. Я за разговором осматривала её коммерческие «хоромы». Они выглядят ещё страшнее, чем осенью. Тогда в помещении царил полу-мрак от идущего за окнами густого снега. На этот раз комнаты были пронизаны солнечным светом, яркость которого не могли приглушить даже тусклые стёкла в обшарпанных и искривлённых оконных рамах. Картину дополняли перекошенные полы, провисшие потолки, вспученные пласты гипсокартона, которым ещё в конце 50‑х годов прошлого века обивали стены, в авральном порядке возводя жильё для прибывающих строителей Ачинского глинозёмного комбината.

– Таня, а покажи мне свой типовой договор коммерческого найма, – обращаюсь я к своей собеседнице. – В принципе, не должно быть, чтобы помещения в столь плачевном состоянии муниципалитет сдавал гражданам. Хотя бы какой-никакой ремонт, а следовало выполнить. Давай-ка почитаем документ внимательно.

И дочитались. В разделе 2, оговаривающем обязанности сторон, наймодатель обязуется под пунктом 2.1.3. «передать по акту приёма-передачи нанимателю свободное жилое помещение в состоянии, пригодном для проживания». Напоминаю, что помещение признано мэрией жилым после того, как вдова за счёт собственных средств восстановила печное отопление. Под пунктом 2.1.5. написано: «Наймодатель обязуется в установленные сроки организовывать капитальный ремонт жилого помещения».

Если без лукавства, то срок капитального ремонта жилого помещения уже не раз созрел за те почти 60 лет, как дом был сдан в эксплуатацию. Бесспорен и тот факт, что люди, коим доверено организовывать на вверенном им участке страны благопристойную жизнь гражданам, должны относиться к тем, кто оказался в сложной жизненной ситуации, человеколюбивей.

Кто прав?

Невольно проведёшь параллель с районным руководством. В деревнях и сёлах за пару лет в целях пожарной безопасности и в соответствии с краевой программой переложили печи и поменяли электропроводку всем малоимущим семьям, имеющим детей. Поставили датчики. Несколько раз в год совместно с пожарными отправляются проверять исправность того, что было отремонтировано, заменено за счёт средств краевого бюджета. Программу эту никто не закрывал. Что мешает порадеть о гражданке Конак с её детками городской мэрии, хотя бы обезопасив их по электрической части, дать возможность сэкономить сиротские и инвалидные пенсии на дополнительные килограммы вкусной и полезной пищи для детей?

Пишу сии строки и боюсь за бедную вдову. В том же типовом договоре означено, что он заключён сроком на 364 дня, «который исчисляется с 25.11.2014 г. по 23.11 2015 г.». Могут ведь найти повод, чтобы расторгнуть его, если вдова не справится с ремонтом. Есть пункт, предусматривающий, что и Татьяна обязана содержать жилое помещение в технически исправном и надлежащем санитарном состоянии. А зачастую прав тот, у кого больше прав.

Наверняка с наступлением тепла комнаты будут отмыты, двор вычищен, а для доведения до технически исправного состояния нужны немалые средства. Поскольку дом муниципальный, то, может, всё-таки мэрия на условиях софинансирования поможет семье с инвалидом поменять оконные рамы, двери, перестелить полы? Может, владельцы каких-то магазинов стройматериалов выделят из своих запасов по нескольку листов ДВП, банок краски? С миру по нитке – и у выживающей на пенсию семьи появится по-настоящему пригодная для жилья квартира…


Комментарии:




Свежий выпуск

Видео



Решаем вместе
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!