Героями нашего времени чаще всего становятся неожиданно и незаслуженно. Вряд ли всем известны имена, скажем, лучших врачей страны. Пресса про них скажет разок, но за ними не ходит. А ходит, к примеру, за Марой Багдасарян, которую теперь знает каждый, хоть немного причастный к Интернету и телевизору.



Для уникумов незнающих поясню: Мара – это такая девушка 24 лет, живет в городе Москве, папа ее то ли мясной король, то ли нефтяной принц – здесь данные разнятся. Она учится в вузе, имеет парк дорогих машин, а самое интересное, гоняет на них так, что получаются аварии с трупами, каковым чуть не стала и сама Мара. Ее отдавали под суд, лишали прав, стыдили, приговаривали к общественным работам, но она все равно гоняет. За 2015 год девушка набрала штрафов на миллион рублей. Недавно вот опять ее поймали без прав, заставят раскошелиться еще на 15 тысяч, но, судя по всему, ее это не остановит, поскольку не останавливало ранее. Последнее происшествие спровоцировало вопрос высокого порядка, повторившийся в разных СМИ: а вообще, почему целое государство, такое огромное и сильное, не может справиться с какой-то Марой, физиономия и похождения (поежжания скорее) которой маячат перед страной несколько лет?

Вопрос этот имеет два конкретных ответа, и оба они правильные, но ни один не соответствует здравому смыслу. Да, так бывает, и гораздо чаще, чем кажется.

Первый правильный ответ – несовершенство законодательства. Здесь настолько все правильно, что даже мажорство Мары ни при чем. Несколько лет назад коллега из Хакасии рассказала о тамошнем рекордсмене, набравшем триста тысяч рублей штрафов, тридцать пять лет лишения прав и отсидевшем разных арестов на три с лишним года в общей сложности. Все эти подвиги, прошу заметить, были совершены посредством старой, замызганной шестерки. Юноша садился за руль, едва выйдя из каземата, – назло ГИБДД и вообще государству, огромному и сильному, дразнить которое, видимо, составляло высшее счастье в его жизни. Законодатели уже сколько лет собираются таких упорных наказывать жестоко – сажать, отбирать машины и пр., но проблема все еще обсуждается, и сколько так будет, неизвестно.

Второй правильный ответ – все-таки мажорство. Мару приговаривали к общественным работам, но она отвертелась, принесла справку, что больная, совсем и очень. Разумеется, что возможностей доставать справки, платить штрафы и вообще воздействовать на систему у представителей ее социального класса неизмеримо больше, чем у нас с вами. Даже при несовершенном законодательстве Мара могла бы махать метлой до скончания века, как ее хакасский собрат, однако же ни разу не махнула.

Почему? – вопрос риторический.

Между тем Мара олицетворяет собой один сплошной вызов государству, которое почему-то не желает с ней возиться. Хотя очевидно непреодолимых преград здесь нет. Ну и что, что у нее папа? При желании оно и не таких «пап» ломало. Ну и что, что нет оснований для более основательной кары, чем лишение прав? Аль Капоне тоже никак не могли посадить за то, чем он занимался – за убийства, бутлегерство, сутенерство, грабежи, – а сел он за злостное уклонение от налогов. Но так ведь сел же! Получил 11 лет «Алькатраса», отсидел семь, вышел смертельно больной, что послужило уроком не только мафии и злостным налоговым уклонистам, но и успокоило общественное мнение. В том смысле, что оно убедилось – связка «преступление – наказание» применима ко всем, а не к некоторым. Ради этого правоохранительные органы США творчески подошли к выполнению главной задачи – «наказать».

Мара, конечно, вовсе не Аль Капоне, но долгоиграющая история этой барышни действует на общество разлагающе, показывая, что одни «равнее» других, и, повторю, самое скверное, что эта история длится не первый год и конца ей не видно.

Одно дело, когда публика возмущается: «народ беднеет, а они жрут», и совсем другое, когда публика начинает обобщать и спрашивать: почему государство не остановит Мару? А это нехороший симптом.

Ссылки по теме:

Комментарии: