Алексей Клешко: «Нам нужно учиться уважать друг друга» Мы все время оглядываемся на власть. Даже если нам не нужна ее помощь, всегда полезно знать, куда она повернет руль и ветрила

Алексей Клешко: «Нам нужно учиться уважать друг друга» Мы все время оглядываемся на власть. Даже если нам не нужна ее помощь, всегда полезно знать, куда она повернет руль и ветрила

Самая близкая к нам власть – муниципальная. При всей важности решений президента и федерального правительства именно местные чиновники воплощают их в жизнь, интерпретируют и, что греха таить, иногда динамят. В последнее время в крае принято много решений по развитию органов местного самоуправления. Главный их идеолог на региональном уровне – вице-спикер Законодательного собрания края Алексей КЛЕШКО. Мы встретились в преддверии краевого съезда Совета муниципальных образований. Но речь шла не только об уровнях власти и их полномочиях. Накануне Дня народного единства, к которому большинство никак не может привыкнуть, мы попросили депутата рассказать о своем отношении к этому празднику.

– История у праздника отличная. Он отсылает нас к событиям, важным для страны и русского народа с точки зрения формирования национального самосознания. И хорошо, что его не внедряют принудительно. Думаю, пройдет время, и этот день станет понятным, привычным всем праздником.

В истории нашей страны ведь были разные периоды – и времена духовного подъема, и времена забвения. Мы помним, как совсем недавно слово «патриотизм» было ругательным. А сегодня оно вернулось в нашу жизнь, и многие с гордостью говорят: я патриот. Сейчас – ренессанс исторической культуры в России.

Перестройка – это потребительский бунт

– Вы автор многих проектов, направленных на формирование патриотизма. Без уважения к своей стране, без гордости за «свое» и «наше» Россия никогда не станет сильной. Мы и сейчас этим не отличаемся, и раньше патриотизм во многом был насажденный. В чем проблема: менталитет, государственная политика?

– Мы привыкли говорить о терпеливости нашего народа, я соглашусь с этим, но только отчасти. У нас, русских людей, удивительным образом переплетена терпеливость с нетерпением. Постоянное ожидание чуда – если не духовного, так материального. Известный английский постмодернист-философ Кристофер Коукер предлагает очень интересный взгляд на нашу историю. Он, например, считает, что в России перестройка 90-х означала потребительский бунт. Да, лидеры говорили про демократию, свободу слова, а люди хотели полных прилавков магазинов и доступ к такому же качеству жизни, как в Европе.

– Интересная точка зрения…

– Помню тот период: очень много говорилось, что надо отнять у партийных боссов привилегии, поделить – и всем станет хорошо. Была общая усталость от неустроенности в простейших вопросах. Я жил тогда с родителями в Абакане, и мы вставали в шесть утра, чтобы занять очередь за молоком. Говорят некоторые о свободной раздаче жилья, но вспомните, сколько люди стояли в очереди за квартирой в советское время.

– Многие не могли получить по 20–25 лет. Есть семьи, которые жили в рабочих общежитиях поколениями.

– Во многом это пренебрежение бытовыми потребностями людей привело к тому социально-политическому взрыву – и, кстати, этот урок должны помнить и политики, и народ…

Но вернемся к теме терпения и нетерпеливости. Президент объявляет о модернизации здравоохранения, а мы через месяц спрашиваем: ну и где результат? Почему мы ждем резких и радикальных изменений? Ведь вроде все взрослые люди, в волшебников никто не верит… Или другое проявление. Люди предъявляют претензии власти (часто очень справедливые), но некоторые ждут исключительного отношения к себе: все пусть живут по закону, а для меня сделайте исключение. Мне пишет девушка: «Мы вас так уважаем, помогите ребенка устроить без очереди в детский сад». И когда я отвечаю, что борюсь с любыми блатными и очередями, настаивал на создании электронной очереди и не могу поступать в противовес собственным принципам, в ответ слышу: «Я так и знала, что отмажетесь…» Это яркий показатель того, как устроено наше сознание.

Так и с патриотизмом: некоторые хотят любить идеальную родину. А мне кажется, что мы должны любить родину, какая она есть. И силы свои напрягать, чтобы лучше стала наша родина.

Живи свободно здесь и сейчас

– Определенная часть людей сегодня любит публично порассуждать о нашей несвободе, позаламывать руки на тему: «Пора валить из этой страны».

– Я постоянно цитирую своего любимого грузинского философа Мераба Мамардашвили. Он говорил, что нельзя подготовиться к жизни в свободном обществе. Живи свободно здесь и сейчас, и ты будешь свободным. Ведь внешних ограничителей не так-то и много. Мамардашвили во времена перестройки спросили: «Вы признанный ученый, почему не уехали на Запад от советского гнета?» И философ сказал очень мудрые слова: «Я живу в своей стране 400 лет. Почему я должен отсюда уезжать? Пусть уезжают те, кто мешает нам жить». Конечно, Мамардашвили имел в виду историческую память своей семьи – и это истинный патриотизм.

– При этом важно знать и помнить историю своей семьи, своего края, страны.

– Вот здесь нам страшно не хватает деятельного, искреннего патриотизма. Наш губернатор, например, выступил с замечательной инициативой – заранее начать готовиться к 400-летию Енисейска (юбилей город будет отмечать в 2019 году). Но вот был я в Енисейске летом, приехал сейчас: как там не было ни одного указателя к историческим зданиям, ни одной таблички, так и нет. Мы идем по городу, глава администрации показывает: вот это у нас палаты петровских времен. А как про это узнает приезжий? На енисейском музее вы даже не увидите крупной вывески на фасаде. А его коллекция абсолютно уникальна, он старше красноярского краеведческого. Сегодня в Енисейске отреставрирован Спасо-Преображенский монастырь. В этом году отметили 370 лет его официального упоминания в хрониках и 350 лет, как в Енисейск прибыл протопоп Аввакум. При должной энергии местных инициаторов это могло стать краевыми событиями, поводом для межрегиональных конференций, привлечения людей. Но этого пока нет… Никто не позаботится о нашей великой истории, кроме нас. А сохранить память – это усилие. Она сама не хранится.

– Хотелось бы гордиться не только великой историей, но и настоящим.

– Мы должны подмечать проблемы, без этого нельзя развиваться. Но мы можем подмечать, что у нас есть хорошего? Например. Впервые за все годы существования края создан свой высокотехнологичный кардиологический центр. Уникальный. У него отличные показатели: на уровне страны самая низкая смертность при тяжелейших операциях. Мы гордимся этим центром? Мы говорим с гордостью, что Красноярск – город не только фонтанов, но и такой вот высококачественной медицины? Это я не к тому, чтобы смотреть сквозь розовые очки. Но очень важно, чтобы наши пламенные трибуны понимали: нельзя все время бить по рукам. Того, кто хорошо работает, нужно поддерживать, не жалеть добрых слов. Тогда, уверен, и другие проблемы будет проще решать.

Поиск пастуха и гражданское общество

– Развитие органов местного самоуправления – один из способов корректировки менталитета, а если громче – строительства гражданского общества, в котором каждый человек осознает свою ответственность за происходящее?

– Для меня местное самоуправление – это не чиновники, а местные сообщества, когда мы начинаем сами обустраивать жизнь. В ратифицированной Россией Европейской хартии о местном самоуправлении ему дано очень правильное определение: это способность населения самостоятельно и под свою ответственность решать вопросы местного значения. Ключевая роль в этом принадлежит не чиновнику, а гражданам.

– Почему у нас эта тема не поддерживается? Журналистам неинтересно или люди не понимают, не хотят признать, что все зависит от них?

– У нас журналисты – люди городские… Когда мы начинали конкурс среди органов местного самоуправления, в одной из номинаций победил Прилужский сельсовет Ужурского района. Я этих женщин, сельских депутатов, спрашиваю: «Когда вы почувствовали, что что-то сами можете?» Они ответили: «Когда смогли найти пастуха для сельского стада». Многим горожанам этого не понять. Корова – кормилица, но и предмет заботы и проблем. И когда эти сельские депутаты нашли ответственного пастуха, к ним односельчане стали относиться с уважением. Они решили одну из ключевых задач местного сообщества, с людьми же и решали… Но пока таких примеров становления местного сообщества, общественной солидарности у нас не очень много.

– У нас народ сам по себе, власть сама по себе. Они не пересекаются, нет диалога между народом и властью.

– Давайте признаемся честно: у нас вообще плохо с диалогом. И между обществом и властью. И между богатыми и бедными, между образованными и необразованными… У нас общество пока предпочитает делиться: по партиям, по клубам, по компаниям – как угодно, лишь бы делиться. А нужно стараться понимать друг друга.

– Но как понимать, если власть, краевые депутаты дают при дефицитном бюджете налоговые льготы далеко не бедным энергетикам?

– Вот видите, и вы попались в ловушку лжи. Кому на самом деле дали льготы? Генерирующим компаниям, тем, кто наращивает мощности. Льготы должны восстановить ресурсы, которые, например, ТГК-13 потратила на строительство нового энергоблока ТЭЦ-3. Введение его в строй должно решить проблему с теплоснабжением всего Советского района Красноярска, самого крупного в миллионном городе. Плюс по соглашению с краевыми властями компания должна по графику осуществить модернизацию станции в Назарово. Это нужно объяснять людям – спокойно, не нервничая, на языке фактов и цифр. Пока и власть, и бизнес делают это не очень умело. И те, кому выгодно разделить наше общество, делают все, чтобы мы не слышали друг друга.

– Реализация грантовых программ «Социальное партнерство во имя развития», «Жители за чистоту и благоустройство», идеи которых принадлежат, в том числе, и вам, направлены именно на улучшение слышимости?

– На эти программы мы тратим более 150 миллионов рублей в год. Они наглядно показывают, как просыпается гражданское общество. Только что был в Лесосибирске. Там на базе лицея энтузиаст-преподаватель по нашему гранту развивает авиамоделирование с ребятишками. Их немного, но они увлечены. И самое главное – когда этим занимается неравнодушный человек, история выходит на совершенно другой уровень. Помимо работы с авиамоделями ребята занялись историей енисейской авиации. Встречались с ветеранами авиации, записывали воспоминания. И уже издали книжку «История Енисейского аэропорта». Один грант объемом 75 тысяч рублей, а как много сдвинуто. Потому что в основе инициатива. Общественная жизнь захватывает людей. Человек, у которого получилось, становится другим. Во-первых, он верит в себя, во-вторых – в других. В-третьих, у него появляется навык обустраивать социальные связи.

– И он уже не может это бросить.

– Конечно, и таких примеров в программе «Социальное партнерство во имя развития» сотни… Идея губернаторских грантов «Жители края за чистоту и благоустройство» появилась, когда мы обсуждали, как объяснить людям, что прежде всего от них зависит порядок вокруг. Можно выделять сколько угодно денег, но опыт показывает: если это делают не сами люди, очень быстро все уничтожается (склонность к вандализму у нас в обществе потрясающая!). Но когда люди участвуют в благоустройстве сами, отношение другое. Поэтому в программе главное условие: жители должны быть вовлечены в процесс. Я ездил смотреть реализацию грантов в Енисейском, Минусинском, Краснотуранском, Богучанском, Тасеевском и многих других районах. Везде вижу: само участие в реализации гранта стало основой для появления того самого неравнодушного соседского сообщества, о котором мы с вами говорим. В Сухобузимском районе глава сельсовета рассказывает: в деревне осталось три мужика, но они все вместе вышли с ребятишками делать палисадники для ветеранов войны. Объединяет людей не низость и подлость, а нравственная высота доброго дела.

Чиновники на самообслуживании

– Простые люди плохо разбираются в уровнях власти, когда и к кому обращаться: муниципальная, краевая, федеральная. Чиновники пользуются этим и перекладывают ответственность: это не наш вопрос. Что здесь эффективнее: ликбез среди населения или борьба с бюрократизмом?

– Как раз та ситуация, когда нужно идти по всем фронтам. Ликбез, безусловно, нужен, необходимо повышать и ответственность чиновников. Но я убежден, что без ответственности обеих сторон ничего не получится. За годы депутатской деятельности есть разные примеры. Бывает, помог человеку на старте – он встал и пошел дальше. А есть люди, которые протоптали дорожку в приемную и уже по всем вопросам приходят только сюда. Их спрашиваешь: «Вы еще куда-то обращались?» – «Нет, вы же обратитесь!» Недавно прочитал замечательный монолог товарища, который написал: «У меня удивительная профессия – тыжюрист». Нужно обойти закон – тыжюрист. Нужно потребовать исполнения закона – тыжюрист. Этого «тыж» у нас много… И третья составляющая: за счет чего люди решают свои проблемы? Несколько лет назад ко мне на прием пришла молодая женщина. Она долго рассказывала, как тяжело они живут с мужем и маленьким ребенком со свекром. Но, если живописания убрать, все сводилось к одному. Они пришли жить в однокомнатную квартиру свекра, которому 70 лет. Выселили его на кухню, а теперь пришли к депутату, чтобы он помог определить старика в психушку. Это же чудовищно. Нам всем надо учиться уважать и поддерживать друг друга.

– Но несносная манера многих чиновников отвечать отписками или «заматывать» вопрос никак не способствует диалогу и дискредитирует всю власть в глазах конкретного человека.

– Хотите, свой пример приведу? Я в феврале написал обращение в правительство края, что, пока не принят федеральный закон с регламентом проверки безопасности аттракционов, которые наводняют летом наши улицы, стоит изучить опыт тех регионов, которые установили свои правила и не ждут решения из Москвы (даже приложил примеры региональных правил). Март проходит – ответа нет. В конце апреля опять пишу – ни ответа ни привета. В мае пишу губернатору, видимо, он дал кому-то втык – мне приходит ответ: изучаем. В октябре по тому письму, которое я писал в феврале, замгубернатора Кузичев провел совещание и дал задание всем заново изучать… А ведь это вопрос жизни и безопасности наших ребятишек.

Мы вот на последнем заседании сессии Законодательного собрания даже специальное постановление подготовили – чтобы напомнить чиновникам об их ответственности за работу с обращениями граждан, о недопустимости волокиты и отписок.

– Если бы все чиновники исполняли качественно свою работу, наша жизнь стала бы гораздо лучше.

– Здесь слово «чиновники» можно заменить любым. Когда я начинал работать на краевом радио, наш звукорежиссер Саша Вигель ставил в эфир песню, у которой такой рефрен: «Но у меня есть работа, и я буду делать ее хорошо». Не так уж важно, где человек работает – на предприятии, в школе или в администрации. Лично делай свою работу хорошо на любом рабочем месте. Это многое меняет.

Неравенство и недофинансирование

– Вы часто становитесь на сторону муниципальной власти. Это приоритет депутатский или человеческий?

– Это прагматичный выбор – я убежден, что проблема человека должна решаться быстро. А быстрее всего это можно организовать на местном уровне. Поэтому мы должны поддержать местную власть, она должна быть дееспособной.

– Какие самые сложные проблемы сегодня стоят перед муниципалитетами?

– Первое: хроническое недофинансирование мандатов, за которые отвечает местное самоуправление. Муниципальные образования, а их у нас больше 570, очень разные. Сельсоветы, в которых меньше 100 человек, и миллионный Красноярск – это все местное самоуправление. Диспропорции в финансовом обеспечении огромные. Краевой бюджет все время выступает демпфером, мы пытаемся сделать ситуацию хоть чуть-чуть более устойчивой, чтобы эти качели не перевернулись. Но пока местная власть – это бедная власть. Вторая часть проблем: из 570 муниципальных образований доноров с десяток-другой. Значительная часть привыкла, что им ДОЛЖНЫ ДАТЬ. Это уродует психологию людей. Они перестают смотреть, что могут сделать сами. Значительная часть проблем нашего малого бизнеса связана с тем, что местная власть в нем не заинтересована. Им все краевой бюджет даст.

– А вторая часть проблем малого бизнеса связана с контролирующими органами.

– Разве только бизнес стонет от проверяющих? У меня такое ощущение, что эти-то люди точно с Луны. Сами, давно не живя по инструкции, хотят, чтобы по ней жили все остальные. А откуда на это найдутся деньги, силы, ресурсы, в чем смысл этих требований, мало кто понимает. Мы в крае потратили колоссальные средства, чтобы по требованию пожарных на 7–10 сантиметров расширить дверные проемы в социальных учреждениях. Как это изменило ситуацию? Этот прессинг, под которым живет местная власть, изматывает людей, отвлекает их от действительно важных дел.

И еще одна проблема – неравенство: образовательное, по доходам. Одну и ту же должность в далеком районе и Красноярске занимают люди с разным образованием и уровнем подготовки. У нас сегодня директор школы иногда получает значительно больше, чем глава сельсовета. А ответственность у главы даже выше. Мы понемногу преодолеваем цифровое неравенство, техническое, в качестве жизни. Это не произойдет быстро, у нас нет таких гигантских ресурсов. Но мы должны в каждом муниципалитете иметь план продвижения – повышения эффективности, улучшения ситуации…

– Через несколько дней состоится очередной съезд Совета муниципальных образований. Что решают такие мероприятия?

– Толковый глава на съезде не ждет ценных указаний, хотя, безусловно, ему важно знать основные направления краевой политики. Но помимо этого важно услышать других людей, чужой опыт. Тогда появляются свои новые идеи. Конечно, общение на съезде с краевыми руководителями, наиболее эффективными главами местного самоуправления поддерживает уверенность и в своих действиях. Поэтому еще до того, как появились эти съезды, Законодательное собрание инициировало съезды депутатов разного уровня, создавая площадки диалога.

Юридический – это тоже язык

– Почему законы для людей пишутся таким сложным языком, что даже не каждый специалист способен внятно растолковать их простому человеку?

– Пока ты не умеешь читать, кажется, все книги написаны не на русском языке. Юридический – это тоже язык. До середины XIX века почти все дипломаты в мире говорили на французском языке, чтобы одни и те же слова употреблять в одинаковом значении. И правила юридической техники и терминологии нужны, чтобы одно и то же называть одинаково. Проблема в другом: когда автор закона или инструкции держит в голове главное – что это все будет исполняться одними людьми ради других, – получается работающий механизм. А вот если этого нет, если пишется закон ради закона – это раздражает… Ну а что касается «толкователей» – мы всерьез сейчас обсуждаем с профессионалами, той же Ассоциацией юристов, что нам в крае нужна своя программа правового просвещения.

– Не все любят учиться, еще меньше хотят, чтобы кто-то их учил. Вот вы любите учиться?

– Я думаю, все мы учимся постоянно. По данным ЮНЕСКО, ежегодно в мире устаревает 3–5 процентов общих знаний и до 20 процентов профессиональных. Я продолжаю в режиме хобби вести передачи на телевидении, чтобы не утратить свою квалификацию. ТВ сейчас и 20 лет назад – это два разных мира. И так – в любой профессии. Учиться нужно постоянно, но современная учеба – это не просто прослушивание лекций. Для меня работа над каждым законопроектом тоже учение: я открываю для себя что-то новое. Мне кажется, что любой человек, который работает честно, учится постоянно.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Сроки договоров продлят без торгов
Еще немного – и в Законодательном собрании начнут подводить итоги политического сезона, который был насыщен разнообразными событиями и новыми вызовами,
Жизнь продолжается
Я никогда не испытывал, но вполне могу представить чувства земляков, за какой-то миг потерявших все во время майских пожаров. В
Поиск новых возможностей
Сегодня импортозамещение – задача номер один для большинства компаний. От того, насколько оно окажется успешным, зависят производственные и инвестиционные планы