Без скидок на молодость

Без скидок на молодость

Должность Анны ВЕДЕНКОВОЙ звучит внушительно: старший следователь второго следственного отдела Второго управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Красноярскому краю. Трудно совместить это с образом хрупкой молодой девушки. И тем не менее Аня пришла в профессию не случайно: еще в детстве запали в душу рассказы прадеда, который был первым прокурором только что созданного Кировского района.

Сначала поступила в юридический техникум. После получения среднего специального образования работала судебным приставом и одновременно заочно получала высшее образование в Школе милиции.

Ответственные решения

– Работа пристава считается мужской. Ведь приходится иметь дело с людьми, зачастую конфликтными, а порой и опасными. Как вы с этим справлялись?

– Действительно, работа связана с получением денежных средств, а отдавать их никто не любит. Общение само по себе конфликтное. Тем более приходилось ходить по квартирам в неблагополучных местах Ленинского района. Работала одна, ведь защиты приставу не полагается никакой, независимо от того, девушка ты или мужчина.

– Были опасные случаи?

– Были. Помню, открыл дверь не совсем адекватный мужчина. Явно в состоянии опьянения, возможно, наркотического. В руке у него был нож. Честно говоря, я не помню дальнейшего в деталях, но в итоге мы как-то договорились. Удалось убедить мужчину, что пришли не коллекторы, бить и оскорблять его никто не собирается.

– После получения высшего образования вы пришли в следственный отдел. Как вас приняли коллеги?

– Хорошо. Я работала сначала в следственном отделе по Кировскому району. Был очень хороший коллектив. К любому из коллег можно было подойти с вопросом, и он обязательно помогал. Поддержка была колоссальная. А на первых порах вопросов у меня, конечно же, было много. Теорию в институте преподают, но на практике все несколько по-другому. Приходится самостоятельно принимать решения, и они всегда ответственные, потому что влияют на судьбу того или иного человека.

Случаи из практики

– Помните свое первое дело?

– Конечно. Это было дело о вымогательстве. Двое несовершеннолетних требовали деньги у третьего. Сейчас я вижу, что сложности в этом деле не было никакой. Но оно было первым. Каждое действие, каждый документ – в первый раз. И, конечно, это запомнилось. Тяжело, как я понимаю, было моему руководителю – я постоянно подходила советоваться. И он всегда помогал, не отговариваясь занятостью. Поэтому все прошло удачно. Я закончила это дело за месяц, и оно ушло в суд.

– После первого последовали и другие дела. Расскажите о каком-нибудь необычном случае из практики.

– Запомнилось дело о покушении на убийство. Орудием преступления стал автомобильный свечной ключ… заряженный патроном 12-го калибра. А в качестве бойка использовалась головка от молотка. Причем устройство сработало то ли с третьей, то ли с четвертой попытки. Было темное время суток, шел дождь, пострадавший находился в компании, и никто не обратил внимания на злоумышленника, стоявшего у подъезда, до тех пор, пока не раздался выстрел.

Однако покушавшийся не учел, что в ружье или пистолете патрон надежно изолирован и не может повредить стрелка. А в его самоделке такая защита отсутствует. В итоге пострадали оба – потерпевший получил огнестрельное ранение, стрелявшего также госпитализировали с ожогами лица и рук. Очень интересными были следственные действия по этому делу.

Например, специалисты, проводившие баллистическую экспертизу, были просто шокированы – в их практике такое странное огнестрельное оружие раньше не встречалось. Надо было «отстрелять» его, чтобы доказать, что рана потерпевшему нанесена именно этим устройством. А для этого необходимо было придумать, как защитить самого эксперта, чтобы он, подобно злоумышленнику, не оказался в больнице. Но эксперимент прошел успешно, и выводы следствия были полностью подтверждены.

В кино и в жизни

– В нашей стране очень популярны сериалы о работе сотрудников правоохранительных органов. Смотрите ли вы эти сериалы, и не вызывают ли они у вас как у профессионала улыбку?

– Действительно, забавные моменты там встречаются. Но к реальности все это имеет очень отдаленное отношение. Упускается из виду такой огромный и очень важный пласт, как работа с документами. Без этого немыслима работа следователя, но понятно, что зрителю это неинтересно. В сериалах все быстро и легко.

Только в кадре появляется труп, и буквально через пять минут готово заключение экспертов. А в жизни есть очереди на экспертизу. Но люди верят фильмам, и поэтому у них возникают к нам вопросы: почему так долго все делается? Потому что все надо сделать по закону и процессуально правильно. А для этого требуется время. Ведь мера ответственности и цена ошибки в нашей работе очень велики. Мы должны подтверждать любой свой вывод доказательствами. Даже когда, казалось бы, все ясно и человек сам сознается, что совершил противоправное действие.

– То есть знаменитая фраза о признании как царице доказательств в корне неверна?

– Конечно. Ведь на суде человек может отказаться от своих показаний, и если доказательная база слаба, суд не сможет принять обоснованное решение.

Следователь должен быть психологом

– В своей работе вы сталкиваетесь с темной стороной жизни. Не становитесь от этого жестче, суше, равнодушнее к людям?

– Нет. Общаясь с людьми, даже преступившими закон, понимаешь, что среди них много интересных, неординарных личностей. Зачастую причины, заставившие их совершить преступление, откровенно глупы: кому-то что-то доказать, перед кем-то покрасоваться. И сама перспектива наказания заставляет их переосмыслить свою жизнь. Особенно это касается несовершеннолетних.

Был у меня такой подследственный. В свое время ему не хватило моральной стойкости, чтобы отказать своим «друзьям». В результате за участие в вымогательстве он получил условный срок. Однако ближе к концу этого срока был выявлен еще один эпизод вымогательства с его участием, который во время первого следствия остался неизвестным.

Мы снова встретились, и это уже был совершенно другой человек. Он стал работать в трудовых отрядах главы города, записался в спортивную секцию. Все учителя отмечали, что молодой человек поумнел, повзрослел, стал более ответственным. Его окружение полностью изменилось. Вместо дворовых знакомых появились нормальные, порядочные люди. И его одноклассники, и педагоги пришли в суд, чтобы поддержать парня. Такое количество людей и их положительные отзывы, ходатайства – все это, конечно, оказало влияние: суд счел возможным вновь не назначать реальный срок.

То есть даже условное наказание – это серьезный стимул, чтобы переоценить свою жизнь. Человек понял: перспектива попрощаться с семьей, близкими людьми и отправиться в тюрьму очень реальна. А в тюрьму не хочет никто.

– Надо ли следователю быть психологом?

– Обязательно. Без этого нельзя, в любом разговоре двух людей «включается» психология. Нам приходится работать с очень разными людьми – от детей 4–5-летнего возраста до людей, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. И к каждому нужен свой подход.

Но однозначно грубость, давление – такие методы работают плохо. Человек замыкается в себе или начинает агрессивно реагировать. А ему нужно знать, что следователь понимает его. Тогда он сможет сделать осознанный выбор – до конца упорствовать, ухудшая свое и без того непростое положение, или помочь себе, сотрудничая со следствием.

Фотографии Олега КУЗЬМИНА, Марата ВИНСКОГО

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Принят закон, необходимый для поддержки погорельцев
Вчера, 19 мая, состоялась сессия Законодательного собрания, где обсуждался единственный вопрос – законопроект «О мерах социальной поддержки граждан, проживавших в
20 мая 2022
Уверенной поступью
Пока бывшие европейские и заокеанские «партнеры» суетятся вокруг очередного (не помню уже, какого по счету) пакета антироссийских санкций и никак
Еда – дело местное!
В условиях санкций члены ассоциации «Енисейский стандарт» работают под девизом «Еда – дело местное!». Деликатесы от краевых аграриев могут заменить