Бизнес на крови

Почему в Красноярске нет организации «Красноярск против наркотиков»?

Бизнес на крови Почему в Красноярске нет организации «Красноярск против наркотиков»?

Потому что на этом политических дивидендов не пожать. Обвинять придется не только власть. Как в случае с заводом ферросплавов. Между тем ферросплавный бизнес по сравнению с наркобизнесом – семечки. По данным ФСКН, ежегодно наркотики убивают в России 70 тысяч человек. Средний возраст погибших – 28 лет. Но в последнее время наши СМИ о наркомании говорят почему-то все реже.

Молчать нельзя рассказать

Возможно, тема считается «приевшейся», а может быть, причина – ужесточение законов в части пропаганды. И есть реальная угроза из лучших побуждений попасть под статью УК. В целом в стране неоднозначные мнения о нужности и полезности последних поправок в различные кодексы, но в этой части они скорее хороши, чем плохи. Неправильный рассказ о наркотиках действительно может не только в очередной раз напомнить о необходимости бороться с ними, но и стать рекламой. Морализаторствовать тоже бессмысленно и вредно.

Но и молчать, делая вид, что это нас не касается, – не выход. Когда коснется, будет уже поздно. Может быть, именно из-за этого молчания общество так и не объединилось в методичной непрерывной борьбе с наркотиками. Хотя пример, когда общественное мнение оказывается сильнее всякого лобби, вот он – свежайший. Запрет на свободную продажу кодеинсодержащих лекарств был принят в 2012 году. Потребовалось всего полтора года солидарных массированных выступлений СМИ и общественности, чтобы закон, которому противодействовало фармацевтическое лобби, был принят.

Но на этом народный запал как-то иссяк. Между тем зараза расползается, поражая самых незащищенных – детей.

Деньги, деньги

Торговля наркотиками – самый прибыльный «бизнес». Килограмм героина в Афганистане стоит меньше 10 тысяч долларов, в России его цена вырастает в 15 раз.

В конце января красноярские наркополицейские задержали 14-летнего цыганенка, который зарабатывал до 100 тысяч рублей за сутки, сбывая такое количество героина, которое способно убить не менее 50 человек. В Канске судят группировку, которая в день на том же получала в среднем 300 тысяч (примерно 100–150 смертельных доз). Доход руководителя еще одной группы, уже осужденной, составлял в день полмиллиона (200–250 смертельных доз). Рядовые участники были куда менее обеспеченными. Они получали «зарплату» – от 10–50 тысяч рублей в месяц.

Каждое десятое преступление в Красноярском крае связано с распространением наркотиков. Если же учесть все грабежи, кражи, разбои, которые совершены, чтобы добыть денег на дозу, цифра вырастет в разы. В эту систему в стране вовлечены сотни тысяч людей: курьеры, сбытчики и организаторы разных уровней.

Это похоже на финансовую пирамиду, где каждая ступенька наживается на предыдущей и всегда есть лузеры, которые кормят всех. Для вовлечения все новых и новых шестерок и «потребителей» верхние уровни используют любые средства.

Их прибыль доходит до тысячи процентов. Ежегодный мировой наркооборот, по оценке Интерпола, 500–800 млрд долларов. Отмывая эти баснословные барыши, строят сотни офисных центров, домов, рынков, магазинов. Что еще может приносить такую выгоду? В зависимости от уровня преступной пирамиды доход падает в разы. А самый широкий, последний слой – те самые 4 млн из рядов российской молодежи – получают лишь толику удовольствия на начальном этапе, а потом унижения и почти непрерывные физические мучения до конца короткой жизни.

Берут на слабо

У обитателей нижнего уровня, которые и становятся основными поставщиками новых зависимых, две основные причины делать это. Во-первых, любой наркоман испытывает вину и комплекс неполноценности. Он видит, что здоровые, успешные люди избегают его. Приобщив еще кого-то к наркотикам, он успокаивает себя тем, что он не один такой. Вторая причина куда банальнее – каждый наркоман становится сбытчиком, чтобы заработать себе на дозу. Предлагая попробовать, они не задумываются о морали, поэтому легко и ловко манипулируют подростками. Кому-то советуют доказать, что он свой в компании, что уже не маленький. Кому-то говорят о наркотиках как о запретном удовольствии, тайном знании. Кому-то – что в жизни надо попробовать все. Эту фразу сами наркоманы называют самой подлой, потому что им чаще всего уже ничего не удается попробовать. Подросток не знает, как отказаться от всех этих назойливых предложений. Не скажешь же, что просто страшно. Не каждый взрослый имеет силу в ответ на «что, слабо?» сказать «да, слабо!». Что уж говорить про подростков…

002.jpgТех, кто попал в зависимость, дальше уже используют, не стесняясь и не утруждая себя поиском слов. Это мир, где все используют друг друга, врут и разводят на деньги. Никто никому не доверяет. Все хотят обмануть всех.

Наркоман, получив один-два раза удовольствие от того, что «крутой» взрослый чувак, пошел против мамы-папы и т. д., закабаляет себя у наглых сбытчиков. Их ряды пополняют не только такие же наркоманы, но и люди с садистскими наклонностями. Им доставляет удовольствие унижать, растаптывая то, что осталось в наркомане от человека.

Знаменитый английский экономист Мартин Монтгомери в позапрошлом веке говорил: «Грязная торговля рабами была просто актом милосердия по сравнению с торговлей опиумом. Мы не разрушали организм африканских негров, ибо наш интерес требовал сохранения их жизни и по возможности здоровья. А продавец опиума сознательно убивает тело, да еще после того, как развратил, унизил и опустошил человека нравственно».

Кто и как использует наркоманов

Разводят наркоманов вообще все, кто крутится рядом с ними по собственному интересу или по долгу службы. Барыги, подмешивая в наркотик соду, сахар, соль, муку, мел, анальгин, аспирин, борную кислоту. «Он продает для того, чтобы получить деньги, а не для того, чтобы тебе сделать хорошо», – объясняет правду жизни один из употребляющих. Он же рассказывает, что в наркотиках встречается даже крысиный яд: «Очень часто в большие конфискованные партии мусора приправляют крысиный яд и обратно пускают на улицы, сбив себе бабла с барыги. Мусора презирают наркоманов…» (Сленг первоисточника сохранен.)

Продавцы запросто могут и подставить своих постоянных покупателей. Заранее зная от осведомителей в погонах о готовящейся облаве, пообещав бесплатную дозу, могут попросить поработать за него на точке, «пять минут, пока я сбегаю в аптеку за шприцами». Так улучшают полицейскую статистику те, кто является в преступной цепочке последним и самым некомпетентным звеном.

Некоторые полицейские тоже без зазрения совести используют наркомана. Он не только сдает своих друзей, но и берет на себя преступления, которых не совершал.

Да, «друзья» не прочь попастись на этой поляне: подмешивают «добавки» в наркотики, исчезают с деньгами, дозой, обворовывают, грабят.

Наживаются на наркоманах и преступники, не связанные с наркотиками. Полицейские рассказывают историю, когда мошенник сбывал страждущим крапивный чай с запахом конопли. От курения у пострадавших вместо желаемого состояния начинались сильная головная боль и мощная диарея.

Неприкасаемые

Львиная доля выявленных в крае наркопреступлений приходится на обитателей нижнего уровня пирамиды. Хотя рынок на 90 % контролируется организованными группами, чаще всего связи в них налажены так, что рядовой ничего не может сообщить о других, тем более о лидере. Многие организации имеют своих экспертов, аналитиков и адвокатов. Не говоря уже о том, что все они устанавливают или пытаются получить «крышу» в полиции. Международные правозащитники полагают, что на коррупционные схемы тратится до 30 % прибыли наркокартелей.

Группировки на местах тоже защищают свою устойчивость всеми доступными методами. Красноярские борцы с наркоторговлей ссылаются на пример цыганских семей: «Специфика ведения цыганского наркобизнеса такова, что настоящие его организаторы всегда остаются в тени своих женщин и детей, подростка не посадишь, для женщины в законодательстве предусмотрены смягчающие обстоятельства».

Наркомафия защищает свой «бизнес» в России всеми доступными способами: подкупом, противодействием принятию жестких законов.

В США пожизненные сроки отбывают десятки лидеров группировок, а не только рядовые распространители. В том числе и несколько самых известных и богатых главарей наркосиндикатов. В России же пока не слышали ни об одном сидельце такого масштаба.

Не хочется заканчивать статью на такой пессимистической ноте. Поэтому из своего личного журналистского опыта могу сказать и о нарастающей внушающей оптимизм тенденции: у амбициозной молодежи наркотики не модны. Конечно, это не гарантия того, что проблема рассосется. Но, может быть, хотя бы процент вовлечения уменьшится. А это на нашем этапе борьбы уже успех.

ЦИФРЫ

По экспертной оценке, в России постоянно употребляют наркотики более 4 млн человек. С 1997 года смертность от этой зависимости увеличилась в 12 раз, среди детей – в 42 раза. Продолжительность жизни наркоманов сократилась до 4–4,5 лет от начала употребления.

За последние 10 лет:

в 18 раз увеличилось число наркоманов-подростков;

в 24,3 раза – детей-наркоманов.

Читать все новости

Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
22 июля 2024
Как волонтерство помогает в реабилитации тех, кто борется с пагубными привычками
Татьяна Иванова уже несколько лет в коляске. Говорит, раньше и прыгать, и бегать могла, даже балетом занималась. Но рассеянный склероз
Без рубрики
22 июля 2024
Афиша событий в Красноярске с 22 по 28 июля
Понедельник. 22 июля Выставка «Геометки» в галерее «В центре Мира». Всё о местах силы художников и проект про Байкал «Далай/Море» (0+).
Без рубрики
22 июля 2024
Пятая часть всего золотого запаса России добывается в Красноярском крае
В нашем регионе расположены крупнейшие месторождения рудного и россыпного благородного металла, а также уникальное ювелирное производство. Россыпи благородного металла Первое