Бор-невидимка Законодательные коллизии позволяют вырубать лес в промышленных масштабах

Бор-невидимка Законодательные коллизии позволяют вырубать лес в промышленных масштабах

Оголтелыми вырубками леса в Красноярском крае давно никого не удивить. Богатство нашего региона слишком привлекательно для предпринимателей. Все споры относительно правомерности уничтожения тайги решаются с точки зрения существующих законов. Но сегодня в районах края поднимается другая, не поддающаяся здравому смыслу, проблема. Лес вырубают там, где его… не существует.

Не сеять, а рубить

В Ирбейском районе проблема вырубки леса на землях сельхозназначения – одна из самых больных. Депутаты чуть ли не на каждой сессии ищут ответ на вопрос: как остановить беспредел, творящийся по закону? Ведь по документам в местах рубок располагаются пустые территории, а на самом деле произрастает хвойный промышленный лес. Депутаты отмечают: рубят предприниматели не глубоко в тайге (там тоже существуют незанятые земли сельхозназначения, хотя какое сельское хозяйство можно вести в глухом бору?), а рядом с населенными пунктами, там, где испокон веков ирбейцы собирали грибы и ягоды. Все понимают: отсюда проще вывозить древесину.

О вырубках в Ирбейском районе уже легенды складывают. Говорят, лес здесь кромсают огромными пластами.

Так ли это, мы решили выяснить сами. Проводить нас на место вырубок взялся местный депутат Сергей Чеусов.

…Дорога уходит в лесную зону, но до настоящей тайги с ее глухоманью мы так и не доехали. Свернули за село Мельничное и наткнулись на склад деловой древесины.

– Эта площадка лет пять назад была отдана предпринимателю под ведение сельского хозяйства, – рассказывает Сергей Чеусов. – Но он до сих пор деревья не валил, начал только в апреле 2018 года. Когда отдавали, прекрасно знали, что на этой земле находится, хотя лес здесь не оформлен. По документам на участке располагается поле. Самое печальное в этой истории: мы никак не можем добиться того, чтобы лес узаконили.

Вглубь бора уходит разбитая лесовозная дорога. Идем по ней и диву даемся: корабельные сосны скоро заканчиваются, и перед нами открывается луг с торчащими отовсюду пнями, заваленный остатками погибшего под топорами вальщиков леса.

– Еще недавно рубщики ближе стояли, – замечает ирбейский депутат. – Сейчас дальше ушли.

Вагончик вальщиков действительно стоит в отдалении, почти вплотную к еще целой стене деревьев. Рабочие отдыхают, у них обеденный перерыв. На наши вопросы только руками разводят: «Мы наемные, деньги зарабатываем, чтобы семьи кормить. А что делать, если у нас законы такие?»

После обеда к складу бревен один за другим подходят лесовозы. Штабеля готовой продукции быстро уменьшаются. Но ненадолго: на краю леса уже заработал трелевочник – вальщики принялись за работу.

Поле и пустота

Земли сельхозназначения с лесными насаждениями предприниматели берут якобы для разработки полей. Деревья вырубают как ненужный мусор, мешающий посадкам зерновых. Но большинство депутатов Ирбейского райсовета уверены: бор на таких участках вырубят, а поля так и не появятся. Во-первых, земли не подходят для ведения сельского хозяйства – глина и песок. А во-вторых, уже есть в районе печальный пример хозяйствования на очищенных землях сельхозназначения. За деревней Васильевкой по обе стороны дороги раскинулись те самые легендарные безбрежные вырубки. Местные жители говорят: зачищать территорию здесь закончили около года назад. С тех пор поля стоят брошенными, ничего на них не появилось.

– Если нельзя рубки остановить, то хотя бы в бюджет района с заготовки деловой древесины платили, – сетует Сергей Чеусов. – Мы бы на эти деньги дороги, школы отремонтировали.

Сколько таких участков в районе (предполагают, их площадь достигает 100 тысяч гектаров) и на каких условиях заключались договоры на выделение облесенных земель, депутаты не знают. Говорят: несколько раз запрашивали у главы района документы, но так их и не получили. Прежний руководитель муниципалитета Игорь Анциферов сложил свои полномочия полтора месяца назад, новый – исполняющий обязанности – еще не до конца вник в дела.

– Я считаю, нужно просто расторгнуть договоры, – замечает депутат райсовета. – Специалисты администрации могут приехать, обмерить вырубки и выставить ущерб. Но никто не хочет этим заниматься.

Хотя в августе в районе создана комиссия по выделению земель сельхозназначения. Депутат признает: с тех пор еще никому участок не дали.

Государственное – значит ничье?

Первые облесенные наделы в Ирбейском районе выделялись еще краевым министерством, только год назад эти полномочия передали муниципалитету.

– По закону такие земли выдаются в безвозмездное пользование. Берут их только из-за леса, потому что он приносит баснословные прибыли, – уверена исполняющая обязанности главы Ирбейского района Ольга Питомцева. – Условие предоставления участка – наличие плана рекультивации, но рассчитан он на 10 лет. То есть сегодня взял надел, лес вырубил, а отчитаться можешь только через 10 лет. А там и след предпринимателя простыл. Понятно, что никто не будет эту землю рекультивировать.

Ольга Николаевна сетует: идут лесовозы, а району даже копейки не дают. Пытались их остановить, отправляли на штрафстоянку за нарушение правил перевозки древесины, но правоохранители быстро осадили представителей местной власти: не имеете права.

– Куда мы только не обращались: в полицию, прокуратуру, прошли множество арбитражных судов. Везде отказ: «Вы не правы», – говорит Ольга Питомцева. – Мы даже претензию на возмещение ущерба не можем предъявить: земельный участок в нашей собственности, стоит на кадастровом учете, а лес, на нем произрастающий, – ничей. А нам только советы дают, как поступить с такими наделами. Например, создать муниципальное лесничество. Но его содержать надо, а у нас даже на кадастровый учет леса денег нет – район дотационный. На это 10 млн рублей требуется.

Исполняющая обязанности главы района понимает: хорошо бы эти участки передать в гослесфонд, ведь есть и особо ценные наделы, деревья на которых нужно сохранять.

– Не моя это компетенция. Владелец лесного фонда – государство, – замечает руководитель Ирбейского лесничества Николай Ильин. – Решения принимаются на уровне края. А рубка здесь идет беспредельная. Красивые боры вокруг деревень, которые сто лет стояли, сейчас вырубаются. Десятки людей со своими бригадами тащат лес в разные стороны. Бывает, и в гослесфонд залазят, но мы поправляем.

Николай Иванович рассказывает: сейчас в арбитражных судах несколько дел о незаконных рубках – валили лес на землях сельхозназначения и чужую территорию прихватили. В ведомстве Ирбейского лесничества 912 тысяч гектаров. Последний раз в гослесфонд участок передавали в 1993 году – подсобного хозяйства химкомбината «Енисей» (после развала предприятия). Решение выносил Ирбейский райисполком.

– Я до сих пор лесоустройство тех пяти гектаров не сделал, – уточняет руководитель лесхоза. – Денег нет. Только в следующем году получится.

Отказать нельзя заволокитить

Сейчас районная администрация поставила перед собой цель доказать, что лес так же, как и земля, на которой он растет, принадлежит муниципалитету. Написали письмо в краевое министерство лесного хозяйства: внесите строчку «земли сельхозназначения, покрытые лесом». Ждут ответа.

Эта формулировка позволит муниципалитету отстаивать свои права в прокуратуре и суде. А также сдавать эти земли в аренду по более высокому тарифу. Такому, при котором даже заготовка древесины будет нерентабельной.

– А пока мы можем только затягивать выделение наделов, – говорит Ольга Питомцева. – Если уж отказать не можем (по закону личным подсобным и крестьянско-фермерским хозяйствам или тем, кто представляется таковыми, обязаны давать определенные площади в безвозмездное пользование без всяких аукционов, кто первый подал заявление. – «НКК»), то хоть заволокитить.

Фото: Олег КУЗЬМИН

P. S. Тема вырубки леса на землях сельхозназначения актуальна для многих районов Красноярского края. Мы продолжим ее обсуждение на страницах нашей газеты с привлечением специалистов министерства лесного хозяйства края и депутатов Законодательного собрания.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

22 января 2022
Пекин-2022. Красноярский легион – уже 17
Легион красноярцев в олимпийской сборной ОКР увеличился до 17 человек. Это стало ясно после того, как свой состав объявила Федерация
22 января 2022
Большой перерасчет
Как известно, индексация пенсий в стране происходит ежегодно. А ее размер всегда оказывается не ниже уровня инфляции предыдущего года. Исключением
21 января 2022
Пекин-2022: 13 пишем, 6 в уме
Еще две представительницы Красноярского края попали в состав команды ОКР, которая выступит в Пекине-2022. Федерация сноуборда России назвала 14 олимпийцев,