Брату нужна квартира Действительно ли обижают инвалида?

Брату нужна квартира Действительно ли обижают инвалида?
Фото Олега Кузьмина

В газету «Наш Красноярский край» жительница Большой Мурты Разия Замултдинова привезла папку с документами: «Много лет добиваюсь помощи от местных властей, получаю только отписки». Она прошла все инстанции, ответ один: не положено. «А почему?» – недоумевает женщина и рассказывает свою историю.

Поход по инстанциям

Семья, в которой выросла Разия Хаснуловна, многодетная – шесть ребятишек. Самый старший – Ахунзян с детства ментальный инвалид. Женщина говорит, родители пытались его в школу отдать, но мальчика уже из первого класса отчислили: не способен учиться.

– Тогда моим родителям учителя сказали: надо его везти в Красноярск в специальную школу. А мы жили в деревне Малый Кантат Большемуртинского района, не поехали.

В Красноярск семья переехала только в 1954 году, когда родилась Разия (она предпоследняя из шести детей). Жили в Покровке в частном доме. Девушка выросла, вышла замуж и уехала в Большую Мурту. У нее уже двое детей было, когда умер отец (мама умерла раньше).

– Перед смертью папа просил, чтобы мы забрали брата-инвалида к себе, – продолжает Разия Хаснуловна. – Говорил, он недолго проживет. Чтобы до конца жизни его содержала. Другие братья и сестры отказались, а я взяла, увезла в Большую Мурту.

Три года на ментального инвалида не оформляли ни пенсии, никаких социальных пособий.

– У нас квартира маленькая была – две комнатки. В одной я с мужем, в другой две мои дочери и брат. Он нередко был агрессивный. Мне врачи сказали: надо его к труду привлекать. И мы ему позволяли дрова складывать, воду носить, двор от снега чистить.

Разия говорит: когда брата забрала, добрые люди подсказали ей, что ментальному инвалиду можно отдельную комнату выбить. И она оформила опекунство над братом, начала ходить по инстанциям, добиваться улучшения жилищных условий.

Сначала семью не хотели принимать в муниципальную очередь – муж в леспромхозе работал, там и должны были жилье давать.

– Перестройка шла, кругом была бесконтрольность, – замечает жительница Большой Мурты. – А когда Лебедь стал губернатором края, появилась программа переселения – давали субсидии. Мне сказали: «Готовь документы».

Безвозмездную субсидию на приобретение жилья Разие Замултдиновой выдали в 2001 году в размере 243 тысяч 984 рублей – 69,511 процента от полной стоимости жилья. На эти деньги женщина купила в Большой Мурте благоустроенную квартиру (туалет, водопровод, центральное отопление) – две спальни и небольшая гостиная-кухня. 48 квадратных метров плюс земельный участок. Доли поделили на троих: она, муж и брат-инвалид. Старшая дочь к тому времени вышла замуж и уехала, младшая училась в Красноярске.

– Местная администрация требовала, чтобы я отдала старое жилье, но мне посоветовали там младшую дочь прописать и приватизировать его. Квартира была ветхая, но мы думали – потом ремонт сделают. Но так и не сделали.

К слову, официально приватизированная дочерью Разии Замултдиновой квартира так и не признана ветхой. Но женщина в ней не живет – она в Красноярске снимает квартиру. Иногда приезжает к матери в гости.

А Разия Хаснуловна продолжает добиваться выделения ее брату-инвалиду дополнительного жилья (ему уже 80 лет). Уверяет: несмотря на субсидию, ему должны выделить отдельную комнату, ведь это право прописано в постановлении ВЦИК СНК РСФСР от 28 февраля 1930 года.

– Мне надо купить ему отдельную квартиру в Красноярске. Если выделят брату жилье, дочь откажется от ветхой квартиры – расприватизируем и отдадим государству.

С этой проблемой прошла уже все инстанции – от местной власти до краевой, писала в прокуратуру, президенту России. Ответ один: не положено.

– А почему? – недоумевает женщина. – Ведь у меня инвалид на руках. Ухаживать за ним никто, кроме меня, не соглашается.

Есть ответы на вопросы

Сейчас у жительницы Большемуртинского района накопилось немало вопросов: почему ей выделили субсидию только в размере 69,5 процента (а не 100 процентов) от стоимости жилья? Почему не может она получать доплату к пенсии по уходу за больным? Почему ей предоставляется мало льгот (квартплату наполовину субсидируют, а расходы на баню – нет)? И главный вопрос: почему в очередь на улучшение жилищных условий не ставят и дополнительное жилье брату не выделяют?

Мы нашли ответы на все интересующие пенсионерку вопросы.

Как оказалось, в 2001 году Замултдиновым выделили максимально возможную сумму на приобретение жилья. В соответствии с постановлением администрации Красноярского края от 6 октября 2000 года размер безвозмездной субсидии мог составлять от пяти до 70 процентов средней рыночной стоимости (на момент выдачи свидетельства) строительства жилья или приобретения квартиры.

В отделении Пенсионного фонда РФ по Красноярскому краю поясняют: по указу президента ежемесячная компенсационная выплата назначается тем, кто ухаживает за инвалидом первой группы. Но при одном условии: этот человек должен быть трудоспособного возраста и не работать. Когда ухаживающий устраивается на работу или уходит на пенсию (а Разия Хаснуловна ушла на пенсию досрочно – в 53 года), компенсационные выплаты прекращаются, потому что у человека появляется другой источник дохода.

Министерство социальной политики края сообщает: и Ахунзян как инвалид 1-й группы, и сама Разия как ветеран труда получают все возможные меры социальной поддержки. Инвалиду как федеральному льготнику выплачивается пенсия и ежемесячная денежная выплата. Что же касается мер социальной поддержки на оплату жилищно-коммунальных услуг, их также получают и брат, и сестра в размере 50 процентов. В ноябре прошлого года, например, семье возместили более двух тысяч рублей затрат на квартплату. А вот соцподдержка на оплату содержания бани или надворных построек законодательством не предусмотрена. Это нежилые помещения, потому и не выделяются деньги.

Сегодня в Красноярском крае существуют разные виды социальной поддержки людей с ограниченными возможностями (посмотреть их перечень можно на сайте министерства социальной политики края). Есть и такой вид, как обеспечение жильем инвалидов 1, 2, 3-й групп, а также семей, имеющих детей-инвалидов. На приобретение квартиры или дома можно получить единовременную денежную выплату. Но существует несколько условий. Например, семья или инвалид должны встать на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 года и сохранять это право на момент предоставления им квартиры. Сделать это могут семьи, в которых на каждого члена приходится меньше учетной нормы жилой площади (в Большемуртинском районе 12,5 кв. м на человека).

А у Замултдиновых даже по грубым подсчетам на каждого прописанного приходится по 16 «квадратов», фактически же по 24 кв. метра. В 2017 году муж Разии Хаснуловны умер и свою долю в жилье передал дочери, которая проживает в Красноярске. Разия и Ахунзян остались вдвоем. Более того, как выяснилось, брат и сестра имеют в собственности доли в родительском доме (по 1/4 на каждого).

P. S. Когда готовился материал, Разия Хаснуловна пожаловалась: представители Отделения Пенсионного фонда в Большемуртинском районе требуют вернуть выплаты за уход за инвалидом, которые женщина получала в течение 13 лет. Как оказалось, ошибка возникла при оформлении документов: Замултдиновой записали уход за ребенком-инвалидом (ее брату тогда было 40 лет). По нашей просьбе Отделение Пенсионного фонда РФ по Красноярскому краю проведет проверку и выяснит, кто допустил эту оплошность. О результатах мы сообщим в НКК.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

25 мая 2022
Как уберечь квартиру от воров на время отпуска
Лето – время поездок, отпусков, дач. И этим часто пользуются квартирные воры, проникающие в пустующее жилье. Как обезопасить квартиру от
25 мая 2022
Импортозамещение в «цифре»
События последних месяцев на Украине существенно отразились в том числе и на IT-сфере. О том, с какими новыми вызовами приходится
Потерянные дети
Сегодня Международный день пропавших детей. У него есть трогательный символ — цветок незабудки. Это день скорби и надежды. Скорби по