Меню Поиск
USD: 72.50 -0.15
EUR: 84.67-0.36
№ 10 / 1286

Чтобы люди ощутили результат…

Как национальные проекты влияют на развитие края?

Фото Олега Кузьмина Третий год наша страна живет, ориентируясь на национальные проекты. Их реализация в центре внимания Федерации и регионов. Необходимо обновление многих сфер, поэтому важны кардинальные решения и действия. Задач много, цель одна – улучшение качества жизни каждого человека. Об этом наш разговор с первым заместителем губернатора – председателем правительства Красноярского края Юрием ЛАПШИНЫМ.

– Юрий Анатольевич, национальные проекты уже основательно вошли в терминологию органов власти и средств массовой информации. Постепенно они проникают и в повседневную жизнь людей. И все-таки требуют уточнения несколько моментов. Во-первых, все ли госуправление теперь подчинено нацпроектам, как это было во времена «пятилетних планов»?

– Национальные проекты, действительно, стали занимать существенную часть работы органов власти. Но они не подменили, а скорее дополнили управленческие процессы. Ведь в своей основе система нацпроектов – это система стратегического целеполагания, которой, надо признать, не хватало на всех уровнях госуправления.
Сравнение с пятилетками здесь вполне допустимо, потому что это такое же среднесрочное планирование. Но в отличие от пятилеток нацпроекты опираются на проектный подход, когда четко обозначены ресурсы, сроки, целевые показатели, ответственные лица и ведомства, при этом все это увязано между собой и каскадировано на все уровни – от федерального до муниципального.
С точки зрения менеджмента это другой формат администрирования. Многим больше привычен и понятен процессный подход, когда есть отрасль, курирующее ее ведомство, бюджет отрасли и отраслевая госпрограмма, которая исполняется в течение финансового года. Да, поставленные задачи таким образом выполняются, но их масштаб обычно не выходит за пределы отрасли. Например, задача построить школу ставится лишь потому, что в каком-то микрорайоне нет достаточной обеспеченности школьных мест, или потому, что поступают жалобы граждан или местных депутатов.
Проектное же управление мыслит более сложными вещами, оно опирается на цели национального развития, обозначенные президентом страны. Такие цели выходят за пределы одного ведомства и одного уровня власти. Например, увеличение продолжительности жизни – это очень комплексная задача, для решения которой потребуются ресурсы здравоохранения, образования, соцполитики, спорта и еще ряда ведомств. Проще говоря, нацпроекты стали недостающим звеном в планировании и в межведомственной координации.
– Второй уточняющий вопрос связан с настройкой системы нацпроектов. Можно ли считать ее завершенной? Ведь мы помним, как долго утверждалась нормативная база, как уточнялись показатели, а потом были пандемия и новый указ президента.

– Совершенно верно, и в этом еще одна ключевая особенность проектного управления. Говоря в терминах, пришедших из IT-сферы, нацпроекты – это «эджайл» с постоянным «фидбеком». То есть постоянная корректировка параметров проекта в зависимости от меняющихся внешних условий. В современном мире события ускоряются, количество факторов неопределенности возрастает, и как разумный ответ – более подвижное проектное управление будет занимать все большее место, в государственном менеджменте в том числе.

Действительно, мы кропотливо встраивались в систему национальных проектов, формируя свою региональную компоненту.

Напомню, что нацпроекты устроены по принципу матрешки: 12 национальных проектов включают более 70 федеральных проектов, а те в свою очередь опираются на региональные проекты. Когда мы с большими трудозатратами выстроили у себя всю эту цепочку с соответствующей нормативной базой, соглашениями, бюджетными ресурсами и исполнителями, когда казалось, что рельсы, наконец, уложены – появился коронавирус.
Пандемия и вызванные ею ограничения оказали столь существенное влияние на целеполагание и на ход исполнения национальных проектов, что пришлось обновлять всю базу, начиная с указа президента, заканчивая конкурсной документацией на торгах.
Впрочем, регионы, включая наш, уже научились оперативно «каскадировать» новые вводные, поэтому очередную корректировку региональных проектов под новую реальность мы провели гораздо быстрее. Хотя речь идет о 52 региональных проектах – именно таким количеством Красноярский край был представлен в системе нацпроектов в 2020 году.

– А если выражать нацпроекты в крае цифрами конкретных достижений, то сколько это в пересчете на введенные объекты, отремонтированные дороги и объемы оказанной поддержки?

– Это очень внушительный список. Десятки и сотни построенных и отремонтированных объектов социальной инфраструктуры, тысячи единиц оборудования и тысячи проведенных мероприятий, курсов и консультаций, сотни тысяч получателей госуслуг, миллионы рублей социальных выплат и миллиарды рублей вложений.
За прошедший год мы ввели в крае 10 детских садов, две новые школы, отремонтировали 17 культурно-досуговых учреждений, создали три виртуальных концертных зала и две модельные библиотеки, провели капитальный ремонт в шести учреждениях социального обслуживания и в 11 детских поликлиниках, благоустроили 65 парков, 196 дворов и завершили 117 дорожных объектов.
Строится инфраструктура для новых жилых районов, в частности, переезд через Северное шоссе в жилом районе Солонцы-2 в Красноярске. Началось строительство моста через Енисей в районе поселка Высокогорский и реконструкция магистральной рулежной дорожки в аэропорту Красноярска.

Учитывая сложную экономическую ситуацию, мы сделали акцент в рамках нацпроектов на оказание различных мер поддержки бизнеса. Например, открытый центр «Мой бизнес» принял в 2020 году более 6 тысяч предпринимателей. Даже в области развития экспорта, несмотря на ограничения, удалось получить хорошие результаты. В частности, экспорт продукции АПК почти в два раза превысил объем экспорта прошлого года.

Полный перечень того, что сделано в Красноярском крае в рамках национальных проектов в разрезе направлений и в разрезе территорий, мы традиционно публикуем на краевом портале и в виде отдельной брошюры, которая с каждым годом становится все толще.
В общем, именно в прошлом году нацпроекты набрали хороший крейсерский темп и повлияли на жизнь практически каждого жителя в каждом городе и районе Красноярского края.
– Звучит так, словно пандемия прошла лишь по касательной и не особо повлияла на выполнение нацпроектов в регионе.

– Здесь будет уместно вернуться к целевым индикаторам, которые были установлены для края. В какой-то степени в условиях шторма они оставались для нас маяками, вытягивающими социально-экономическое развитие в нужном направлении.

В целом в 2020 году нам необходимо было достичь 165 показателей. В итоге мы выполнили 136, причем больше половины из них перевыполнили. Причины невыполнения оставшихся двух десятков показателей были тщательно проанализированы, в том числе на уровне губернатора.

И в большинстве случаев эти причины прямо были вызваны введением ограничений, связанных с пандемией. Например, в здравоохранении в 2020 году были приостановлены диспансеризация и плановые госпитализации. В сфере образования, молодежной политики, культуры и спорта – были отменены массовые мероприятия, многие из которых входили в расчет показателей выполнения нацпроектов.

– В чем же тогда гибкость нацпроектов и адаптация к новым условиям? 

– В возможности объективной корректировки показателей. Вертикаль нацпроектов работает в обе стороны. Там, где мы как регион понимали, что возникает риск невыполнения целевых показателей, мы давали соответствующий сигнал. И стоит признать, что по целому ряду показателей федеральные структуры пошли нам навстречу.
В частности, были уточнены показатели по количеству профилактических осмотров, по смертности, был снижен показатель по вводу жилья, пересмотрены показатели по приведению автомобильных дорог к нормативным требованиям. Еще ряд показателей находится в работе.
Когда мы, как и многие другие регионы, видим риски недостижения установленных цифр, то в диалоге с Правительством РФ отыскивается компромисс. Мы считаем, что целевой ориентир должен быть объективным, федеральные коллеги уверены, что ориентир должен быть слегка завышенным – чтобы было к чему стремиться. Это нормальная практика.

– Получаете ли вы такую же обратную связь от муниципалитетов? Ведь конечными пользователями создаваемой нацпроектами инфраструктуры являются города, поселки и районы.
– Для такой огромной территориальной единицы, как Красноярский край, это тем более важно. Губернатор края Александр Викторович Усс делает на этом особый акцент. Мы стараемся равномерно распределить активность по всем территориям.
И нам удалось сделать так, чтобы на условной карте реализации национальных проектов флажок стоял в каждом без исключения муниципальном образовании. Где-то появился фельдшерско-акушерский пункт, где-то мусоросортировочный комплекс, где-то отремонтирован участок дороги.

Но нам пока не удалось добиться равномерности муниципального распределения «нацпроектных благ».
Да, органы местного самоуправления – полноправные участники системы нацпроектов. Однако степень их вовлеченности в эту работу разная. Где-то местная администрация проявляет активность, заявляется на финансирование, приземляет на своей территории как можно больше мероприятий нацпроектов, а где-то мы такой включенности не видим.
Соответственно, и министерствам, распределяющим ресурсы, легче работать с наиболее энергичными главами. Мы не намерены и дальше накапливать этот дисбаланс территориального развития, поэтому в текущем году дополнительные акценты сделаем на работе именно с главами территорий. Подход к распределению средств и мероприятий национальных проектов должен быть более равномерным и справедливым.

– «Средства национальных проектов» – это каким-то особым образом окрашенные деньги? Каков объем этих вливаний в целом в Красноярский край?   

– Особым образом они окрашены для надзорных органов и для финансистов – если буквально иметь в виду специально введенные коды бюджетной классификации. В большинстве случаев речь идет о софинансировании мероприятий национальных проектов из федерального и регионального бюджетов.

Но вы правы в том смысле, что нацпроекты сегодня – это существенный источник федеральных бюджетных средств для регионов. В 2020 году объемы финансирования национальных проектов в Красноярском крае составили 26,8 млрд рублей. Это существенно, на 5 млрд рублей, больше, чем годом ранее. Причем основной прирост произошел за счет именно федеральных средств. И это в год, когда все резервы федерального бюджета были брошены на борьбу с вирусом.
По ряду направлений у нас сложилась довольно успешная практика привлечения дополнительных средств. В частности, почти 2,5 млрд рублей привлечено для приведения дорог в нормативное состояние, 1,3 млрд рублей – на реконструкцию магистральной рулежной дорожки, и около 700 млн рублей – на строительство моста через Енисей. Сегодня Красноярский край входит в двадцатку регионов, привлекших наибольший объем финансирования из федерального бюджета. На такую же работу с такими же результатами мы нацелены и в текущем году.
– Кстати, какие планы по реализации национальных проектов в крае в этом году?  В каких объемах будет финансирование, какие объекты будут строиться, какие новые мероприятия появятся?

– Пока, на старте бюджетного цикла, мы можем говорить о как минимум сравнимой сумме финансирования – порядка 25 млрд рублей, но в течение года эта сумма будет увеличиваться, по крайней мере, мы будем к этому стремиться.

Что касается фактического содержания, то по понятным причинам большое внимание будет уделяться национальному проекту «Здравоохранение». Общий объем его финансового обеспечения на 2021 год на данный момент составляет более 2 млрд рублей.
Эти средства будут направлены на приобретение медицинского оборудования для нужд учреждений, оказывающих помощь больным с сердечно-сосудистыми и онкологическими заболеваниями, а также на проведение реконструкции регионального сосудистого центра, осуществление вылетов санитарной авиации, обеспечение нуждающихся лекарственными препаратами, создание современной телекоммуникационной инфраструктуры в сфере здравоохранения.
Еще около 2 млрд рублей в текущем году привлечено в рамках региональной программы модернизации первичного звена здравоохранения на цели переоснащения медицинских организаций оборудованием, транспортом, на строительство и ремонт больниц, создание фельдшерско-акушерских пунктов и врачебных амбулаторий.
Ряд крупных объектов будет возведен на территории края в рамках других нацпроектов. Начнется строительство дорог, примыкающих к будущему мосту в поселке Высокогорский, и самой большой школы в жилом районе Бугач на 1 550 мест. В ближайшие три года появятся шесть новых детских садов, будут обустроены общественные пространства в Назарово, Канске, Бородино, Кодинске и в Заозерном.
Отдельно отмечу сферу спорта. После больших вложений в универсиаду нас не очень балуют федеральным финансированием. И тем не менее ряд спортивных объектов у нас удастся возвести в рамках нацпроектов. В их числе, например, крытый каток в Канске, плавательный бассейн в Шарыпово и несколько физкультурно-оздоровительных комплексов в других территориях.

На достижение показателей нацпроектов повлияют и мероприятия, непосредственно реализуемые федеральными органами власти. К примеру, Федерация выделяет 5 млрд рублей на создание в крае крупного межрегионального лесопожарного центра «Север». Еще порядка 460 млн выделяется уже краевому бюджету в рамках проекта «Сохранение лесов».

На треть выросли объемы финансирования нацпроекта «Культура», это позволит обновить Красноярский драмтеатр имени Пушкина и Театр юного зрителя.

Новыми для нас проектами, в которых мы намерены принять участие, станут «Поддержка самозанятых» и «Патриотическое воспитание».
И все это – не считая множества новых объектов социальной инфраструктуры, ремонтов дорог, благоустройства дворов, строительства жилья для переселенцев, мер социальной поддержки, мер поддержки бизнеса, образовательных программ, экологических мероприятий и еще десятков и сотен механизмов, мер и объектов.
Совершенно точно: нацпроекты уже основательно поменяли ландшафт развития страны и края, а дальше количество мероприятий будет только увеличиваться. Мы стараемся сделать так, чтобы эта работа не превращалась в формальное следование за целевыми показателями, а показывала реальные общественно значимые результаты, понятные гражданам и направленные на улучшение качества их жизни.

№ 10 / 1286

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения




Свежий выпуск

Видео



Решаем вместе
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!