«Дед», перекрывший Енисей Андрей Бочкин построил за свою жизнь десять ГЭС

«Дед», перекрывший Енисей Андрей Бочкин построил за свою жизнь десять ГЭС

Домашкинская, Лабазинская и Кутулукская плотины, Невинномысский канал и Свистухинская ГЭС, Южно-Украинский и Северо-Крымский каналы, Иркутская ГЭС, Красноярская и Саяно-Шушенская – в России, да и во всем мире, вряд ли найдется второй такой человек, оставивший после себя такое количество масштабных сооружений.

Тише воды, ниже травы?

Андрей Ефимович Бочкин был удостоен множества званий и премий, награжден орденами и медалями, именем его названы улицы в Иркутске и Дивногорске, в его честь поставлен бронзовый монумент. Но в памяти всех, кто работал под его началом, кто дружил с ним и просто был знаком, он навсегда остался просто «дедом» – мудрым, бесстрашным и понимающим.

А. Е. БочкинАндрей Бочкин родился в Тверской области 30 октября 1906 года, в крестьянской семье был одиннадцатым ребенком. Учился в церковно-приходской школе, профессию гидростроителя получил в Московском институте водного хозяйства и мелиорации. До войны работал начальником и главным инженером строительства Домашкинской, Лабазинской и Кутулукской плотин в Оренбургской области. Андрей Ефимович во многом был первопроходцем, о тонкостях сооружения гидротехнических объектов приходилось узнавать порой ценой собственных ошибок. Когда в апреле 1939-го пускали канал Кутулукской оросительной системы, случилась катастрофа, которую Бочкин вспоминал потом всю жизнь. Несмотря на тщательные просчеты и испытания сооружений системы, переполнилось водохранилище. Виной тому стали мощные весенние ливни.

«Мы совладали с этим беснующимся потоком, – говорил об этом эпизоде позднее Бочкин, – и я понял, что вода так коварна, так несжимаема и неуступчива, что от нее всего можно ждать. Сжимают железо, сталь и чугун, только ее, податливую и мягкую, нельзя ни потеснить, ни загнать в меньший объем. А еще говорят: тише воды, ниже травы. Нет поговорки нелепее».

В том ледяном потоке погиб маленький сын Андрея Ефимовича – Володя. Наверное, именно в тот момент, осознав, насколько мощной и неуправляемой может быть водная стихия, Бочкин и дал себе слово работать так, чтобы качество строительства, надежность гидросооружений, а не сроки работ, определенные номенклатурщиками, всегда стояли во главе угла.

Во время Великой Отечественной Бочкин, окончив ускоренные курсы при Военно-инженерной академии, служил на Карельском фронте. В карельских болотах он придумал соорудить макет обоза на дороге, немецкие самолеты атаковали ложную мишень и были тут же сбиты. Инженерная смекалка искала выход, и вот уже молодой боец строит в прифронтовой полосе ГЭС. За счет разности уровней двух озер в семь метров с помощью деревянной турбины инженер Бочкин получал электричество, которого хватало и для освещения солдатского клуба, и для военных целей. ГЭС была так мастерски закамуфлирована, что немцы не смогли ее вычислить…

За время войны Андрей Ефимович совершил немало подвигов, он награжден орденами и медалями, службу закончил осенью 1945-го подполковником в Дании.

Начальник стройки

После войны Бочкин возглавил строительство Невинномысского канала и Свистухинской ГЭС. Благодаря этим двум объектам электричество пришло в Ставрополье. Затем Андрей Ефимович покорил новые высоты: построил Южно-Украинский и Северо-Крымский каналы. И когда в правительстве СССР зашла речь о том, что необходимо форсировать строительство Иркутской ГЭС, другой кандидатуры, кроме Бочкина, на роль начальника стройки никто и не предлагал.

Иркутская ГЭС из-за благоприятных природных условий расположения обещала стать одной из самых экономичных ГЭС Союза, но опыта возведения подобных сооружений в суровой Сибири у советских инженеров в 1950-х годах еще не было. Приобретать его, применяя новейшие методы и смелые решения, должен был именно Бочкин. Андрей Ефимович тогда не побоялся исправить проектировщиков и настоял на изменении конструктивного решения русла плотины. Это была колоссальная ответственность, ведь сразу за ГЭС стоял Иркутск с населением в 500 тысяч человек! Благодаря смелому решению первые агрегаты ГЭС заработали на год раньше намеченного срока, обеспечив энергией растущую промышленность Восточной Сибири. За строительство Иркутской ГЭС Андрей Ефимович был удостоен звания Героя Социалистического Труда, но почивать на лаврах инженер не умел. В декабре 1959-го он принял на свои плечи новую тяжелейшую ношу – возглавил Управление строительства «Красноярскгэсстрой».

«По-суворовски захватим»

В то время в правительстве вообще обсуждали возможность приостановки такого дорогостоящего проекта, как Красноярская ГЭС, но Бочкин добился того, что в итоге на красноярской плотине сосредоточила усилия вся страна.

гэсАндрей Ефимович принял несколько судьбоносных для ГЭС решений. Во-первых, он отстоял первоначальный проект, согласно которому плотину должны были строить по гравитационно-монолитному типу. В 1960-м с целью сокращения стоимости строительства правительство хотело возводить плотину по облегченному, арочному типу, и фактически это ставило под сомнение надежность гидротехнического сооружения. Бочкин вновь рискнул отстоять свое мнение в самых высоких кабинетах. Он знал, что «вода так коварна, так несжимаема и неуступчива, что от нее всего можно ждать», и формальный подход тут неуместен. И то, что сегодня Красноярская ГЭС считается одной из самых надежных на территории бывшего СССР, – это целиком и полностью заслуга Андрея Ефимовича Бочкина.

Неожиданным и нелепым казалось многим его решение перекрыть Енисей зимой, но Бочкин был непреклонен:

– Не числом, а уменьем реку брать будем. По-суворовски, сонным старика Енисея захватим, – объяснял журналистам.

И вот 23 марта 1963 года впервые в зимних условиях за шесть с половиной часов была перекрыта самая полноводная река России – Енисей. Позже госкомиссия по приемке Красноярской ГЭС в эксплуатацию констатировала: «Перекрытие реки Енисей пионерным способом в зимних условиях является новым шагом вперед в развитии теории и практики перекрытия крупных рек, а приобретенный в этом вопросе опыт находит широкое применение на стройках страны и за рубежом».

Строительство ГЭС завершили точно по графику: первые агрегаты запустили к 50-й годовщине Октябрьской революции, а летом 1972-го работали уже все 12 агрегатов самой мощной на тот момент ГЭС в Союзе.

Инженер-легенда

Андрей Ефимович Бочкин был освобожден от должности начальника строительства в 1971 году, его избрали членом технического совета Министерства энергетики и электрификации СССР. К сожалению, из-за болезни легендарному гидростроителю не удалось довести до конца еще один грандиозный проект – строительство Саяно-Шушенской ГЭС, начатое под его управлением в 1963 году. В конце 1970-х Бочкин побывал на этой ГЭС и его зачислили почетным плотником-бетонщиком в комсомольскую бригаду. Зарплата почетного плотника уходила на счет Табатского детского дома в Хакасии. К этому времени Бочкин стал уже настоящей легендой, его книга «С водой, как с огнем» была настольной у молодых инженеров, имя его не сходило со страниц газет и журналов, о нем писали повести и снимали фильмы. Твардовский посвятил ему поэму «За далью – даль», близкий друг Андрея Ефимовича – Борис Полевой описал жизнь гидростроителя в книге «Десятое море инженера Бочкина»…

Легендарный инженер ушел из жизни в октябре 1979 года, оставив целую плеяду учеников: сотни и тысячи специалистов прошли через «бочкинскую» школу руководства, не приемлющую формализм и показушные успехи. И многие годы спустя после смерти Бочкина на вопрос «как делать?» сами себе они отвечали: «по-дедовски», и означало это – без оглядки на кого-либо, с верой в себя и свои знания.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

«Северный фольклор – это страшная сказка на ночь»
Евгения и Юлию Поротовых долгане считают своими художниками. Прошлым летом они задумали путешествие на малую родину Евгения – в поселок
18 мая 2022
Будь готов! Всегда готов!
Сто лет назад, 19 мая 1922 года, решением II Всероссийской конференции РКСМ была образована Всесоюзная пионерская организация имени В. И. Ленина – массовое детское
Деликатесы высоких широт
Как-то случилось побывать на Камчатке, в очень приличном отеле, где обещали кормить деликатесами, и воображение сразу нарисовало красную рыбу в