Меню Поиск
USD: 72.87 -0.14
EUR: 86.55-0.21
№ 39 / 1315

Дети строгого режима

В ИК-22 вместе с мамами отбывают наказание малыши

Железная дверь с грохотом захлопывается, отрезая нам путь на свободу. И мы оказываемся во внутреннем дворе ИК-22. Здесь так же светит солнце, так же идет дождь, только увидеть эти явления природы осужденным можно в соответствии с существующим режимом. Режим в колонии – закон. И здесь его соблюдают даже годовалые малыши.

Так случилось

В ИК-22 отбывают наказание женщины с маленькими детьми. Кто-то попал в СИЗО беременной, кто-то родил еще на воле, но не смог оставить ребенка на попечение родственников.

Как ни абсурдно это звучит, но осужденная может взять малыша до трех лет с собой за решетку. Так сказать, добровольно обречь его на отбывание наказания. Вот и получается, что сейчас в этой колонии находятся почти 600 женщин и 26 детей.


Территория ИК-22 достаточно обширна, но у нас одна цель – побывать в доме ребенка. Это учреждение одно из лучших в системе (всего в России 12 домов ребенка в местах лишения свободы). На него равняются, перенимают опыт.


Так и хочется сказать: больше бы таких учреждений. Но это в корне неверно. Создание дома ребенка за колючей проволокой скорее суровая необходимость. Не должны ребятишки расти в застенках: в чем они виновны? Но и отнять у матери ее дитя тоже бесчеловечно. Как сказала одна мамочка из ИК-22, так случилось, это жизнь, а значит, будем жить и исправляться.

Двое в комнате

Территория дома ребенка отделена от основной части колонии. Заходишь на «детскую» территорию и как будто попадаешь в детсад. Зеленая площадка с горками и качелями. С одной стороны – корпус самого дома ребенка, с другой – общежитие для совместного проживания матери и ребенка.

Права этого удостаивается не каждая мамочка, оказавшаяся в ИК-22. Приоритет отдается тем, у кого малыш имеет проблемы в развитии (в этом случае мама должна находиться с ним больше), кормящим грудью и родившим первенца. Но главное условие – женщина сама должна быть не против ухаживать за младенцем. Ведь ребенок – это большая ответственность.


На совместном проживании 16 мам. В комнате все устроено для жизни двух матерей и двух детей. Обстановка аскетичная, но есть все необходимое. Кроватки малышей мамы украшают по своему вкусу – кладут им игрушки, яркие одеяльца.

Одну из комнат занимают Наталья и Диана. Сейчас рабочий день, но женщинам разрешили отлучиться, чтобы встретиться с журналистами.


По нашей просьбе они с опаской присаживаются на краешек своих постелей (осужденным в течение дня запрещено сидеть на спальных местах, для этого есть табуреты, но мамам можно), признаются: для них очень важно находиться вместе с детьми.

– Я беременная сюда приехала в мае 2019 года. В сентябре родила, а с декабря проживаю вместе с Артемом, – рассказывает Диана. – Это мой третий ребенок, есть еще два сына. Они на воле с папой.


Артемке сейчас 1 год 7 месяцев. Его сосед по комнате Максим старше.
– Мы из Норильска прилетели, – рассказывает свою историю Наталья. – Что беременна, узнала только под следствием. Но избавляться от малыша не стала. 10 лет не могла забеременеть, и Максим для меня долгожданный ребенок.
Наталья говорит: утром на работу уходит, малыша в дом ребенка отдает, вечером забирает – кормит, купает, играет с ним. А большего и не нужно: в доме ребенка с сыном специалисты занимаются, потому дети здесь развитые.

В колонии дети могут жить с мамами до трех лет. А затем нужно отправлять их либо родным, либо в детский дом. Забирают малышей в основном бабушки и дедушки. И раньше этого возраста. Чтобы расставание с мамой не стало болезненным. Ведь к трем годам малыш все уже понимает.
– Я в августе сына отправляю к бабушке с дедушкой, – делится планами Наталья. – Мне немного сидеть осталось. В апреле 2022 года выхожу по УДО. Максим только полгода без меня будет.
А Диане отбывать срок еще более пяти лет. Как только дадут детский сад, Артемку заберут папа и старшие братья.

Воспитание мам и детей


В доме ребенка работает целый штат психологов, педагогов, социальных работников. Существует школа материнства, психологическая лаборатория. Женщинам, поступившим в колонию беременными, рассказывают, как быть мамой, учат ухаживать за младенцами, кормить грудью. Говорят, некоторые осужденные даже бросают курить, чтобы не навредить будущему малышу.
– Не нам судить о материнских чувствах этих женщин, – говорит заместитель начальника медико-санитарной части 24 ФСИН России (ее филиал располагается в ИК-22) Лариса Елизарова. – У каждого ребенка одна мама. И какая бы ни была, она самая близкая и самая лучшая на свете. Мы делаем все, чтобы завязались эти чувства.

Идут занятия и с малышами. Разговаривать, читать сказки и заучивать стишки с ребятишками воспитатели начинают чуть ли не с пеленок. В итоге к девяти месяцам малыши ходят, а к году чисто говорят.
– С одной стороны, дети находятся в тюрьме, а с другой – здесь с ними круглые сутки занимаются специалисты с высшим образованием. Постоянно их развивают, – говорит старший воспитатель дома ребенка Людмила Гущина. – К нам психиатр приходила, говорит: с вольными детьми не сравнить. Наши намного коммуникабельнее, не боятся новых людей, хорошо идут на контакт.
Правда, мужчины для этих малышей – редкие экспонаты. Работают в доме ребенка женщины. А с папами и дедушками дети могут пообщаться только на свиданиях.


Нет здесь и живности. Кошки, собаки, которых так любят разглядывать обычные малыши, смотрят на них только со страниц книг и с экрана телевизора.

Иногда воспитатели возят детей в «Роев ручей» – рассказывают о животных. И даже в торговые центры. Ходят с ними по магазинам, показывают жизнь за пределами высокого забора.

Не капризничают и кашу едят


В доме ребенка тишина. В младшую группу, где дети до года, входим на цыпочках, чтобы не потревожить малышей. Кто-то спит в кювезе, кто-то философски размышляет в своей кроватке или с любопытством разглядывает пришедших. Никто не капризничает и не плачет – не выражает своего недовольства.
– Ребятишки спокойные, – рассказывает палатная медсестра Людмила Самсонова. – Бывает, перед кормлением кто-нибудь забеспокоится. А так – даже ночью спят.
Персонал здесь дежурит круглосуточно – без права сна. Нужно постоянно смотреть за младенцами. Ночи бессонные, но не такие, как дома: когда у малыша режутся зубки или прихватит животик, всей семье не до отдыха. И кушают все хорошо. По ночам никто добавки не просит.

– У нас рацион сбалансированный. И условия жизни в коллективе, – поясняет и. о. диетической сестры Евгения Сысоева. – Когда дети видят, что Петя и Ваня едят, то и сами начинают есть. А если ночью ребенка не подкармливать, сформируется режим питания.

Дети в доме ребенка полностью на казенном обеспечении: и покормят их, и книжку почитают, и на процедуры в поликлинику свозят, и оденут в красивую одежду. Маме, отбывающей наказание, остается только прийти после работы и пообщаться с ребенком. На первый взгляд, идеальные условия, если бы не одно главное обстоятельство: все это за колючей проволокой. И неизвестно еще, как в дальнейшем скажутся на ребенке первые годы жизни за решеткой…


Фото пресс-службы ГУФСИН России по Красноярскому краю

№ 39 / 1315

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения




Свежий выпуск

Видео