Меню Поиск
USD: 73.76 +0.07
EUR: 86.84-0.07
№ 19 / 1265

«Для кого-то ты последняя надежда»

Александр ОБРЫВАЛОВ в пожарную охрану пришел четыре года назад после окончания вуза. Он с детства мечтал стать пожарным, как его отец. Молодого человека не разочаровали даже первые трудности работы спасателя. На стажировке, глядя на вырывающиеся из окна горящего дома языки пламени, он оценивал свои силы и способности. И понял: спасение людей – его призвание.

Как сбываются детские мечты

Александр – молодой человек, как говорится, недавно с вузовской скамьи, начинал с простого пожарного, а сейчас командир отделения Красноярской пожарно-спасательной части № 20 первого отряда, ведет за собой подчиненных. И не только на учениях или в спортзале, но и в самых сложных ситуациях, когда дым застилает глаза, а огонь уничтожает здание. Он уверен: начальник всегда должен быть впереди – разведывать обстановку, принимать решения и думать о жизни своих подчиненных.
– Мне об этом еще отец говорил. Он пожарной охране отдал 25 лет жизни, работал начальником караула, – рассказывает Александр Обрывалов. – И я все детство провел у него на работе.
Александр родом из Енисейска. Его школа стояла как раз напротив пожарной части, где служил отец. Уроки заканчивались, и мальчишка бежал в пожарку – изучал технику, инструмент, вооружение огнеборцев.

– Я все это с детства знаю, умею пользоваться, – говорит командир отделения. – У меня никогда не возникало вопроса, кем стать, я хотел быть пожарным.
Но поступить в академию МЧС после школы не получилось, пошел в гражданский вуз – получил специальность теплоэнергетика. С пожарным делом это мало связано, однако многие технические знания сегодня помогают спасать людей.

Ведь пожарный должен не только быстро залить огонь, но и суметь открыть заблокированные двери, чтобы найти людей, оставшихся в помещении. А также знать химические и физические свойства современных строительных материалов.

Борьба со стихией – это красиво

Окончил вуз и подал документы в МЧС. Александр понимал: попасть сюда не так просто. Кроме знаний, необходимо иметь хорошую физическую подготовку, безупречное здоровье и устойчивую психику.
– Я с детства занимался греко-римской борьбой, потому физически был подготовлен. А вот такого углубленного медицинского обследования, как при приеме на службу в МЧС, никогда не проходил. Мне и самому было интересно, все ли показатели в норме. Оказалось – здоров.
Александр вспоминает, как ему – новобранцу – на первом же выезде хотелось сразу вступить в бой со стихией. Но новичков к тушению не допускают, такие правила. Прежде необходимо пройти стажировку в отряде, а затем еще три месяца – более углубленное изучение пожарной техники и отработка профессиональных навыков в учебном центре МЧС.

Но свой первый выезд Обрывалов запомнил, наверное, на всю жизнь. Именно тогда пришло к нему понимание важности и сложности профессии пожарного.

– Произошло возгорание квартиры на третьем этаже многоэтажки. Меня к тушению не допускали, я ездил на автолестнице и только наблюдал за действиями товарищей. Когда из окна произошел выброс пламени и огненный хвост протянулся до пятого этажа, я аж ахнул в душе. Ведь такого никогда раньше не видел. Было страшно и интересно. А ребята уже начали действовать: одни забежали в дом, другие тянули рукава, водитель выставлял автолестницу. Все слаженно и красиво.
Людей тогда эвакуировали из горящей квартиры, все остались живы. Но у пострадавших сгорело все имущество. Их горе оставило печать в памяти стажера. Пострадавших было жалко до слез.
– Сегодня я уже понимаю: в работе пожарного должен быть холодный расчет. Прежде всего мы спасаем человека.

Задача – спасти человека

Пожарные прибывают на место через несколько минут после вызова

Именно на спасение людей направлены усилия пожарного расчета, который выезжает по вызову. И огонь не станут тушить, пока всех не эвакуируют из здания. Ведь каждая минута, проведенная в задымленном помещении, может стоить жизни человеку.

На мой вопрос, часто ли приходится спасать людей из огня, Александр только улыбнулся:

– Несколько раз в месяц.

И рассказал, казалось бы, простую историю, которая могла закончиться трагедией:
– В прошлом месяце выезжали на пожар. Четырехлетний ребенок увидел, что у него загорелся стол, испугался, выбежал в подъезд и захлопнул дверь. Постучался к соседке и сообщил о пожаре, она-то и позвонила в службу спасения. Мы начали разведку на наличие людей в помещении: вскрыли квартиру. И нашли женщину в туалете. Она была уже без сознания – отравилась угарным газом.
Женщина эта осталась жива, пожарные провели ей сердечно-легочную реанимацию. Не отходили от пострадавшей до приезда скорой помощи.

Пожарных обучают оказанию первой помощи на переподготовке или курсах повышения квалификации. Специалисты твердо уверены: если правильно реанимировать человека, оказавшегося в очаге, можно спасти его. Но все зависит от того, сколько времени он провел в дыму.

Взять страх под контроль


О пожарных говорят: они бесстрашно идут в огонь. Но так ли это? Ведь огнеборец тоже человек, которого в критической ситуации обуревает страх. Главное – взять это чувство под контроль, не позволять ему командовать тобой.
– Конечно, страшно! – признается Александр Обрывалов. – Но кто боится, меньше допускает ошибок. В критической ситуации запускается мыслительный процесс, идет анализ. Мы не можем побежать в огонь бездумно. Секундный страх сменяется мыслью, что человек может быть в беде, ему нужно помочь. И ты думаешь о том, как выполнить свою работу. Самому остаться в живых и сохранить людей, которые идут за тобой.
Наверное, это сложнее всего: и других спасти, и самому выйти невредимым. Такая это работа – опасная. Уходя на смену (а длится она сутки), нельзя быть до конца уверенным, что вернешься домой. Как в феврале не вернулись с пожара склада запчастей в Красноярске Алексей Пузырев, Анатолий Жалнерчик и Максим Рябцев, отправившиеся спасать из огня сотрудника склада.

Эту потерю тяжело переживали все спасатели Красноярска, с пожарными работали психологи.

– Они помогли справиться с этим, – говорит Александр. – Ведь когда погибают твои товарищи, начинаешь задумываться и уходить в себя. Воспринимаешь это эмоционально тяжело.

Впрочем, желания оставить профессию ни у кого не возникло. Ведь в МЧС приходят не на два-три года…
– Это такая романтика, которая затягивает, – поясняет Александр. – Когда я устроился на работу, начальник делился со мной опытом, рассказывал: «Представляете: ночью едете на вызов. Все спят, сирена моргает синим, и идет снег. А вас там ждут. Такое незабываемое ощущение». Я много думал об этом. Действительно, есть в нашей работе что-то впечатляющее. Для кого-то ты последняя надежда.

Не бывает неоткрываемых дверей


В Красноярскую пожарно-спасательную часть № 20 мы приехали после обеда. Вызовов на пожар не было, и во дворе кипела работа – спасатели изо всех сил старались сломать тяжелый засов. Шла отработка навыков вскрытия металлических дверей.

Тренажер этот появился в пожарно-спасательной части недавно. Придумал его командир отделения Александр Обрывалов, который не раз сталкивался в работе с проблемой закрытых входов. Конечно, железные двери можно разрезать бензорезом, но спасатели стараются подойти к делу антивандально, чтобы люди после вскрытия двери могли ею пользоваться.
– У новобранцев всегда бывают сложности со вскрытием входов. На словах не объяснишь, как это нужно делать, все необходимо попробовать руками, – считает командир отделения. – Сначала со мной опытом делились, теперь я передаю свои знания новичкам.
Александр считает: не бывает неоткрываемых дверей, главное – знать способы их вскрытия и уметь это делать.

– Я изучил, как делают замки на заводах, какими бывают запоры на дверях. А затем нарисовал чертеж тренажера и подошел к заместителю начальника части Андрею Акиньшину: «Давайте сделаем». Он идею поддержал.

И сделали. Теперь у ПСЧ № 20 есть свое ноу-хау.

Занятия по повышению квалификации пожарного проходят в части практически ежедневно. Сутки здесь расписаны буквально по минутам. Если нет вызовов на чрезвычайное происшествие, спасатели занимаются полезными делами: учатся, проходят инструктажи, тренируются в спортзале, готовят оборудование к бою – проверяют целостность рукавов, заправляют дыхательные аппараты, которые просто не могут быть не заряжены, ведь это безопасность спасателя.
– При заступлении на дежурство мы проводим проверку № 1 – дыхательного аппарата, – рассказывает Обрывалов. – Фиксируем давление. Оно не должно быть ниже 260 атмосфер, иначе оборудование в расчет не ставится. Баллона объемом 6,8 литра хватает на 40 минут работы в задымленном помещении.
Даже представить невозможно, что спасатель прибыл на пожар без дыхательного аппарата. Это все равно что идти в огонь без каски и в домашних тапочках.

Совершенно абсурдными считают профессионалы и высказывания о том, что автоцистерна прибыла на возгорание без воды. Пустой она не может даже заехать в гараж части. Слили воду на пожаре, тут же заправились в ближайшем гидранте и – в гараж. До следующего вызова.

Сотрудники пожарной части на смене все делают самостоятельно. Здесь есть дежурные по кухне, которые готовят еду на всю команду, ответственные за инструктаж, ремонт оборудования и прочее.


Кстати, обмундирование – тяжелую, пропитанную негорючим веществом робу – пожарные после выезда также стирают сами. Тут же, в части. Руками. И никаких стиральных машин!

Отбой, как положено, в 23:00. Но это не значит, что всю ночь ты будешь спать. Спасатели замечают: зимой в Красноярске пожары чаще случаются в темное время суток. Так что за ночь приходится два-три раза вскакивать по сирене. По существующим нормативам за минуту пожарный должен не только одеться, но и заскочить в машину (а все необходимое оборудование уже лежит в ней) и помчаться к месту ЧП.

Интересный факт

Пожарный на себе несет до 60 кг. В боекомплект спасателя входит пожарная одежда, кожаные ботинки со стальным носком, каска, дыхательный аппарат, топор штурмовой, рукавная линия, бензорез для вскрытия дверей, лом комбинированный пожарный «хулиган», путевой трос, клин для распора конструкций. Иногда берут дополнительно тяжелый и легкий лом. Все это приторачивается к одежде специальными ремнями.


Сельская пожарная дружина – добровольная


За последние пять лет количество пожаров на территории Красноярского края снизилось почти на 32 процента: если в 2016 году было зарегистрировано 14 286 пожаров, то в 2020-м – 9 748.

Большинство возгораний происходит в городах края – 58,4 процента от общего количества, но на селе потушить огонь гораздо сложнее. Отрицательную роль играют плотная деревянная застройка, захламленные территории, сложности с противопожарным водоснабжением и невозможность быстро доставить его на место возгорания из-за плохих дорог.

Как отмечают в МЧС по Красноярскому краю, нередко населенные пункты не подготовлены к тушению пожаров. Сложности в работе подразделений пожарно-спасательных гарнизонов возникают из-за особенностей водоотведения. В старых деревнях основными источниками остаются естественные водоемы, колодцы и артезианские скважины. Подача воды из них затруднена отсутствием подъездных путей, глубоким залеганием вод и промерзанием зимой.

В поселках городского типа и современных населенных пунктах ситуация несколько лучше, но и она не идеальна для борьбы со стихией. Здесь строят объединенные водопроводы, запитанные от водонапорной башни. Минус их – маленький напор, которого недостаточно для тушения сильного пожара.

МЧС – федеральная структура, а на селе основные силы пожаротушения – муниципальные и добровольные подразделения пожарной охраны, которые финансируются за счет муниципального бюджета. Формируется он за счет краевых субсидий, предусмотренных правительством региона в программах обеспечения пожарной безопасности.

Деньги выделяются, но селу требуется больше. Ведь пожарная оснащенность территорий оставляет желать лучшего.

В МЧС отмечают: на тушение огня в деревнях выходят всем миром. Если подразделениям пожарной охраны не хватает собственных сил, задействуют местных жителей. В дополнение к спецтехнике используют сельскохозяйственный транспорт – тракторы с навесным оборудованием и плугом, дождевальные установки, поливочные машины, автозаправщики, молоковозы.

В муниципалитетах, где отсутствуют федеральные части МЧС, основная нагрузка ложится на добровольную пожарную охрану. В бюджет края ежегодно закладываются деньги на приобретение и обновление техники для добровольных огнеборцев. В 2021 году, например, из краевого бюджета выделено 14 млн рублей. На эти средства планируется капитально отремонтировать шесть зданий добровольной пожарной охраны в территориях региона, а также провести ремонт существующего и приобретение нового пожарно-технического оборудования. Еще восемь миллионов рублей выделят органы местного самоуправления на развитие материально-технической базы пожарных.

СПРАВКА

Ежесуточно на тушение пожаров на территории Красноярского края заступает более 1 700 человек и более 550 единиц техники. Это федеральная, субъектовая, муниципальная, ведомственная, частная и добровольная пожарная охрана. Всего же в крае работают 4 500 пожарных-спасателей и более 800 единиц техники.

Фото Олега КУЗЬМИНА

№ 19 / 1265

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения


Свежий выпуск

Видео