Меню Поиск
USD: 78.86 +1.31
EUR: 92.60+1.33
№ 91 / 1074

Дом, открытый ветрам и морозам

Жительница Северо-Енисейского района 15 лет добивается ремонта жилья

Слезно обращаюсь к вам за помощью. Мне 58 лет, я пенсионерка, живу одна. Пенсия у меня маленькая – 11 200 рублей. В своей квартире я живу с 1975 года. За это время не было ни текущего, ни капитального ремонта. В 2003 году квартира оказалась на балансе УККР (управления коммуникационным комплексом Северо-Енисейского района). Оплату я вносила полностью, хотя договора с этой организацией не имела. Они обещали, что сделают ремонт. Но вот уже 2018 год на исходе, а ремонта так и нет. В 2012 году написала заявление в УККР, что отказываюсь платить, стал расти долг. Эти деньги взыскивают с меня в судебном порядке – высчитывают из пенсии. В начале 2017 года жилой фонд перевели в администрацию Северо-Енисейского района. Обратилась насчет ремонта, а глава поселка Брянка ответила: «Платите вы за крышу над головой». А что она течет, никого не волнует. Из-за квартирного вопроса я уже перенесла инсульт в 2015 году. Добиваюсь правды, а найти ее так и не могу.
Антонида Александровна Ромарнюк,

поселок Брянка Северо-Енисейского района


Хочешь ремонт – плати

Поселок Брянка в Северо-Енисейском районе считается отдаленным: 169 км от райцентра, около 500 км от Красноярска. Власть здесь – глава администрации поселка.

– Мне в Северо-Енисейск не добраться, – сетует Антонида Александровна. – Инсульт перенесла, не могу ходить по инстанциям.

Женщина добивается ремонта квартиры, в которой живет более 40 лет. Не получается. Хотя дом в нем нуждается: венец весь прогнил, по полу ветер гуляет, балки разошлись и потолок проваливается, печка рассыпается.

Когда дома в Брянке начало обслуживать управление коммуникационным комплексом, у Антониды Ромарнюк появилась надежда, что жилье отремонтируют. Женщина уверяет: договор на получение коммунальных услуг она с этой организацией не заключала, платила только потому, что ей обещали сделать ремонт в жилье. Вносила деньги исправно. А когда поняла, что ремонта не намечается, перечислять средства перестала.

– В 2016 году мне приходит из суда письмо, что я должна УККР 25 тысяч рублей за коммунальные услуги (хотя они мне их не оказывали). Деньги высчитывают из моей пенсии. В сентябре 2018 года получила еще одно письмо из суда: сумма увеличилась на пять тысяч рублей – якобы накопилась пеня за неуплату.

К слову, с начала 2017 года УККР не обслуживает дома поселка Брянка. Привозит воду или вывозит отходы только по заявкам жителей. Не хочешь сам мусор утилизировать, можешь нанять машину в управлении коммуникационным комплексом.

Кстати, как говорит глава администрации поселка Ольга Демина, такой услуги, как вывоз мусора, в Брянке сегодня официально не существует, потому что нет полигона. Местные жители выкручиваются кто как может.

– Люди мусор в печках сжигают. Сама живу в доме с печным отоплением, все в топку идет, кроме железных и стеклянных банок, – рассказывает Ольга Демина. – Кроме того, УККР предоставляет такую услугу, как «тележка на ночь». Люди могут заказать технику и загрузить ее отходами.

Долг долгом погоняет

Сегодня жилой фонд Брянки никто не обслуживает. Но с 2017 года дома этого населенного пункта в собственности районной администрации, следовательно, и ремонт должен делать муниципалитет.

– Чтобы мы направили заявку в район, Антониде Александровне необходимо прийти ко мне и написать заявление, – поясняет глава администрации Брянки. – А она не появляется, начатое дело до конца не доводит. Позвонит по телефону, повозмущается, и все.

Ольга Демина о своей односельчанке отзывается: не знает, что хочет. Например, написала заявление на ремонт печки. Глава поселка вызвала специалистов, те приехали, а Ромарнюк их на порог дома не пустила, сказала – сама станет печь латать.

– У меня печка вся развалилась, кирпичи рассыпаются, ее полностью перебирать нужно, – апеллирует пенсионерка. – А мне предложили только плиту заменить. От этого никакого толку не будет.

Антонида Ромарнюк, разочаровавшись в официальных органах и их обещаниях, уже пыталась ремонтировать жилье: взяла кредит в банке и вставила пластиковые окна. Теперь еще и банку должна. Говорит, сумма долга все увеличивается и увеличивается. И пенсионерка платит. А что делать – не хочется быть должницей.

Сейчас со своей мизерной пенсии жительница Брянки закрывает долги и перед банком, и перед управляющей компанией. На дрова и таблетки остается меньше половины пенсионной суммы. А зимы в Северо-Енисейском районе холодные, три машины дров нужно (одна машина топлива стоит 15 тысяч рублей). Да и цены в местном продуктовом магазине не радуют.

Положена помощь

Живет пенсионерка на голодном пайке. Говорит: куда ни придет за помощью, ей о задолженности перед УККР напоминают. Хотя, как выяснил «НКК», Антонида Ромарнюк входит в число малоимущих (пенсия меньше прожиточного минимума в Северо-Енисейском районе) и ей положена социальная помощь. Например, она могла бы получить выплату на ремонт жилья.

– Для малообеспеченных категорий пенсионеров есть такой вид помощи, как ремонт жилого помещения, – говорит начальник отдела социальной защиты населения Северо-Енисейского района Светлана Воробьева. – Доход Ромарнюк не превышает полуторакратного размера прожиточного минимума. Если представит документы о произведенном ремонте, выплатим ей 15 тысяч рублей.

Светлана Воробьева замечает: специалист соцзащиты, который работает в Брянке, завтра же сходит к пенсионерке – проконсультирует и поможет собрать необходимые документы для получения соцпомощи.

Обещает посодействовать в оформлении заявления на производство капитального ремонта дома Ромарнюк и глава сельсовета. Ольга Демина поясняет:

– Пока у меня письменных заявлений нет. Антонида Александровна должна написать такой документ. А я уже обращусь в службу заказчика-застройщика, чтобы провели обследование дома. Получим заключение и будем обращаться к главе района с просьбой выделить средства на ремонт жилья. Пустим ее вопрос в работу.

На виду у всех

В поселке Брянка 174 дома, около 500 жителей. На первый взгляд, все на виду. Но это только кажется. Неблагополучия пенсионерки не заметили ни органы социальной защиты, ни администрация поселка. Письменного обращения нет, значит, и проблемы отсутствуют. Удобная позиция. А до того, что у женщины, перенесшей инсульт, заваливаются стены и последние копейки уходят на выплату долгов, никому дела нет.

Глава поселка только после звонка «НКК» заинтересовалась материальным положением односельчанки. Говорит: недавно составляли списки малоимущих и Ромарнюк в них не внесли. Теперь, оказывается, Антонида Александровна имеет право на безвозмездную установку цифровой телевизионной приставки.

Вот только кто расскажет о праве на помощь пенсионерам, которые из-за болезни не могут ходить по инстанциям и просить, добиваться, писать заявления?

P. S. Пока верстался номер, Ромарнюк побывала в сельсовете, встретилась с работником социальной защиты. Документы на получение материальной помощи уже ушли в район на рассмотрение. Заполнила бумаги на производство капремонта дома и глава поселка. «НКК» будет следить за развитием ситуации в поселке Брянка Северо-Енисейского района. А также попытается ответить на вопрос, почему пенсионеры здесь несколько лет платили УККР за несуществующие услуги. Мы уже сделали запрос в прокуратуру Красноярского края с просьбой провести проверку в этом поселке.

№ 91 / 1074

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео