Меню Поиск
USD: 74.0 +0.33
EUR: 87.31+0.47
№ 33 / 1309

Два цвета Русского мира

История георгиевской ленты неразрывно связана с героическим прошлым России

Ваза с изображением ордена Святого Георгия и ленты. XIX век. Бахчисарайский историко-культурный и археологический музей-заповедник, Республика Крым Георгиевская лента, пожалуй, единственный национальный символ, оказавшийся неподверженным историческим переменам. Сочетание полос черного и желтого, символизирующих орла и золото, стало цветами Российской империи в тридцатых годах XVIII столетия. За основу взяли цвета Георгия Победоносца, небесного покровителя Москвы.

Официально георгиевская лента была учреждена Екатериной Великой в 1769 году как составная часть ордена Святого Георгия. В то время шла русско-турецкая война, отличившиеся в ней воины стали первыми георгиевскими кавалерами. Лента дополнялась девизом: «За службу и храбрость», а также белым равносторонним крестом или четырехконечной золотой звездой. Носилась награда в зависимости от чина кавалера: в петлице или на шее, либо через правое плечо. К ленте полагалось пожизненное жалованье. После смерти владельца передавалась по наследству, однако монарх оставлял за собой право лишить награды за неблаговидные поступки.

Первыми стали моряки

В середине XIX века георгиевской лентой награждают нижние чины и целые подразделения, присваивая символ полковым знаменам. Одними из первых награжденных были военные моряки, отличившиеся в Крымской войне.

Их носили на бескозырках матросы Гвардейского экипажа, команды кораблей, награжденных кормовым Георгиевским флагом за героизм, проявленный при обороне Севастополя в 1854–1856 годах. Двухцветная лента до сих пор остается на знаменах гвардейских частей как особого рода привилегия.

Кстати, между геральдистами в начале позапрошлого века возник спор о значении цветов. Например, обер-камергер граф Юлий Помпеевич Литта утверждал, что черный на самом деле символизирует порох, а желтый или оранжевый – огонь. Именно это, по его словам, имела в виду «бессмертная законодательница, сей орден учредившая».

Однако возобладала более простая позиция: цвета ленты отображали основные цвета герба – черного двуглавого орла на золотом фоне. Также утверждали, что лента имеет иноземное происхождение – черный и желтый присутствовали на гербе рода, к которому принадлежала принцесса София Фредерика Августа Ангальт-Цербстская, ставшая российской императрицей. Но даже если Екатерина решила таким образом оставить память о своей родне, то русское значение георгиевской ленты давно и прочно затмило немецкий прототип.

«Георгий» в изгнании

К началу Первой мировой войны орден и лента стали абсолютно русскими. Причем они вышли далеко за военные пределы – их изображали на гобеленах, сервизах, открытках.

В 1914 году возник прецедент – георгиевская лента стала не только «приложением» к одноименному ордену, но самостоятельной наградой. Первым награжденным стал генерал-лейтенант Александр Сергеевич Лукомский, впоследствии один из главных организаторов Добровольческой армии Деникина, за особые заслуги при проведении мобилизации. Поскольку сам орден был наградой только за отличие в боях, решили ограничиться лентой.

Когда началась Гражданская война, советская власть аннулировала всю наградную систему царских времен. Но в Белом движении она сохранилась, хотя появлялись новые награды.

Георгиевские ленты, банты, шевроны, околыши головных уборов присваивались за отличие в боях, причем командирами самого разного ранга. Так, атаман Борис Анненков, командовавший казачьим соединением колчаковской армии, дал право ношения георгиевской ленты ветеранам своего подразделения «для отличия от вновь поступающих». Обладателями лент стали многие участники Ярославского восстания против большевиков, Великого Сибирского похода генерала Владимира Каппеля…

Белая гвардия, потерпевшая поражение в Гражданской войне и покинувшая Россию, унесла с собой и георгиевские цвета. Они использовались в символике белоэмигрантских организаций, с чем связаны отдельные эпизоды, которые могли бы бросить тень на символ воинской доблести.

Георгиевские цвета присутствовали среди наград Русского корпуса, укомплектованного в основном бывшими белогвардейскими офицерами и русскими студентами. Корпус принимал участие в операциях против югославских партизан, но, кстати, отказался выступить против Красной армии.

Георгиевские символы использовала другая коллаборационистская организация – «Союз борьбы против большевизма», сформированного в 1944 году в Бобруйске… Однако эти и другие подобные эпизоды скорее можно отнести к трагическим оборотам отечественной истории, георгиевские цвета это никак не могло опозорить. И прежде всего потому, что к ним обратились те самые «большевики», с которыми боролись их недавние соотечественники.

Образы великих предков

В СССР к старинному символу воинской доблести обратились в первые месяцы Великой Отечественной войны. Но прежде надо отметить, почему произошло такое обращение. Советская власть начинала с практически полного революционного отрицания всего, что было «при царях». Разумеется, в том числе и воинских символов. Считалось, что вера в светлое будущее, в самое справедливое государство людей труда, которое станет знаменем для всего мира, заменит все прежнее – веру, героев, гениев, святыни…

Но действительность оказалась намного сложнее ожиданий, и стало очевидным, что строить государство на полном историческом разрыве трудно, почти невозможно. Так к середине 30-х вернулась русская классика, которую прежде «сбрасывали с корабля современности», возвращались герои отечественной истории в кинематографе и литературе…

Когда страна оказалась перед лицом страшного, прежде невиданного испытания, верховная власть напрямую обращается к стержневым образам истории. Сталин свою речь на параде 7 ноября 1941 года заканчивает призывом: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова».

И это был далеко не единственный факт преодоления исторического разрыва. Конечно, о полном воссоединении распавшейся связи времен не могло быть и речи, но то, что должно помочь народу осознать свое историческое величие и победить, возвращалось.

Так вернулись и цвета георгиевской ленты. В советском варианте она называлась гвардейской. Одними из первых обладателей новой награды стали военные моряки, причем в самом начале это была коллективная награда, которую присваивали отличившимся в боях экипажам, частям и соединениям кораблей. 21 мая 1942 года был утвержден нагрудный знак «Гвардия», который сначала был общим для всех вооруженных сил.

Но моряки решили учредить собственный знак, впоследствии названный «морской гвардией», на котором впервые и появились цвета георгиевской ленты. Идея, как принято считать, принадлежит начальнику организационно-строевого управления наркомата ВМФ капитану второго ранга Б. М. Хомичу. Он предложил взять за основу знака прямоугольную пластинку, обтянутую черно-оранжевой лентой, которая также должна украсить бескозырки матросов-гвардейцев.

По сути, почти то же самое применялось в императорской армии и на флоте. Идея кавторанга была принята. 19 июня 1942 года командующий флотом адмирал Н. Г. Кузнецов подписал приказ «Об установлении гвардейского Военно-морского флага, особого нагрудного знака и особой ленты к фуражке».

С 1943 года георгиевские цвета становятся неотъемлемой частью множества орденов и медалей, в числе которых самая массовая награда «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», ордена Славы всех степеней (заменивших по статусу прежние Георгиевские кресты), медалей «За взятие Берлина» и всех последующих юбилейных наград.

С недавних пор в славной биографии георгиевской ленты произошла перемена – она вышла за пределы воинской специфики и стала символом Русского мира.

№ 33 / 1309

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения


Свежий выпуск

Видео