Есть такая профессия Как военная служба меняет людей

Есть такая профессия Как военная служба меняет людей

 

История началась обычно. На носу – 23 февраля. И очередное редакционное задание – написать об армии. Желательно сочно, броско, нестандартно. Но что такого «свеженького» можно рассказать о Вооруженных силах страны, если о них и без того говорят со всех экранов? «У подруги муж вроде бы десантник. Может, позвонить?»

О жизни как есть

Назначенный день, подъезд новостройки – меня ждут. Просторная кухня со свежим ремонтом – въехали совсем недавно. За столом двое парней и девушка. Один несколько «атасного» вида (про себя тут же назвал его «хулиганом»). Второй, наоборот, напомнил милиционера из советского кино. Знакомимся. «Хулиган» оказался Матвеем (хозяин дома), «милиционер» – Алексеем, а девушка – Людмилой, женой Матвея.

– Я, собственно, хотел к 23-му написать о боевых буднях…

– Это мы поняли, – берет быка за рога Алексей. – Мы расскажем о службе и жизни как есть. А публиковать или нет – решайте сами, но все имена, включая наши, должны быть изменены, это без вариантов.

«Хулиган»

– Как ты меня назвал – хулиган? Вообще ты прав – когда на срочную ушел, район выдохнул. А когда на контракт – весь горотдел провожал! – смеются все, кроме Людмилы, ей это вспоминать явно неприятно.

Речь здесь о легких деньгах, которые Матвей деятельно добывал и до, и после срочной службы. И, естественно,  незаконно.

– Вымогательство, побои – это еще не все, что инкриминировали! Но со всего соскакивал. Помню, в первой командировке уже находился, звонит участковый: «Ты опять за свое?» Отвечаю: «Вы чего, уже полгода как служу, на другом конце страны к тому же!» Видно, сменщик нашелся…

Долгое время Матвея «проносило» – то выйти на него не могли, то материала не хватало, то заявление «неожиданно» забирали. Но однажды система дала сбой, «решить вопрос» с потерпевшим не получалось.

– В тот момент аж передернуло! Как будто проснулся. Здоровый чудила, а за советом к матери побежал. Взгляд ее до сих пор помню.

У соседки подруга работала в военкомате. Вот туда и пошел Матвей – выяснять, куда можно и как. На месте оказался представитель войск специального назначения.

– Посмотрел он на меня внимательно, побеседовал и выписал отношение, чтоб дело собрать. А мне все равно было куда, лишь бы подальше. Правда, в последний момент чуть не сорвалось – биография должна быть чистой, а заявление еще в горотделе лежало.  Старый опер послушал, затылок почесал: «Каждому надо дать второй шанс». К потерпевшему поехали с ним вместе. Кое-как уговорили. Чтобы ущерб возместить, в долги влез, но ничего, отдал.

Приказ об отправке тоже ждал недолго. Майор, который отношение выписывал, еще в военкомате понял, что к чему. Только в роту зашел – сразу к нему в кабинет. Вот это была воспитательная работа! Так воспитал, что дурь махом вышла! И ни капли на него не в обиде! Настоящий командир оказался, вояка матерый, от солдата поднялся, к каждому подход мог найти, ерундой не грузил.

Сколько раз поначалу Матвей хотел уволиться – не считал. Бесило все: усталость, подчинение всему и вся. Потом втянулся, командировки начались. После первой понял, что надо учиться, семью заводить. Ротный дал добро в техникум поступить, на заочное.

– В первом отпуске с Людой пересеклись. Через год женились. Еще на первом контракте награжден был дважды, а на втором уже командиром отделения стал. Накопления по военной ипотеке пошли. Эту квартиру, кстати, на них и взяли.

Система военной ипотеки стала для меня открытием. Оказывается, три года человек служит, еще три на счету копятся деньги (около миллиона рублей). А потом смело можно покупать квартиру в ипотеку – пока служишь, платить будет государство. И всем хорошо: бойцу – квартира, государству – боец.

– Знаешь, если бы начал по-другому – учился нормально, не чудил, – жизнь сложилась бы иначе. Хорошо, что в армию тогда успел, а то кто знает…

Своего добился

– А с Алексеем уже в части познакомились?

– Я уже года полтора служил, и отправили на красноярский пункт отбора желающих посмотреть – сгодятся или нет. Приходит этот тип, – смеясь, показывает на Алексея, – говорит: «Служить хочу, никто не берет!» Ну, думаю, значит, точно к нам!

– А почему брать не хотели?

– Потому что раньше работал в органах.

Первое впечатление не обмануло. Алексей действительно бывший сотрудник милиции. Работал вполне себе благополучно, университет окончил. Вот только специальность была не юридическая, а тут реформа. Тогда многих с непрофильным образованием увольняли. А заодно и тех, кто запятнал честь мундира. В военкоматах особо не разбирались, кого за что, – косо смотрели на всех.

– Но я не сдавался, – продолжает Алексей. – На эту улицу Краснодарскую, 40 б, где пункт отбора, ходил почти полгода как на работу! То одни проверки, то другие, запросы отправляли, тесты разные… Своего все равно добился. Ну и Матвей вовремя подъехал! Уже третий контракт пошел.

– Спецназ всегда вовремя, – смеется Матвей.

Интересная штука жизнь! Вот так запросто хулиган помог «оперу» попасть туда, где сам стал человеком. А теперь бок о бок служат. И не просто служат.

– Ребят, а боевые командировки у вас часто?

Переглянулись:

– Случаются.

– А где бывали?

– Как бы тебе сказать, чтобы ничего не нарушить, – усмехнулся Алексей. – Уверен, что знать хочешь?

И они рассказали. Совсем немного, только то, что можно. Но и этого хватило за глаза. Пусть читатель простит – из этого разговора он увидит только несколько фото, сделанных на пленочный фотоаппарат. «Армия нужна для войны» – всплыла в голове фраза. То, что для них дело само собой разумеющееся, для нас, гражданских, – почти невообразимое. И те привилегии военным, которым мы так часто завидуем (увеличенный отпуск, ранняя пенсия, обеспечение жильем и много чего еще), более чем оправданны.

Был бы сейчас жив…

– Мы, собственно, потому и собрались сегодня здесь: отпуск после командировки и день подходящий…

– А что за день?

– Ровно год назад в городок, откуда я родом, привезли цинковый гроб, – начал Матвей.

– ???

– Подтянул я в бригаду друга по двору. Такой же балбес – рос как я, Артемом звали, на три года младше. Не хотелось, чтобы мои «подвиги» повторял, вот и затащил к нам в бригаду на воспитание. На контракт остаться тоже я уговорил, к себе в группу забрал. И нормально у него все получалось! Пулеметчик что надо – крепкий, шустрый. Женился, ребенок. Живи и радуйся.

– А как же…

– Да вот так! – не дает закончить Матвей. – Денег больше захотелось! Первый контракт закончился, он ушел в частную военную компанию. Никому ничего не сказал – все про вахту на Севере сказки рассказывал и улыбался хитро. А потом вот…

– А где?

– Кто бы знал… Дата точная тоже ни к чему. Не называй ее. Остался бы в армии, был бы сейчас жив…

– Во всяком случае, вероятность больше, – говорит Алексей. – Но даже если и… Родным компенсация два миллиона, льготы. Человека не вернешь, но все же… А так только закрытый гроб. Мы потому и согласились встретиться: рассказать о нас, о нем. Может, кто прочтет, задумается.

Да, задуматься есть о чем. В первую очередь о роли армии в современном российском государстве и обществе. Меняются эпохи, правители, люди, а армия продолжает защищать. А еще воспитывать и выручать. Как минимум может дать время на раздумья и ценный опыт, как максимум – указать жизненный путь и даже стать этим путем. Он будет нелегким, часто опасным, но по-прежнему уважаемым и почетным.

Фото из личного архива Алексея и Матвея

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

«Красному Яру» и «крест» не помог
«Красный Яр» своей весенней игрой напоминает футбольный «Енисей». Тоже после зимы пришли в себя, тоже остановить их смог только лидер
25 мая 2022
Как уберечь квартиру от воров на время отпуска
Лето – время поездок, отпусков, дач. И этим часто пользуются квартирные воры, проникающие в пустующее жилье. Как обезопасить квартиру от
25 мая 2022
Импортозамещение в «цифре»
События последних месяцев на Украине существенно отразились в том числе и на IT-сфере. О том, с какими новыми вызовами приходится