Год открытых дверей Гидроэнергетики решили сделать свою работу максимально прозрачной

Год открытых дверей Гидроэнергетики решили сделать свою работу максимально прозрачной

Слово материально. Однажды, на заре новейшей истории России, назвав август черным, «пишущие перья» и «говорящие головы», похоже, материализовали злой гений. Катастрофы разного уровня и порядка, от финансовых до техногенных, происходят в России особенно обильно именно в августе. Урожайный, тучный, бархатный месяц стал столь же «плодородным» на беды. Ровно год назад, 17 августа, произошла авария на СШГЭС, унесшая 75 человеческих жизней.

Журналисты газеты «Наш Красноярский край» следили за событиями с первого дня трагедии. Первая реакция – шок от случившегося, затем включение в освещение работы по ликвидации аварии и восстановлению гидростанции. Слухи, разговоры вокруг аварии, различные версии, виртуальный шум на всевозможных форумах стали импульсом для создания в газете собственной переговорной площадки – дискуссионного клуба, первое заседание которого было посвящено техногенной безопасности. Тогда участники диспута пришли к общему знаменателю, назвав трагедию на СШГЭС антропологической катастрофой. За техногенным коллапсом, как правило, стоит человеческий фактор, резюмировали эксперты.
Но Россия не была бы Россией, если бы беда не актуализировала в нас новые душевные и профессиональные ресурсы, не задействованные прежде. Авария на СШГЭС стала в какой-то степени моментом истины, проверкой на прочность. Первыми проявили себя красноярские компании, взявшиеся за восстановление разрушенных объектов СШГЭС. Их работа, проходившая в сложных условиях, как погодных, так и временных – необходимо было действовать очень оперативно, – снискала уважение не только на региональном, но и на федеральном уровне. Экс-губернатор Александр Хлопонин признавался, что испытал гордость, когда президент и премьер-министр особо отметили профессиональный уровень красноярских строителей.
Тем временем слуховое облако вокруг аварии меняло цвет и конфигурацию, мутируя в сторону иных смыслов, а именно катастрофических последствий аварии. Апокалиптическая тональность усиливалась природным фактором – аномальными морозами на территории Сибири. Наросший на плотине айсберг словно иллюстрировал картину грядущих катаклизмов. Предсказывались потопы, наводнения и прочее. Словом, информационные тучи сгущались.

К чести компании «Русгидро», здесь не пошли по пути замалчивания ситуации, не заперлись на все двери от докучливых журналистов, терзающих корпоративных пиарщиков «неудобными» вопросами. Напротив, русгидровцы решили раскрыть карты и сделать процесс по восстановлению нормальной работы СШГЭС максимально прозрачным для СМИ, а стало быть, и для населения. Вашему корреспонденту удалось несколько раз побывать на гидростанции за последний год. Год после аварии. Признаюсь, в первую поездку, проходящую под кодовым названием «Посмотреть на айсберг», я отправился полным недобрых предчувствий. Ну конечно, покажут какие-нибудь потемкинские деревни, а реальные процессы останутся за семью замками. Но на деле оказалось все с точностью до наоборот.

Цифры и факты

Январь 2010 г. Не люблю длительные поездки в принудительно-сидячем состоянии – будь то автобус или самолет. От Красноярска до места назначения девять часов ходу. В поезде гораздо приятнее. Но пытка замкнутым пространством стоит того. К тому же на Саянскую ГЭС посмотреть воочию я хотел давно. И лучше бы как обычный турист. Но судьба распорядилась иначе. В планшете кроме фотоаппарата приготовлен блокнот с ручкой и диктофон – профессиональные инструменты журналиста.
С утра мы едем в город гидротехников Черемушки. Вся группа журналистов настроена скептически. Погружение в гидроэнергетику начинается с обширной вводной лекции ведущих специалистов ГЭС в местном Доме культуры. Николай Стефаненко, начальник службы мониторинга гидротехнических сооружений, терпеливо рассказывает нам о нюансах гидросооружения, о технических параметрах, порядках цифр. Не знаю, как вы, а я не могу наглядно представить себе ни 13 тыс. тонн воды в секунду (!), ни даже пять. Я знаю, что Т-80 весит 42 тонны, а значит, что штатный водосброс может скидывать 300 штук бронированных машин ежесекундно. Неудивительно, что уже при сбросе в 5–6 тыс. тонн станция начинает ощутимо вибрировать.
Журналисты, наполненные различного рода кривотолками, почерпнутыми из блогов и форумов, задают вопросы, которые, признаюсь, звучали наивно и дилетантски. Но наше дело маленькое – мы выражаем настроение читателей. Николай Стефаненко спокойно, раз за разом разъяснял нам порой одно и то же, не жалея времени на дополнительную информацию, конкретику, примеры. Лекции не прошли даром. Специалисты Русгидро помогли нам стать если не экспертами, то отраслевыми журналистами. По крайней мере, бредни о гидроэнергетике отсекаются на раз. И в масштабах цифр ориентируемся.

Остановить поток

Авария на СШГЭС стала темой номер один в течение последних 12 месяцев. Помимо множества мифов и страхов, которые окутали аварию плотной пеленой, в медиапространстве нашлось немного места и для того, чтобы поведать стране о героях аварии. С одним из них, Ильдаром Багаутдиновым, ведущим инженером производственно-технической службы, мы познакомились во время первой январской поездки. В день аварии он поднялся на гребень плотины и буквально через полчаса вручную опустил многотонные заслонки водоводов. Ильдар Маратович сдержанно, но искренне рассказал в подробностях, как минута за минутой он, не теряя трезвости мысли в нештатной ситуации, как и должно настоящему командиру, отдал приказ подниматься наверх, как пробирался сам, собирая по дороге уцелевших людей, как боролись в темноте с заклинившими приводами и, наконец, испытали первое облегчение, остановив поток. Последствия катастрофы могли быть гораздо масштабнее, не окажись на месте такой человек. Багаутдинов рассказал о том, как наградили его премией Владимира Высоцкого «Своя колея» и посчастливилось общаться с интересными людьми – вручали награду летчик-космонавт, дважды герой Советского Союза Георгий Гречко, врач мира, детский хирург Леонид Рошаль, тренер сборной России по художественной гимнастике Ирина Винер. Много добрых и красивых слов сказали эти люди в тот день. А после была интернет-премия «Сибирский характер – 2009».
Лицо героя то и дело мрачнело от воспоминаний. Он до сих пор чувствует вину перед погибшими коллегами. Не потому, что чего-то не сделал, а потому, что остался жив.
– В глазах родственников погибших как будто тлеет немой вопрос, – делился Ильдар Маратович: – «Почему ты жив, а они нет?»
Кроме того, Багаутдинова откровенно возмущала оголтелая пиар-компания, развернувшаяся в СМИ и Интернете против ГЭС, которой инженер посвятил 30 лет жизни. И пристальное внимание «прописавшихся» на станции проверяющих органов всех уровней и ветвей. Сложнее всего было стряхнуть с себя оцепенение и снова выйти на работу. Заботы, общение с коллегами отвлекают от мрачных мыслей. Но в момент рассказа он снова весь там…

Когда рухнет плотина?

Оказавшись на СШГЭС, мы наконец увидели легендарный «айсберг» – громадный ледяной нарост на ГЭС, – апокалипсическими сообщениями о судьбе которого пестрил весь рунет. Водяная пыль над штатным водосбросом намерзла знатная. Вес «снеголедяной» глыбы достигал 25 тыс. тонн. Можете такое представить? К слову, ГЭС весит в тысячу раз больше – 20,5 млн тонн высококачественного гидротехнического бетона. Опасность наледь представляла большей частью покрытию крыши машинного зала из гофрированной нержавейки, которую и тонна-другая наледи могла бы покорежить. Поставили на чердаке мощные калориферы, снег посыпали бишофитом. Обошлось.
Накануне вечером мы обнаружили на информационных сайтах отчет о сносе шапки «айсберга», из-за которого нас всех сюда и привезли. Блоги критиков плотины буквально переполнились «научно обоснованными» расчетами с точностью до дня, когда айсберг перевернет ГЭС. Просто удивительно, насколько «достоверно» умудряются писать некоторые авторы о том, чего в глаза-то не видели. Тогда, зимой, айсберг снесли не полностью – поскольку глыба на балконе водосброса была размером со среднюю многоэтажку. Снесли лишь вершину, которая, опять же по предсказаниям, могла обрушиться и все снести, перекрыть водоток и тому подобные страсти. Признаюсь, операция была проведена скорее в качестве учений для местных МЧС и общественного спокойствия. Первые же оттепели растопили «снежную королеву» в два счета.
Следующая поездка на ГЭС была приурочена к запуску гидроагрегата № 6. В момент аварии он «стоял на профилактике» и пострадал меньше всех. Запуск ГА нажатием на «красную кнопку» осуществил лично глава правительства Владимир Путин. С тех пор красная кнопка фигурирует в пресс-релизах перманентно. К сегодняшнему дню на станции запущены три ГА — №№ 6, 5, 4. Готовится к запуску № 3.
Как уже говорилось, год открытых дверей на СШГЭС начался под аккомпанемент нападок на гидростанцию, компанию «Русгидро» и гидроэнергетику в целом.
– Мы пришли к выводу, что лучший способ – не замалчивать ситуацию, не прятаться от нападок, а сделать работу компании и, главное, ход восстановительных работ на СШГЭС максимально прозрачными, – рассказывает Елена Вишнякова, пресс-секретарь ОАО «Русгидро». – Мы пригласили журналистов из разных регионов страны лично побывать на СШГЭС, увидеть все, поговорить со специалистами. При этом отчетных публикаций никто не требовал, статьи мы не проплачивали.
Стратегия сработала. Все-таки профессиональное любопытство нашего брата сильнее рекламных барышей. Главное – иметь возможность увидеть то, что еще недавно было под вывеской «Вход воспрещен!», задать вопросы специалистам и получить не официозную галиматью, а вразумительные ответы. Тогда неудобные вопросы быстро заканчиваются, а возникает неподдельный интерес, но уже не к скандалу, а к отрасли, к техническим нюансам, к специализированным темам. Что уж говорить, выяснилось даже, что Елена Вишнякова – не страшный и ужасный пиарщик, замалчивающий катастрофическую правду грядущих катаклизмов, а вполне реальный человек, сформировавший вокруг гидроэнергетики журналистский пул.

Об отрасли начистоту

Возвратимся к аварии и ее последствиям. Проблемы, обнажившиеся в общественном пространстве после августовской аварии, был признаны системными. Гидроэнергетика, долгое время остававшаяся в тени стратегической тайны, вышла на свет. И выяснилось, что необходима немедленная, системная модернизация. Впервые проблемы отрасли были актуализированы в ходе работы IV Всероссийского совещания гидроэнергетиков, прошедшего в конце февраля 2010 года в Москве. Поучаствовать в нем пригласили и нас, журналистов. Организаторы решили целиком посвятить совещание проблемам, обострившимся после августовской аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. А проблем накопилось вагон и маленькая тележка. Отрасль долгое время находилась в забытьи. Основные технические регламенты по строительству и эксплуатации датируются 60-ми годами прошлого века, самые последние – 70-ми. Катастрофически не хватает профессионалов – пробел, создавшийся в подготовке специалистов в лихие 90-е, ощущается во многих профессиях, особенно там, где важна практическая составляющая. Выпускник профильного вуза может называть себя гидроэнергетиком только после 3–5 лет работы по профессии. Кроме того, количество вузов, где преподается эта дисциплина, также за последние 20 лет значительно сократилось.
Существует мощный разрыв между устаревшими проектами и инновационными технологиями, которые в России есть, но внедряются точечно. Современные методы укладки бетона, модернизированные смеси позволяют достигать значительной экономии за счет сокращения времени работ, выхода бетона на проектную прочность в течение нескольких суток (!), укладки в морозы, сокращения количества рабочих в разы.
Отсутствие техрегламентов на мониторинг затопляемого водохранилища вообще никак не учитывается сегодня в строительной документации, но имеет очень важное значение и для безопасности сооружения, и для окружающей среды.

Поднималась и проблема долгостроев на примере Бурейской ГЭС. Эта станция единственная из десятка была в начале века выбрана для финансирования тогда еще РАО ЕЭС. Строилась ГЭС с конца 70-х, именно тогда проведены первые подготовительные работы. Ко времени возобновления строительства обнаружилось и множество проблем. Одна из них – временные сооружения, которые возводятся строителями для различных нужд: срок их существования декларируется месяцами, а стоят они по итогу много лет. Неудивительно, что постройки ветшают и находятся в аварийном состоянии, опасном для людей. Средств на их снос или ремонт зачастую не предусматривается.
Всех проблем в статье не перечислить. Но они есть, их много. И их надо решать. Если мы не хотим новых катастроф.

P. S. Сегодня судьба отечественной гидроэнергетики как будто разделилась на две части: до аварии на СШГЭС и после. А может быть, не только гидроэнергетики. Во всяком случае, теперь решения о строительстве крупного объекта с повышенной техногенной опасностью принимаются не только исходя из кем-то начертанной впопыхах баснословной прибыли. Общественные слушания по обсуждению подобных вопросов собирают широкую аудиторию и, что особенно важно, независимых экспертов, не связанных корпоративными интересами. Мысль о неоправданно высоких рисках при строительстве больших гидроэнергетических узлов все больше внедряется в массовое сознание россиян и находит отклик в верхах. Обсуждаются трудности полноценного прогноза их влияния на окружающую среду и дорогостоящие работы по демонтажу и последующей рекультивации речного дна и прилегающей территории. В то же время анализируется зарубежный опыт строительства каскада небольших ГЭС, способных выдать не меньшую мощность, но имеющих гораздо меньше негативных последствий для природы и человека.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

18 мая 2022
Будь готов! Всегда готов!
Сто лет назад, 19 мая 1922 года, решением II Всероссийской конференции РКСМ была образована Всесоюзная пионерская организация имени В. И. Ленина – массовое детское
Деликатесы высоких широт
Как-то случилось побывать на Камчатке, в очень приличном отеле, где обещали кормить деликатесами, и воображение сразу нарисовало красную рыбу в
В атаку на детскую преступность
Задумывались ли вы, от чего зависит устройство мира, в котором мы живем? Вечно недовольные люди наморщат нос и только отмахнутся: