Измаильский штык День воинской славы в истории страны

Измаильский штык День воинской славы в истории страны

Сколько воинских праздников России вы знаете? День защитника Отечества, День Победы… Кто-то, может, вспомнит День Военно-Морского Флота, отмечаемый в последнее воскресенье июля. А ведь у нас в стране правительственным указом установлены еще Дни воинской славы России. Их 17, они празднуются в течение всего года в честь великих побед русского оружия в разные периоды нашей истории: на Чудском озере, в Полтавском сражении, в Куликовской, Бородинской, Сталинградской и других битвах…

Самая неприступная

24 декабря, в России отмечался День воинской славы в честь взятия турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием А. В. Суворова в 1790 году – 225 лет назад.

Тема взаимоотношений Турции с Россией сегодня актуальна… хотел написать «как никогда», но остановился. Потому что были времена, когда она стояла гораздо острей, чем сегодня. История знает больше десятка русско-турецких войн. Они шли со второй половины XVI века и до 1877–1878 годов. Османская империя в течение нескольких веков прошлого тысячелетия была одной из самых могущественных стран мира. Под ее владычеством находилась большая часть Юго-Восточной Европы, Западная Азия и Северная Африка.

Мало кто мог противостоять этой державе так, как противостояла ей Россия, освободившая Европу от османского ига в 1878 году. Шипка, Плевна, Балканский поход – это не пустые слова для всех, кто знает и любит историю государства Российского.

Нетрудно понять, почему некогда могущественная Турция, которой мы неоднократно давали по зубам, сегодня так скалит их в сторону России. Потому что «абыдно, да», как говорится в одном старом анекдоте. А тут и повод нашелся – Россия вмешалась в сирийский конфликт и с помощью оружия заявляет о претензиях на свою роль в этом регионе… Вот и заговорила янычарская кровь. Неужели забыли Измаил?

Штурм этой крепости был одним из самых знаменитых и ярких эпизодов всех русско-турецких войн. Он озарил неувядаемой славой русскую армию и Суворова.

Первый раз мы взяли эту крепость (тогда она была не столь мощной) при Екатерине II, в 1770-м. Но через четыре года, по Кучук-Кайнарджийскому мирному договору, Измаил был возвращен турецкому правительству.

В следующую турецкую войну, в кампанию 1790 года, фельдмаршалу Потемкину требовалось овладеть Измаилом, имевшем стратегическое значение, чтобы твердо закрепиться в Бессарабии и вернее понудить неприятеля к миру. Турки, еще со времени Кайнарджийского мира, начали укреплять Измаил. Работы проводились под руководством европейских инженеров по всем правилам фортификационной науки. После чего эту крепость в низовьях Дуная, на левом его берегу, стали называть самой неприступной в Европе.

Она была окружена глубоким рвом, наполненным водой, и высоким земляным валом. На валах стояло более 200 орудий. Турецкое правительство, считая Измаил оплотом своей империи против русских, заняло его 35-тысячным гарнизоном.

Сначала попытку штурмовать Измаил предприняли войска генерала Гудовича. Но она оказалась безуспешной – слишком укреплен и вооружен был форт.

Стоял гнилой ноябрь, в русских войсках начались болезни, поэтому на военном совете было предложено оставить покушения на Измаил до весны и идти на зимние квартиры. Но Потемкин не согласился, он решил покорить крепость до зимы, искал только генерала, который мог бы выполнить столь важное дело, и выбор его пал на Суворова.

Штурм – смерть

Будущий генералиссимус находился в это время в Галаце (сейчас город в Румынии). Получив назначение, он поспешил к Измаилу и нашел осаждающие войска готовыми к отступлению. Прибытие Суворова в армию резко изменило ход событий. Суворов, переодевшись в неприметную гражданскую одежду, почти без охраны, объехал крепость со всех сторон и внимательно ее осмотрел. А потом приказал готовить для штурма фашины и длинные лестницы. Велел построить недалеко от крепости вал и ров, похожие на те, что окружали Измаил. И приказал войскам начать тренировки на этих «макетах».

7 декабря (по старому стилю) в осажденную крепость Суворов отправил короткую записку: «Я с войсками сюда прибыл. 24 часа на размышление – воля. Первый мой выстрел – уже неволя. Штурм – смерть».

Но турецкий паша высокомерно заявил, что «скорее Дунай остановится в своем течении и небо обрушится на землю, чем сдастся Измаил».

9 декабря Суворов собрал военный совет.

– Остается нам только взять город либо умереть, – сказал он. – Правда, что затруднения велики: крепость сильна, гарнизон – целая армия, но ничто не устоит против русского оружия…

Суворов спросил мнение каждого члена совета в отдельности. И каждый ответил ему: «Штурм!»

Наутро ответа из Измаила не последовало, и Суворов издал свой знаменитый приказ:

«Храбрые воины! Приведите себе в сей день на память все наши победы и докажите, что ничто не может противиться силе оружия российского. Нам предлежит не сражение, которое бы в воле нашей состояло отложить, но непременное взятие места знаменитого, которое решит судьбу кампании и которое почитают гордые турки неприступным».

10 декабря в пять часов утра начался штурм. Не будем здесь останавливаться на подробностях – какой батальон куда бежал, кто куда стрелял и кто первым влез на крепостную стену, – их вы найдете в любом учебнике истории. Назову лишь имена нескольких командиров, руководивших войсками во время штурма: генерал-майоры Ласси, Голенищев-Кутузов, Львов, Дерибас, казачий атаман Платов…

Бой был скоропостижным и жестоким. Измаил штурмовали с суши и с Дуная, с гребных судов. Против 35-тысячного турецкого гарнизона (сытого, хорошо вооруженного) сражалась 31-тысячная русская армия, в которой не хватало провианта, орудий и боеприпасов. Но Суворов, как известно, воевал не числом, а умением.

К четырем часам дня Измаил пал. На его стенах развевались русские знамена, а наши солдаты были в крепости. Но бои продолжались на улицах города до самой ночи. Янычары ожесточенно дрались за каждый дом. Мы победили.

Турки потеряли 26 тысяч убитыми. Остальных мы взяли в плен. Бежать сумел всего один неприятель. Наши безвозвратные потери составили 2 136 человек. Ничего так соотношение.

Суворов на постаменте

Суворов.jpgВ Измаиле я родился и вырос. Учился в школе имени Суворова. Духом славы русского оружия, рассказами о суворовских чудо-богатырях мы были пропитаны с детства.

И меня всегда поражала эта цифра. 26 тысяч убитых врагов всего за один день! Такие раньше были войны. В Афгане Россия потеряла в два раза меньше. Представляете эту гору трупов? Говорят, они лежали штабелями на улицах захваченной крепости. Тех, кто пытался убежать в плавни, солдаты настигали в камышах и закалывали штыками, рубили саблями. Потом всех мертвецов сбросили в Дунай. Примерно в том месте, где сейчас городской пляж. До сих пор Дунай нет-нет да вынесет на берег человечью косточку. А уж сколько осколков керамики он выносит! В детстве мы на берегу Дуная и трубки турецкие глиняные находили. Поломанные, конечно. Изредка в огородах местным крестьянам попадались турецкие монеты, пуговицы, части оружия…

Нынешний Измаил – торговый и портовый город в Одесской области Украины. Суворова здесь чтят и любят. Школа по-прежнему носит его имя. Учатся в ней на русском языке.

Одна из главных достопримечательностей города – диорама «Штурм крепости Измаил». Расположена она в здании бывшей турецкой мечети, единственном уникальном сооружении, сохранившемся от той самой крепости. Есть музей Суворова, немного, правда, разграбленный во времена «нэзалэжности», лучшие экспонаты из него куда-то исчезли.

Недалеко от дома моих родителей (километра два), в полях, среди бывших колхозных виноградников села Сафьяны, стоит насыпной курган, он называется Трубаевским. На нем скромный обелиск, на котором табличка: «Отсюда в ночь на 11 (22) декабря 1790 года великий русский полководец А. В. Суворов отдавал последние приказания к штурму крепости Измаил».

Пацаном я нередко забирался на тот курган и представлял себе в деталях, как все происходило. Неслись кони, звенели сабли, гремели пушки, раздавались крики янычар и русское «Урра!»…

В центре города стоит памятник великому полководцу работы скульптора Эдуардса. Первый раз поставили его еще в 1913 году, потом во время разных войн куда-то эвакуировали. А в 1945 году он снова встал на постамент. Хочется верить, что навечно, и измаильчане не предадут Александра Васильевича. Все же город русскоязычный. Наш. Хотя бы исторически.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

30 июня 2022
«Мир Сибири» готовится и ждет
В этом году, впервые с начала пандемии, «Мир Сибири» пройдет в Шушенском  в реальном, а не в онлайн-формате. Соскучились по
И тракт, и музей, и завод
Обычно, вспоминая знаковые события почти двухсотлетней давности, мы можем «иллюстрировать» их лишь силой своего воображения. Но благодаря уникальной коллекции первого фотографа
28 июня 2022
В попытках остановить время
В одной из наших предыдущих бесед с членом Общественной палаты Красноярского края, директором Института государственного и муниципального управления при правительстве