Кино без попкорна «Мы не гонимся за массовостью»

Кино без попкорна «Мы не гонимся за массовостью»

Дом кино сегодня – это настоящее явление культурной жизни Красноярска, да и, пожалуй, края. Необычные проекты, авторское кино, кинотеатр вроде московских «Пионера» или «35 мм» – таким его в 2007 году решила сделать группа энтузиастов под руководством Натальи Кочорашвили. Рамки муниципального кинотеатра раздвинулись до масштабов центра экранных искусств. Помимо показов фестивальных, авторских и артхаусных лент здесь возникли проекты на стыке кино и современного искусства, которые воплощаются в жизнь с помощью новейших технологий. В 2009-м при грантовой поддержке Фонда Михаила Прохорова открыли медиагалерею, из чего позднее вырос Красноярский международный фестиваль экранных и медиаискусств, поддержанный министерством культуры Красноярского края.

– Дом кино – это нечто большее, чем кинотеатр, – говорит наш сегодняшний собеседник директор Людмила КОЗЛОВА. – Я надеюсь, что не увижу здесь игровых автоматов и попкорна.

К слову, подобных кинотеатров в Красноярском крае нет, ближайшие – по духу и расстоянию – в Новосибирске и Иркутске.

– Проектный формат настолько специфичен, что подобное заведение приживется не в каждом городе.

– «Проектный» кинотеатр требует прежде всего больших средств: нужно здание, оборудование, специалисты, которые готовы не просто показывать кино, а как-то очень лично относиться к этому процессу. Это все непросто, поэтому энтузиастов немного. А кинотеатры нашего формата нужны во многих городах.

– Такой узконаправленный проект в принципе может быть коммерчески успешным?

– Дом кино – это автономное учреждение, мы финансируемся муниципалитетом, с одной стороны, а с другой – зарабатываем сами. Поэтому заинтересованы в привлечении большего числа зрителей, стараемся делать это при помощи интересного кино и достойных проектов.

В своей нише мы вполне можем быть эффективны, но коммерческий успех на уровне крупных кинотеатров – это не наша история. Во-первых, потому, что Дом кино – не совсем коммерческий проект, а во-вторых, мы ограничены в технических возможностях. У нас нет оборудования для демонстрации цифрового кино. А кинопрокатчики постепенно переводят свои фильмы в цифровой формат, и нам все сложнее доставать кино на пленке. Пока они работали с пленкой, мы могли сотрудничать с такими крупными компаниями, как Central Partnership и «Двадцатый век Фокс», сейчас выбор ограничен. Плюс ко всему существует и вопрос цены. Фильмы первого экрана нам не по карману, мы просто не соберем той суммы, которую нужно будет заплатить дистрибьюторам. Но и не стоит задача показывать кино вместе со всеми. Нам интересны эксклюзивные картины, те, которые не покажут в мультиплексах, а если и покажут, то в ограниченном количестве. К примеру, «Последняя сказка Риты» Ренаты Литвиновой шла в красноярских кинотеатрах, но совсем недолго и в неудобное время. Когда через полгода нам удалось ее взять в прокат, люди пришли к нам. То же самое произошло и с фильмом «Далласский клуб покупателей», который мы взяли позднее, чем другие кинотеатры нашего города.

Дом кино занимает свою нишу, и мы не стремимся быть похожими на крупные кинотеатры, которые получают прибыль за счет кинопроката и сопутствующих услуг – игровых автоматов и продажи попкорна.

– Попкорн в Доме кино не появится?

– Думаю, что нет. Я страшно не люблю попкорн в кинозале. Для меня это просто трагедия какая-то, если кто-то рядом ест попкорн. Этот запах, хруст, вечно он просыпается на пол, и чувствуешь себя, мягко говоря, некомфортно. В Доме кино мы создаем все условия для того, чтобы зрители могли в спокойной обстановке посмотреть фильм и отнеслись бы к нему прежде всего как к произведению искусства.

Российское кино – это ярлык

– Кто ваш зритель? Исключительно молодежь?

– Большинство, да, молодежь, студенты. Среди наших зрителей много людей творческих профессий. Каждый фильм или проект рассчитан на свою целевую аудиторию. К примеру, «Час народного кино» популярен у пенсионеров, частично на детскую аудиторию рассчитан Большой фестиваль мультфильмов, который мы вот уже шестой год принимаем у себя. Сейчас все чаще делаем показы для детей. 1 июня даже решились на специальный праздник в кинотеатре, и были приятно удивлены «нашествию» детей с родителями.

– Какое кино сегодня интересно молодежи?

За всю молодежь говорить не могу, но зрители, которые ходят к нам, любят короткометражное кино. Поэтому мы стараемся показывать его часто. Традиционным стал фестиваль Future Shorts, фестиваль короткометражных фаворитов, номинированных на «Оскар», Oscar Shorts. Очень популярны у молодежной аудитории ролики социальной рекламы.

Нам удалось показать картину Алексея Германа «Трудно быть богом» – прокатчики выпустили буквально две пленки, одна из которых досталась Дому кино. И этот сложнейший фильм, который идет три часа, собрал самое большое количество зрителей за все время существования кинотеатра в новом формате. Эту картину с интересом смотрела молодежная аудитория, хотя режиссер больше известен людям постарше. А ведь картины российского производства менее популярны у зрителей.

Дом кино.jpg– С чем это связано? У нас же есть качественные фильмы и хорошие режиссеры…

– К сожалению, сегодня российское кино – это ярлык. При прочих равных условиях – талантливом режиссере, отличных актерах и интересном сценарии – из двух фильмов российский зритель выберет фильм зарубежный. Может быть, все дело в том, что выросло поколение, воспитанное на западных мультиках и фильмах. И оно не готово воспринимать что-то другое. Залы собирают сегодня только такие громкие российские имена, как Звягинцев или Герман, и, конечно же, раскрученное в широком прокате отечественное кино вроде «Спасибо, что живой», «Легенда № 17». Но мы все равно показываем российское кино, украинское… Недавно у нас шел замечательный фильм «Параджанов», снятый совместно украинским режиссером Еленой Фетисовой и французским режиссером и одновременно исполнителем главной роли Сержем Аведикяном. Сейчас в репертуаре целых три картины российских авторов: фильм «Зеркала» о Марине Цветаевой, «Шагал – Малевич» и «Небо падших» – экранизация одноименного произведения Юрия Полякова. Для нас очень важно показывать фильмы российских режиссеров – как известных, так и начинающих. Хотя, конечно же, зарубежных картин в афише Дома кино больше, чем отечественных.

– В свете последних политических событий вам не предлагают уменьшить число западных фильмов?

– Нет. Искусство, к счастью, вне войны. И ситуация в отечественной киноиндустрии такова, что от иностранного кино мы никуда не денемся.

– Если бы законодатели все же ограничили количество зарубежных лент в прокате, это спасло бы российское кино?

– Я думаю, ничего кардинально не поменялось бы в плане внимания к отечественному кино. Те картины, которые прокатчики считают коммерчески успешными, сразу же попадают в кинотеатры и собирают кассу. Другое дело – качество этих фильмов. Иностранные зачастую разнообразнее и интереснее для массового зрителя.

– И это несмотря на то, что государство вкладывает в развитие отечественной киноиндустрии миллиарды рублей?

– Вопрос в том, какого эффекта ожидали. Если коммерческого, то объективно пока мы не можем снимать фильмы, которые по зрелищности конкурируют с голливудскими. Однако, как отмечают кинокритики, наше кино не стоит на месте. Показательным в этом смысле станет нынешний «Кинотавр», который собрал в своей программе множество интересных отечественных кинорежиссеров. В этом году на Каннском кинофестивале фильм Андрея Звягинцева получил приз за лучший сценарий. Это не может не радовать. Но фильмы, которые берут призы на фестивалях, далеко не всегда выходят с успехом в массовый прокат. Качественное кино зачастую оказывается в линейке ограниченного проката.

Насильно смотреть не заставишь

– И как быть с этим противоречием? Получается, хорошее кино у нас смотрят только процентов 10 населения. Остальным можно как-то привить вкус к настоящему искусству?

– Лично я не представляю, как это можно сделать. У нас не так часто бывают полные залы, только во время фестивальных показов или специальных проектов, таких как «Живой Чаплин», например. Человека не заставишь смотреть кино насильно. Да и не наша задача кого-то воспитывать. Люди сами должны стремиться к росту. А мы можем лишь предоставить возможность для этого, показывая много хорошего кино.

– «Телевизор» периодически пытается привлечь людей к хорошему кино всяческими ухищрениями. Даже старые советские фильмы «раскрасили» на потеху публике.

– Для меня это огромная трагедия, я очень люблю черно-белое кино и раскрашенную «Золушку» смотреть не стала. Черно-белое кино, да еще и с пленки – это особая магия, и нельзя так бездумно ее разрушать. Кому-то показалось, что цветное будет смотреться на ура, а в итоге произведения искусства лишили живого дыхания, какой-то таинственности. Для меня это дико. И это не тот способ, которым нужно обращать людей к настоящему кино.

– А так, чтобы приехать в какой-нибудь сельский ДК, показать там настоящий фестивальный фильм…

– Порой шедевр может очень сильно удивить и даже привести в недоумение. Такие вещи лучше демонстрировать подготовленной аудитории, а в сельском ДК проводить предварительно какие-то просветительские проекты. Но это уже не наша ниша. Сельскими кинотеатрами в крае занимается «Красноярский кинограф», а мы нацелены на то, чтобы обслуживать жителей Красноярска.

– Вы ощущаете конкуренцию со стороны Интернета? Несмотря на антипиратский закон, у нас по-прежнему любой фильм можно скачать в Сети.

Есть определенное количество людей, которые никогда не пойдут в кинотеатр. Они дождутся, когда фильм появится в Сети, и посмотрят его дома. Это ситуация личного выбора. Вопрос, как их вытянуть в кинотеатры, очень сложный. Если им не важно, в каком качестве фильм, на каком экране, то как еще их можно мотивировать? Более того, если пиратские копии когда-нибудь исчезнут из Интернета, то они согласятся покупать фильмы в Сети. Просто потому, что эти люди не любят такую форму времяпровождения, как коллективный просмотр кино.

– Год от года таких людей становится больше? Ведь техника совершенствуется, и некоторые «домашние кинотеатры» могут показывать фильмы в том же качестве, что и мультиплексы.

– Я бы не сказала, что в кинотеатрах, и в нашем в том числе, уменьшается количество зрителей. На премьеры, наоборот, людей приходит с каждым разом все больше. И даже если нам удается показать фильм спустя несколько месяцев после выхода, зритель все равно находится. Так было, например, с фильмом «Жизнь Адели», который в 2013 году получил Гран-при в Каннах. Красноярцы очень ждали эту картину, но мы смогли взять его только через три месяца после премьеры. Зрители тем не менее пришли. Но прокатчики очень строго контролировали возможность попадания этого фильма в Интернет.

Чем меньше запретов, тем лучше

– Каких фильмов никогда не будет в Доме кино?

– «Никогда не будет» – такие слова нужно произносить с осторожностью. Мы ведь не знаем, какие времена придут. Но в любом случае не хотелось бы показывать ширпотреб – «Яйца судьбы», «Елки» ни первые, ни тридцать первые, «Иронию судьбы – 2», например. И зарубежные фильмы такого же плана. Фильмы ужасов типа «Пилы» – это тоже не наша история. Но из того, что выходит в широкий прокат, мы могли бы много чего показать у себя. Фильмы Вуди Аллена, последний фильм Джима Джармуша «Выживут только любовники», «Вечное возвращение» Киры Муратовой, «Ветер крепчает» Хайяо Миядзаки – это те картины, которые, к сожалению, прошли мимо нас из-за того, что вышли в цифровом формате.

– В Красноярске есть режиссеры, которые снимают фильмы по вашему профилю?

– Конечно, есть молодежь в Красноярске, которая снимает короткометражки, социальную рекламу и видеоарт. Но мы, к сожалению, видим эти продукты на большом экране не часто. Лишь во время медиафестиваля в рамках конкурсной программы. Уровень, конечно, очень разный. Есть и интересные работы. Ни разу еще у нас не было в прокате игровых фильмов местных режиссеров, устраивали только разовые показы в качестве эксперимента. Но документальное кино красноярских режиссеров мы показываем с удовольствием.

– Вы лично отсматриваете картины, которые планируются для показа в Доме кино? Любимый фильм директора кинотеатра?

– Не могу назвать какой-то фильм любимым. Если картина мне понравилась, я ее долго переживаю, и на какое-то время она становится моей любимой. Но в последнее время каких-то ярких открытий я для себя не сделала.

Все фильмы Дома кино не смотрю. Иначе работать будет некогда. Но знаковые и неоднозначные вещи мимо меня не проходят, все-таки мы несем ответственность за репертуар. Та же самая «Жизнь Адели», например, или российский фильм «Зимний путь», который долго не выпускали в прокат. Время от времени мы показываем такие спорные картины. Это актуально. Зрители должны иметь возможность увидеть эти фильмы и составить собственное представление о них, а не просто довольствоваться мнением критиков. И потом, мы понимаем, что откровенные сцены и ненормативная лексика в качественном кино оправданы сюжетной линией и замыслом художника.

– То есть курение в кадре запретили зря?

Мне кажется, это лишнее. На мой взгляд, чем меньше в искусстве запретов, тем лучше. Это территория эксперимента, та сфера, где человек пытается исследовать все, что происходит. И рамки тут неуместны. Тогда получается что-то далекое от искусства. Художник должен быть свободен. И люди должны быть свободны в выборе. У них должна быть возможность познакомиться с любым произведением искусства. Хотя бы для того, чтобы разбираться в нем, понять, какое искусство им близко.

О «цифре», кафе и Чаплине

– Чего не хватает Дому кино?

– Фильмов на пленке становится все меньше, поэтому нам очень не хватает цифрового оборудования. Его стоимость – несколько миллионов рублей. Ситуация осложняется тем, что мы не можем взять кредит или открыть лизинговую линию. Но надеемся на лучшее.

Давняя наша мечта – открыть кафе в Доме кино, чтобы кинотеатр приобрел свой неповторимый колорит и стал уютным. Сегодня мы уже поняли, где и как будем воплощать эту идею, осталось реализовать.

– О планах…

– Летом мы открываем «Кинодворик» – площадку под открытым небом. Будем показывать киношедевры прошлых лет. Ждем всех по пятницам во внутреннем дворике Дома кино в 23:00. Откроется показ немым фильмом Чарли Чаплина «Цирк» в музыкальном сопровождении тапера.

Продолжим показывать и фильмы на английском языке. Ну и, конечно же, готовимся к четвертому фестивалю экранных и медиаискусств, который пройдет в ноябре.

ДОСЬЕ

Людмила Петровна КОЗЛОВА родилась 25 февраля 1972 года в Красноярске. Высшее образование получила в Красноярском государственном педагогическом университете на историческом факультете.

Работала в Красноярском культурно-историческом музейном комплексе экскурсоводом, научным сотрудником, зав. образовательным отделом. С 2007 года в Доме кино – методист, зам. директора. В феврале 2014-го назначена на должность директора Дома кино.

Там, где живет кино

В следующем году Дом кино будет отмечать 105 лет со дня рождения. В сентябре 1910-го в Красноярске в здании нынешнего Дома кино купец П. И. Гадалов открыл первый кинотеатр. Назвали его «Патеграф» в честь братьев Пате, создавших во Франции кинопромышленность. Русские и зарубежные фильмы транслировались в музыкальном сопровождении скрипки, виолончели и фортепиано. Перед сеансами иногда устраивали выступления артистов и городского оркестра.

В 32-м кинотеатр переименовали в «АРС» и впервые показали кино со звуком. Это был фильм «Златые горы», рассказывающий о развитии революционного сознания у рабочего. Потом «АРС» стал «Рот Фронтом», затем «Октябрем». Это был единственный кинотеатр в Красноярске, где показывали стереофонические фильмы, смотреть их нужно было в специальных очках. А в 95-м снова сменили вывеску, именно с этого времени кинотеатр приобрел имя, привычное сегодня всем красноярцам, – Дом кино.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Решаем вместе!
В крае продолжается голосование по выбору общественных пространств для благоустройства городских территорий. Оно проходит по национальному проекту «Жилье и городская
21 мая 2022
Без бумажных рецептов
Бумажные рецепты уходят в прошлое. Об этом накануне рассказали в министерстве здравоохранения края. Чтобы получить лекарство по льготе, можно будет
Без рубрики
20 мая 2022
Красноярцам предлагают провести в музеях две ночи
Музейная ночь в мае растянется аж на два дня. Часть музеев Красноярска решили выступить со своими проектами уже в пятницу