Команды снять маски не было!

Команды снять маски не было!
Фото Олега Кузьмина

Почти каждый год накануне Дня Победы я листаю подшивки красноярских и центральных газет военных лет. Знаете, что первым делом там бросается в глаза? Все четыре года, пока страна воевала, в любой газетной публикации, будь то маленькая заметка или статья на полосу, тема войны обязательно звучала. И неважно, о чем шла речь – о заготовке сена в колхозах, работе библиотек или школьном образовании, – война определяла жизнь людей во всех сферах.

Достается всем

В каждой заметке подчеркивалось, что любые трудовые свершения – ради Победы, ради тех, кто на фронте. И это сильное ощущение, когда ты понимаешь, что ни о чем другом люди в те годы просто не могли думать.

Сегодня ловлю себя на похожих ощущениях. Войны, слава богу, пока нет, но главная тема у нас уже месяца два звучит из каждого утюга. Как-то незаметно за относительно короткое время ей подчинилась вся наша жизнь. Конечно, это коронавирус и ситуация вокруг него, единого официального названия которой так и не придумано. Ну, пусть будет пандемия. (Вопреки всем энциклопедиям, наш брат называет ее уже и эпидемией.)

Чего ни коснись: политики, экономики, летнего отдыха, транспорта, культуры, образования, торговли – все сейчас живет и работает с оглядкой на эту чертову пандемию. И ЕГЭ дети сдают в этом году по-новому – из-за нее, и самолеты не летают – тоже, и театры с концертами все еще закрыты по той же причине, и т. д.

Заголовки на сайте нашей газеты – как сводки COVID-информбюро: «Один из депутатов Заксобрания заболел коронавирусом»; «Почти все места инфекционного COVID-госпиталя на базе красноярского кардиоцентра заняты»; «Общежитие медуниверситета в Красноярске закрыли на карантин: у десятков студентов обнаружили коронавирус»; «В Красноярске решили развернуть дополнительный инфекционный госпиталь»; «На предприятии «Роскосмоса» в Железногорске выросло число зараженных COVID-19»; «Музыканты устроили концерт для борющихся с коронавирусом врачей Красноярского края»; «Правительство России признало СМИ жертвой эпидемии»…

Достается всем.

Пожалуй, одно только сельское хозяйство меньше других оглядывается на коронавирус: помирать собрался, а рожь сей. Посевная кампания в крае практически закончена. В поле маски не нужны.

Планка не падает

Зато в городе без них – пока никуда.

Высказывания медицинских руководителей не вселяют оптимизма. Все медики, работающие в «красной зоне», говорят, что ситуация очень непростая.

Главврач красноярского кардиоцентра Валерий Сакович рассказал, что его поразило состояние тяжелых больных на ИВЛ в реанимации – у них тяжелые легочные патологии. Врачи не видят у этих пациентов положительной динамики. Доктор подчеркнул, что «именно сегодня настал момент для максимальной самоизоляции жителей нашего города и края».

В крае уже дней десять планка ежедневного прироста заболеваемости не падает ниже сотни: по 120, 140, около 150 новых зараженных выявляется каждый день.

Еще пару недель назад я сам спрашивал: а у кого-нибудь в близком окружении есть пострадавшие от коронавируса? Их не было ни среди моих родственников, ни среди родственников моих знакомых. А сегодня уже есть. Сразу у нескольких коллег родные лежат с коронавирусом, у некоторых – в тяжелом состоянии. «У дяди легкие – в хлам», – рассказывает один. У другого дядя умер в Хабаровске от коронавируса.

Тем временем ВОЗ добавляет вишенку на торт. Представитель организации напомнил, что коронавирус не побежден. И есть реальная угроза появления второй волны заболеваемости, причем она может стать не менее разрушительной. Но ее можно избежать, если продолжать соблюдать все меры предосторожности, – обратите внимание на это замечание.

Люди устали от запретов

Пусть вам не кажется противоречием, что в ситуации, когда угроза коронавируса еще существует, хотя потихоньку и снижается на какие-то мизерные цифры, власть разрешила некоторое послабление карантинных мер в Красноярском крае (подробней об этом в обзоре Андрея Курочкина).

Потому что жизнь, как ни крути, все равно берет свое. Люди очень устали и устают с каждым днем все больше от тотальных запретов: туда ходи, сюда не ходи, а здесь только по одному. Но невозможно вечно жить, оглядываясь по сторонам, втягивая голову в плечи и шарахаясь от каждого встречного. Так и до паранойи недалеко. Ведь даже в войну люди рожали детей, отмечали дни рождения, стриглись, ходили на рынок и в кино.

Сегодня тоже никуда не делись чисто житейские, бытовые заботы. Так что эти послабления – не сигнал к тому, что пандемия закончилась, а признак того, что мы учимся жить в новых условиях. Вынуждены учиться – вдруг все это на год или на два, кто знает? Что же, все два года штанов не покупать, в отпуск не ездить и маникюр не делать?

Потихоньку – можно. Соблюдая все меры предосторожности, как советует представитель ВОЗ. Уж руки тащить в рот после поездки в автобусе точно не стоит. И в магазин без маски – тоже. Тогда, возможно, пронесет.

Поэтому удивляют люди, которые перевоплотились в Станиславского и упорно кричат «не верю!». Ни в коронавирус, ни в докторов, которые сейчас с ног падают и призывают быть осторожными, ни даже пациентам, которые лежали в реанимации с «короной» и чудом выкарабкались.

Понимаю, есть закоренелые фаталисты, их ничем не прошибешь. Но мне не нравится, когда их фатализм принимает форму наплевательского отношения к окружающим, – сто раз ведь сказано, что ваша маска защищает не вас, а меня, если вы носитель вируса. Но некоторые упорно не хотят ее надевать в общественных местах. Это не фаталисты, это вредители.

Нет сайта – банкрот

Кстати, о штанах. Точней, об организации работы торговых точек в эти дни. Главный вывод: интернет-торговля у нас находится в зачаточном состоянии и организована из рук вон плохо! Эксперты говорят, что треть непродовольственных магазинов после пандемии может не открыться: не выживут, обанкротятся.

Правильно, с чего им не обанкротиться, если мы уже лет 15 живем в условиях глобальной цифровизации, но некоторые популярные в народе магазины (одежды, мебели, стройматериалов) даже хороших продающих сайтов не имеют. А если и имеют, то какие-то убогие, где ни цены не было, ни полного ассортимента товаров, ни их фото. Про доставку эти люди вообще не слышали. У некоторых вместо цены кнопочка: «Звоните». Ага, разбежался. Может, вам еще почтового голубя отправить? Люди вообще понимают, сколько в наши дни стоит время? Кликнул, заплатил, привезли. Так должно быть. А если по-другому, то это сельпо.

Есть в Красноярске небольшая сеть магазинов инструментов, стройматериалов и прочей полезной для домашних мастеров мелочевки. Работают уже много лет, а сайта у них как не было, так и нет. В период пандемии они организовали торговлю с крыльца. Без предварительных заявок. Просто подходишь, продавцы тебя встречают на крыльце, ты им говоришь, что тебе надо, они выносят.

Я там полчаса два болта покупал! Потому что продавец сначала уходит в магазин посмотреть, есть ли такие болты. Потом выходит и сообщает тебе цену. Потом уходит за этими болтами. И возвращается с ними минут через 15. Наверное, резьбу нарезал. Потом берет деньги и идет за сдачей.

Все это время рядом с магазином топчется толпа людей, плечом к плечу. Такие вот «меры безопасности».

А в другом крупном гипермаркете товаров для дома, рассказывает коллега, входную дверь перегородили красной лентой: нельзя, мол, заходить. Но если очень надо, то можно под ленту. Когда охранник отвернется. По магазину народ разгуливает как по Бродвею. Но официально он закрыт.

Кого обманываем? Послабления послаблениями, но все же команды всем снять маски пока не было.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

«Красному Яру» и «крест» не помог
«Красный Яр» своей весенней игрой напоминает футбольный «Енисей». Тоже после зимы пришли в себя, тоже остановить их смог только лидер
25 мая 2022
Как уберечь квартиру от воров на время отпуска
Лето – время поездок, отпусков, дач. И этим часто пользуются квартирные воры, проникающие в пустующее жилье. Как обезопасить квартиру от
25 мая 2022
Импортозамещение в «цифре»
События последних месяцев на Украине существенно отразились в том числе и на IT-сфере. О том, с какими новыми вызовами приходится