Контроль над мусором Красноярску нужна единая политика в области ТБО

Контроль над мусором Красноярску нужна единая политика в области ТБО

Два частных проекта создания мусороперерабатывающих кластеров в Красноярском крае, похоже, отложены до лучших времен. Однако этот бизнес как таковой не прекратил существование и развитие, ведь отходы образуются ежедневно. Некоторые даже опасаются, что имеющихся полигонов в обозримом будущем может не хватить. Корреспондент «НКК» попытался узнать, куда же движется отрасль и каковы ее перспективы.

Когда польется через край

Напомним, идея создания мусороперерабатывающих кластеров была озвучена в сентябре прошлого года и феврале нынешнего. В первом случае частники планировали создать комплекс по сбору, сортировке и переработке мусора на западе региона. Объем предполагаемых инвестиций превышал 300 миллионов рублей и охватывал 11 районов региона. Однако из-за нестыковок с муниципалитетами реализация проекта была приостановлена. Второй планировалось создать в Красноярске, где проблема складирования и переработки мусора наиболее остра. Вложения частников здесь планировались на уровень выше – около одного миллиарда рублей. Этот проект также пока приостановлен.

Интерес частников к мусоропереработке вполне объясним. Потенциально этот бизнес может быть вполне привлекательным, хотя и требует больших и относительно «долгих» денег. Например, проект западного кластера планировалось окупить более чем за десять лет. Ни малый, ни средний бизнес не может позволить себе ни таких объемов, ни таких сроков.

Судите сами, один только Красноярск с прилегающими территориями ежегодно образует более 600 тысяч тонн твердых бытовых отходов (ТБО). Чтобы централизованно все это перерабатывать, нужны довольно большие средства. Кроме того, стоит учитывать, что уже к 2017 году вблизи мегаполиса останется всего два локальных и один межмуниципальный полигон, который прекратит существование в 2020 году. То есть от инвесторов потребуются вложения и в развитие новых площадок для складирования ТБО.

Впрочем, и доход от всего этого, если подходить к делу с умом, гипотетически велик. Это если мусор не только собирать, сжигать ненужное, отправлять на переработку в другие регионы, но и перерабатывать здесь на месте, получая продукт с высокой добавленной стоимостью.

Сегодня же большая часть собираемого мусора уходит за пределы региона, хотя в крае и существует несколько мусоросортировочных предприятий. По словам представителя одной из мусороперерабатывающих компаний Александра Кузнецова, чтобы в мусоропереработку пришли серьезные инвесторы, необходима собственная производственная база, которая бы пользовалась продукцией переработчиков.

– В крае можно собирать металлолом. Но у нас нет серьезного металлопрокатного производства, которое бы использовало эти отходы. Бумагу в большинстве случаев у нас отправляют в другие регионы по той же причине – некому перерабатывать. Со стеклом та же проблема. Переработчики пластика есть, но все имеющиеся представители – это малый или средний бизнес. Больших серьезных производств, которые могли бы охватить всю сырьевую базу, нет, – говорит Кузнецов.

По его мнению, мусорный бизнес сегодня неинтересен большим инвесторам, а для небольших и средних слишком капиталоемок:

– Чтобы в крае появилась полноценная производственная цепочка, нужен масштаб. То есть производство, которое бы перерабатывало то, что сейчас просто складируется на свалках или продается в другие регионы.

Большой бизнес отпугивают нестыковки в федеральном законодательстве. К примеру, для того чтобы построить крупное мусороперерабатывающее предприятие, нужны не только деньги, но и определенные изменения в законах. По словам Кузнецова, имеет смысл строить такой завод лишь в том случае, если и это предприятие, и полигон принадлежат одному собственнику или по крайней мере партнерам:

– Сегодня закон запрещает производить какую бы то ни было иную деятельность на полигонах, кроме складирования ТБО. А для создания полноценной цепочки завод по переработке должен размещаться здесь же. Но это невозможно, потому что в большинстве случаев собственники разные. И они преследуют разные интересы. Те, кто складирует, заинтересованы в объемах накопленного мусора, а переработчики, напротив, – в использовании его, а не хранении мертвым грузом. Получается несовпадение. Сегодня машина, идущая на полигон, заезжает по пути на сортировку, где ей платят за доставку. То есть тем самым сортировка отбирает кусок хлеба у полигона.

Разделяй и…

МусоропереработкаСегодня с вывозом и складированием ТБО сложилась не самая понятная ситуация. И дело не только в том, что у нас нет больших перерабатывающих мощностей. Все начинается с обыкновенного мусорного ведра. Обычные граждане не сортируют мусор, как это принято в Европе – пластик, стекло, бумагу и пищевые отходы раскладывая в разные пакеты. В России это просто бессмысленно, потому что не отработана дальнейшая цепочка складирования и переработки.

И, кстати, как показывает все тот же европейский опыт, «научить» граждан сортировать ТБО не такое уж легкое дело. Например, в цивилизованной Франции успехов в этом деле удалось добиться лишь через пять лет массированной агитации. Но и это не первопричина беспорядка. Зачастую в Красноярском крае машина попросту не доезжает до свалки. Мы платим управляющей компании за вывоз, а та, в свою очередь, нанимает одну из транспортных компаний. Последних по большому счету никто не контролирует. Да как отследить каждый рейс?

Транспортному предприятию невыгодно везти груз до места назначения, ведь частник не заинтересован в том, чтобы отходы были переработаны. Для него это не сырье, а всего лишь груз. Свои деньги за извоз он уже получил. Отсюда и такое изобилие несанкционированных свалок. К примеру, на западе региона, где планировался кластер, только шесть легальных полигонов для ТБО и около 200 несанкционированных свалок.

Одна на всех

В краевом правительстве понимают, что дальнейшее развитие отрасли невозможно без общей системы. Именно поэтому в регионе идет разработка генеральной схемы обращения с отходами.

По заказу регионального министерства природных ресурсов и экологии этой работой занимаются специалисты из Санкт-Петербургского института прикладной экологии и гигиены. По словам представителей министерства, конечная цель – разработать комплекс мероприятий по совершенствованию системы управления отходами, более рациональный сбор, транспортирование, обезвреживание и размещение отходов. В итоге в западной, восточной и центральной группах районов региона должны появиться специализированные полигоны, сортировочные и перерабатывающие заводы, сформироваться транспортная логистика.

Такая географическая привязка именно к этим трем макрорайонам неслучайна, ведь здесь проживает более 80 % всех жителей региона. А соответственно, именно здесь и образуется больше всего мусора.

Сегодня разработчики завершили первый этап генеральной схемы обращения с отходами – сбор информации и анализ ситуации. В ближайшее время приступят ко второму этапу – изучению конкретных предложений и внесению их в схему. Ожидается, что работы будут завершены до конца этого года.

– Создание генеральной схемы санитарной очистки территорий края можно сравнить с разработкой генплана города. Этот документ позволит нам определить первоочередные направления работы в области обращения с отходами. Мы будем точно знать, в каком районе необходим полигон, а в каком – мусороперерабатывающий или мусоросортировочный завод, объекты какой мощности нужны в той или иной территории, сколько техники, оборудования и так далее.

Но самое главное – этот документ позволит нам продемонстрировать потенциальным инвесторам возможности для их участия, ведь выстраивание четкой системы управления отходами на территории края возможно лишь в рамках государственно-частного партнерства, – рассказала и. о. министра природных ресурсов и экологии региона Елена Вавилова.

Отметим, что подобных схем нет ни в одной территории России.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
16 мая 2022
«Енисей» против ЦСКА и «Торпедо»
В минувшие выходные обе команды ФК «Енисей» – мужская и женская – дома принимали московские клубы, причем одних из лидеров
Если в дверь постучал «водитель прокурора»
Около 534 миллионов рублей отдали мошенникам жители края только за четыре месяца этого года. По данным telegram-канала прокуратуры края, 2,6
Отвечая вызовам времени
О том, как и где сегодня в крае готовят квалифицированных специалистов, корреспондент НКК побеседовал с Еленой ШЕВЧУК, заместителем директора краевого Центра развития