Лавочка закрывается По краю снова прокатилась волна инспекций. Некие строгие люди проверяют, платят ли владельцы заведений общепита деньги некой общественной организации. По описанию похоже на рэкет. По сути это рэкет и есть, только он вроде как «в законе».

Лавочка закрывается По краю снова прокатилась волна инспекций. Некие строгие люди проверяют, платят ли владельцы заведений общепита деньги некой общественной организации. По описанию похоже на рэкет. По сути это рэкет и есть, только он вроде как «в законе».

Директор некоммерческой общественной организации, рэкетирующей трактирщиков, жалуется в интервью: у меня не хватает рабочих рук, у нас всего два инспектора на весь Красноярский край. Как же они уследят, исполняют ли в энном придорожном заведении, театре или гостинице музыку правообладателя? Поэтому приходится штрафовать тех, кто поближе. Однажды оштрафованные покорно платят – причем, что интересно, фиксированную сумму. Казалось бы, должна быть прямая зависимость между количеством использованных произведений и суммой, но так, вы понимаете, считать проще. Один кабак – десять штук. Десять кабаков – сто штук.
Проблема с данной некоммерческой организацией вот какая – никто толком не может объяснить, откуда она взялась, чьи интересы защищает и на каких правовых основаниях осуществляет свою деятельность. До недавнего времени таких организаций было несколько, так что потенциальные нарушители авторских прав не понимали, кому платить. А чеков эти люди не выдают… Теперь вроде бы организация одна, она самостоятельно устанавливает расценки – с концертных выступлений, к примеру, и десятину может потребовать – и полностью подпадает под действие антимонопольного законодательства, однако УФАС по этому поводу не дергается. Ибо и там, и там сидят люди, которые зарабатывают на жизнь тем, что контролируют действия других людей. Родственники-свойственники.
В разных регионах действия означенной организации воспринимают по-разному. В Новосибирской области, к примеру, власти на ее желания не то чтобы плевать хотели, но не откликаются. Мы же немного просим, восклицает глава некоммерческой общественной организации, всего-то один процент! Вот у вас на дне города звучит 50–60 композиций российских и зарубежных авторов – это где-то миллиона на полтора, вы нам 15 тысяч отдайте и живите спокойно. Разве это деньги?
Кстати, о зарубежных авторах. Тут в Россию недавно приезжала малоизвестная английская группа Deep Purple, так ее тоже оштрафовали за нарушение авторских прав – почему, дескать, не заключили договор об исполнении песен Гиллана, Гловера и прочих Лордов с российской некоммерческой организацией? По закону, оказывается, означенная организация может защищать права даже тех, кто ее об этом совсем не просит. В чем смысл, спросите вы? В том, что авторам отчисляется лишь часть авторских отчислений. Остальное идет на содержание штата – будем говорить прямо – паразитов и дармоедов.
У нас в крае означенные паразиты сумели найти поддержку, по их же словам, с представителями прокуратуры и УВД. И это очень грустно, потому что на месте сотрудников прокуратуры и УВД я бы сперва поинтересовался, что за люди вообще эти самые некоммерческие общественники. А на месте хозяев заведений запросил бы у них полный перечень авторских произведений, которые нельзя исполнять без согласия правообладателя. От «А» до «Я».
Тут, конечно, возможны юридические коллизии самого разного толка. Многочисленные лазейки в законах позволяют самозванцам защищать права Deep Purple от Deep Purple (кстати, знает ли об этом казусе президент Медведев, у которого Deep Purple любимая группа?) и взыскивать деньги даже с владельцев радиоприемников. Не менее многочисленные прецеденты демонстрируют сильную юридическую шаткость авторского рэкета – их действия не раз и не два были оспорены в суде и признаны незаконными. Меня сейчас больше занимает моральная сторона дела. Вот мы о каких-то прорывах говорим, обновления ждем, а тем временем плодим одну паразитарную структуру за другой. Для работы инспектором в авторском обществе не надо иметь ни образования, ни профессии, ни прилежания – только нахрап. Не надо заканчивать СФУ. Не надо его даже начинать. Обзавелся жетоном, надел клетчатые штаны – и ты уже на работе.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
24 мая 2022
В федеральном тренде
Региональный центр спортивных сооружений (РЦСС) во второй раз  стал лауреатом ежегодной всероссийской премии «SportsFacilities» в номинации «Лучшая управляющая компания». Престижная
Красноярский симфонический берет разгон
Красноярский академический симфонический оркестр сегодня знают во всем мире. Он приобрел известность, новое качество звучания, мобильность, на его концертах неизменный
24 мая 2022
Медицина: возвращение к планам и графикам
На днях в режиме видеоконференции состоялся разговор министра здравоохранения края Бориса НЕМИКА с представителями муниципальных СМИ. Министр ответил на множество