Люди, которые делают погоду Сегодня, 23 марта, метеорологи всего мира отмечают свой профессиональный праздник

Люди, которые делают погоду Сегодня, 23 марта, метеорологи всего мира отмечают свой профессиональный праздник
Начальник отдела метеопрогнозов Наталья Краснова демонстрирует свежую метеокарту, фото Сергея Бурлаку

Каждый день, а то и по несколько раз на дню мы включаем телевизор или радиоприемник, заглядываем в свой смартфон или заходим на какой-нибудь специальный сайт в интернете, чтобы узнать прогноз погоды. На завтра, на несколько дней вперед, а может, и на несколько недель. В своем городе или в том, куда мы собираемся поехать. И точно знаем, что всегда найдем эту информацию – она доступна как воздух или солнечный свет. Причем по любому населенному пункту Земли.

Но мало кто задумывается, сколько человеческого труда и научных знаний стоит за тем, чтобы этот «воздух» каждый день был свежим. Тысячи специалистов в нашей стране, а в мире, наверное, сотни тысяч, работают в метеорологических учреждениях, ведут непрерывные наблюдения на труднодоступных метеостанциях, чтобы любой житель планеты мог услышать в теленовостях несколько слов: «Завтра ожидается температура воздуха 20–22 градуса, ветер восточный, без осадков…»

Изогипсы, изобары…

Мария Гудкова объясняет устройство классического дождемера Третьякова

Эти специалисты – метеорологи. Если говорить в общем. А в частности среди них есть люди разных профессий: климатологи, гидрологи, аэрологи, агрометеорологи. Есть программисты и специалисты по матанализу. Современная метеорология – наука сложная, точная, многозадачная, она базируется на математике и физике, прогнозы погоды создаются с помощью специальных программ на мощных компьютерах.

А кто такие синоптики? Это специалисты, которые делают прогнозы погоды, основываясь на данных, собранных метеорологами.

В столице нашего края на улице Сурикова базируется Федеральное государственное бюджетное учреждение «Среднесибирское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды». В его составе находится гидрометеорологический центр. Именно его сотрудники предоставляют потребителям сведения о фактической погоде, дают режимно-справочную и прогностическую информацию на территории Красноярского края, включая Эвенкию и Таймыр, республики Хакасия и Тыва.

История красноярской гидрометеорологической службы началась в 1838 году, когда в городе была открыта метеостанция, которая вошла в опорную сеть Главной физической обсерватории. Первым наблюдателем станции был декабрист Митьков.

А сегодня на территории УГМС работает целая государственная наблюдательная сеть: одних только метеорологических станций 113. Это те, на которых круглосуточно несут вахту люди – более 500 человек. Также работает 13 автоматических метеостанций, они передают данные о погоде в автономном режиме, в том числе и через спутники. Есть еще станции, ведущие аэрологические, агрометеорологические, актинометрические, воднобалансовые и другие наблюдения, гидрологическая сеть насчитывает 227 постов.

Начальник гидрометцентра Марина Михайловна Еремина – специалист высокого класса. Она окончила Ленинградский гидрометеорологический институт и всю жизнь посвятила любимой профессии.

Спрашиваю у нее, повысилась ли точность прогнозов за время работы.

– Безусловно, – отвечает она. – Процентов на 10–12. Например, прогнозы по группам районов края у нас сегодня оправдываются на 95–96 процентов. Было внедрено численное моделирование краткосрочных прогнозов, появились новые компьютерные программы, современное оборудование на метеостанциях. Мы пользуемся данными не только российских, но и зарубежных метеоспутников. Нельзя составить хороший прогноз по обрезанным картам погоды – синоптик должен работать со всеми картами. Чтобы дать более-менее приличный прогноз, например, для Козульки на шесть суток, нужно знать, что происходит с погодой на всем полушарии. Так что в нашей работе интернациональная взаимопомощь процветает, – улыбается Марина Михайловна.

Она увлеченно рассказывает о тонкостях профессии метеоролога, оперируя специальными терминами: изогипсы, изобары, поле давления, поле температуры, циклон, антициклон…

Метеорологический бюллетень

Признается, что самый большой брак в работе синоптиков – это когда не сумели предсказать опасные погодные явления: сильные ливни, ветер от 25 м/с, град от 20 мм и крупней, очень низкие температуры – минус 45 и ниже для Красноярской группы районов.

Правда, такие ошибки крайне редки, но все равно вызывают большую досаду. Синоптиков за такие проколы начальство наказывает. Слишком велика цена этих ошибок для народного хозяйства. Сейчас по отраслевым нормативам оправданность штормового предупреждения должна быть 92 процента.

Но открою вам маленький секрет: если синоптики до конца не уверены, будет ураган или нет, они, скорей всего, предупредят нас, что он будет. Ничего страшного не случится, если мы плотней закроем окна. Это лучше, чем их вырвало бы ураганом, о котором нас не предупредили.

Непрерывные наблюдения

Небольшая белая коробочка в руках аэролога Натальи Орешниковой – радиозонд. Прежде чем отпустить его в небо, специалист сверяет показания прибора с поверенным термометром и гигрометром.

В зоне ответственности Среднесибирского УГМС есть станции, история которых началась в XIX веке! Например, в гидрометеорологической обсерватории Енисейска наблюдения ведутся с 1852 года. В Канской обсерватории – с 1886-го. В Туруханской – с 1843-го. Некоторые станции открылись в начале XX века, до революции.

Наблюдения на них ведутся непрерывно. Каждые три часа в любую погоду без праздников и выходных техники-метеорологи, находящиеся на смене, снимают показания приборов и в виде сводки, или, как здесь говорят, «телеграммы», передают их в УГМС. Любыми способами. Раньше на многих станциях стояли коротковолновые приемопередатчики, и метеорологи отстукивали цифры азбукой Морзе. Сейчас практически со всеми станциями есть сотовая или спутниковая связь. Радиопередатчики остались только на труднодоступных.

А я побывал на «легкодоступной», ближайшей к городу, – на агрометеорологической станции в деревне Минино.

Здесь помимо обычных наблюдений погоды (температура и влажность воздуха, атмосферное давление, скорость и сила ветра и т. д.) также ведутся наблюдения, очень нужные аграриям: за ростом и развитием сельхозкультур, влажностью почвы. Зимой – за высотой снежного покрова, промерзанием почвы, температурой на глубине залегания узла кущения озимых культур. Эти данные помогают спрогнозировать, каким будет урожай.

Мария Гудкова проверяет данные барометра

Начальником Мининской агрометеостанции больше 30 лет работает Мария Сергеевна Гудкова. В профессию она пришла в 19 лет после техникума. Потом окончила Одесский гидрометеорологический институт. И уже 48 лет верна своему призванию. Ветеран труда федерального значения, почетный работник гидрометеослужбы. Она не представляет, как это – сидеть на пенсии сложа руки. Скучно. Поэтому каждое утро спешит сюда, к своим барометру, термометрам, компьютерам. О метеорологии может рассказывать часами. Не зря на Мининской станции часто бывают экскурсии школьников – интересно.

Самый красивый и таинственный прибор на метеостанции – гелиограф

Устроила такую экскурсию начальник станции и для меня. Вместе с дежурным метеорологом Валентиной Адонаковой показала и рассказала, как работают приборы – гелиограф, станционный чашечный барометр, осадкомер, анеморумбометр.

Я наконец узнал, что белые будочки на метеоплощадке, стенки которых похожи на жалюзи, – это психрометрические будки. Внутри обычно расположены точнейшие термометры, гигрометр, другие приборы.

– Сейчас уже есть автоматические метеостанции, которые сами передают в центр основные показатели. Но все равно остаются наблюдения, где без человека не обойтись, – объясняет Мария Сергеевна. – Например, описание облаков или дальность видимости. Или гололедно-изморозевые явления – это очень нужная информация для строителей, энергетиков, дорожников, авиаторов.

Жизнь на тэдээске

Раньше, когда общество наше не было еще так отравлено вирусом «успешности», многие молодые люди мечтали не о толстых кошельках, а о дальних экспедициях, опасных путешествиях и, конечно, о работе на труднодоступных метеостанциях (ТДС). Это значит, что до ближайшего жилья сотни километров, кругом тайга или тундра, и добраться сюда можно только вертолетом.

Таких станций в Среднесибирском УГМС сегодня осталось 15. Вот лишь некоторые: Тембенчи в Эвенкии, Оленья Речка в Ермаковском районе, Горбиачин на Таймыре, Агата в Туруханском районе.

Живут на таких станциях обычно 4–5 человек, как правило, две семьи. Работают посменно. Дети находятся на станции с родителями до семи лет. Потом приходится или уезжать с ними на «материк», или отдавать их в интернат и видеться только в отпуске.

Владимир Суздалев на ТДС Агата

В молодости мечтал о такой работе и Владимир Суздалев. Сейчас он инженер по ремонту приборов в УГМС.

Окончил Новосибирский гидрометеорологический техникум и мечту свою осуществил. 30 лет проработал на тэдээсках – сначала в Якутии, потом 10 лет – начальником станции на озере Агата, что в районе плато Путорана. Заочно отучился в радиотехническом институте.

– Конечно, романтика в этой работе есть, – говорит он. – Особенно ее ценят те, кто любит тайгу, природу, охоту и рыбалку. В перерывах между сменами этим можно заниматься совершенно легально, по лицензии, мы не браконьерили. Не будешь же питаться по полгода одними консервами, нужны свежее мясо, рыба. В тех местах дичи хватает. Зарплата была небольшая, но она вся оставалась целой и копилась к отпуску – мы находились на полном гособеспечении. Вплоть до постельного белья и спецодежды. Как кормили? Нормально. Вертолет прилетал примерно раз в квартал, поэтому у нас всегда были свежие овощи…

Владимир Суздалев на ТДС Агата в перерыве между сменами

Но если кто-то думает, что там курорт и сплошная расслабуха, то такому человеку на ТДС делать нечего! – жестко говорит Владимир. – Жизнь на такой станции – это прежде всего высокая ответственность, дисциплина, самоконтроль. Начальства рядом нет, никто тебя подгонять не будет. Сухой закон. И много, очень много работы. Никакой дядя не приедет и ничего за тебя не сделает. Вся надежда только на себя: дрова заготовить, мяса добыть, генератор или снегоход починить, а главное, основную работу надо делать: вести наблюдения, каждые три часа передавать телеграммы… То, ради чего мы там находились. У меня был DVD-проигрыватель и около двух сотен фильмов на дисках. Верите, за год удавалось посмотреть всего три или четыре. Некогда!

К человеческому жилью часто наведывались волки, медведи. Приходилось отпугивать.

Владимир работал на станции с женой. Она не роптала – сама выросла в семье начальника полярной экспедиции. Там, на тэдээске, у них родились две дочери с разницей в два года. Верней, родились они в поселке, куда жену доставляли вертолетом. Но потом она возвращалась на станцию с грудными детьми.

– Девчонки мои с тех пор на всю жизнь полюбили северную рыбу и оленину, – смеется Владимир. – Нет, в метеорологию не пошли…

Зато нескольким молодым ребятам, которые проходили стажировку на его тэдээске, он дал путевку в жизнь – все они тоже стали потом начальниками станций.

Информация с небес

Начальник Емельяновской аэрологической станции Владимир Скрипкин держит в руках оболочку, заполненную водородом. Именно к ней прикрепляется радиозонд.

Данные, которые поступают с метеостанций, синоптики наносят на карты погоды и по ним составляют свои прогнозы. Однако для точного прогноза недостаточно только наземной информации. Нужна и «небесная». Для этого аэрологи запускают радиозонды, с помощью которых исследуют верхние слои атмосферы. Делается это на аэрологических станциях. Всего в УГМС их 10. Ближайшая находится в поселке Емельяново.

Зонды запускаются два раза в сутки, в одно и то же время по Гринвичу на всех аэрологических станциях мира. У нас по местному времени это в 6:30 и в 18:30.

В тот вечер на смене были опытные аэрологи Ирина Шульгина и Наталья Орешникова.

Как только газогенераторщик Людмила Дегтянникова наполнила оболочку водородом и отпустила ее в небо, аэрологи сели за компьютеры и стали отслеживать параметры, которые зонд передавал на локатор в режиме онлайн: давление, температуру, влажность, скорость и направление ветра, высоту…

Все это, конечно, отслеживает компьютерная программа, но как минимум две телеграммы – в начале и конце полета – должны составить и передать люди. Не считая еще каких-то специфических задач, в которых дилетанту трудно разобраться.

Шар с зондом поднимается на высоту более 30 километров, куда не долетают уже никакие самолеты. Прибор одноразовый, поэтому каждый раз в небо запускается новый, и вместе с ним улетают очередные три тысячи рублей. Но разве для хорошего прогноза это деньги?

 

ПОЛЕЗНЫЙ СОВЕТ

Если у вас есть выбор смотреть погоду в крае, вашем городе или поселке на каких-то удаленных, расположенных за пределами России интернет-серверах или на сайте Среднесибирского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (http://meteo.krasnoyarsk.ru), стоит предпочесть второй вариант. Прогноз, сделанный местными специалистами, хорошо знающими особенности региона, на собственном материале, будет, как правило, точней, чем прогноз, сделанный удаленно. То же касается и фактической погоды.

 

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

19 мая 2022
Легкий «полтинник» в Красноярске и тяжелая битва в Москве
«Енисей-СТМ» и «Красный Яр» решают на данный момент разные задачи. «Тяжелая машина», доигрывая регулярку, спокойно готовится к полуфиналу, а бело-зеленые
«Северный фольклор – это страшная сказка на ночь»
Евгения и Юлию Поротовых долгане считают своими художниками. Прошлым летом они задумали путешествие на малую родину Евгения – в поселок
18 мая 2022
Будь готов! Всегда готов!
Сто лет назад, 19 мая 1922 года, решением II Всероссийской конференции РКСМ была образована Всесоюзная пионерская организация имени В. И. Ленина – массовое детское