Максим Бабин: «Для нас все россияне – свои!»

Максим Бабин: «Для нас все россияне – свои!»
Фото: архив Максима Бабина

Максим Бабин, член рабочей группы проекта общественной палаты Красноярского края «ИZ Сибири – сынам России» вернулся из очередной командировки в зону боевых действий. С коллегами проехал по воинским частям, где служат наши земляки. Бойцам доставили адресную помощь и гуманитарный груз, который собрали жители региона.

Журналистам gnkk.ru Максим рассказал о ситуации «за ленточкой», а также о том, в чем нуждаются бойцы.

– Максим, вы не впервые отправляетесь в Донбасс, отвозите гуманитарный груз воинам. Расскажите, где были на этот раз.

– Недавно мы вернулись из уже седьмой поездки. Проезжали разные подразделения. И те, где уже ранее бывали, и новые точки посетили. Были в полевом госпитале, где лежат в том числе наши красноярцы. Находили старых знакомых в разных местах. Подразделения на месте не стоят, постоянно передислоцируются. Так что побывали мы, по сути, уже везде: Донецк, Мелитополь, Гранитное, Волноваха, Иловайск, Луганск, Енакиево, Антрацит, Брянка, Стаханов, Первомайск, Молодежное, Кременная, Сватово… Красноярцы служат более чем в 30 подразделениях.

– Появляются новые лица?

– Появляются. Выходят на нас наши земляки. В этом плане «почта» у родителей, у родственников мобилизованных работает качественно. Бывает, что в подразделение уже ездили. И опять едем туда уже к новым ребятам. Они быстро становятся хорошими знакомыми наряду с теми, кому раньше уже привозили грузы. Мы работаем в нескольких направлениях. И заявки выполняем, и общий груз собираем. Уже знаем, что бойцам на передовой нужно. Плюс посылки ребятам от родственников.

– На чем делаете акцент при сборе гуманитарного груза?

– Самое важное сейчас – техническое обеспечение. Квадрокоптеры на фронте необходимы. Что касается продуктов питания, то с ними у ребят все хорошо. На крайний случай, если кто-то проголодался, может купить — павильоны там есть, можно выехать. Делаем акцент на одежду, средства защиты. Бронежилет или шлем от попадания осколка деформируется и становится непригодным для использования, нужны новые. Поэтому везем бронепластины, бронещиты. Также необходимы средства связи.

И все-таки, еще раз повторюсь, во главе угла – квадрокоптеры, в том числе дроны-камикадзе, которые изготавливают у нас в крае. Боевые действия сейчас вышли на новый уровень. Чтобы колонне выдвинуться на какой-то маршрут, нужно поднять «птичку», посмотреть, нет ли засады. Были такие моменты, когда из-за отсутствия дронов наши несли потери. Чтобы такого не случалось, помогаем армии, предоставляем эти средства.

– Среди технических средств и автотранспорт. Машины тоже спасают жизни?

– К нам однажды обратился красноярец, 52 года, пошел на СВО добровольцем. Рассказал, что есть моменты, когда они не могут довезти человека до медицинского пункта, где ему оказали бы квалифицированную помощь. Раненый попросту умирал от потери крови. Требовался автомобиль. В Екатеринбурге есть отделение нашего проекта «ИZ Сибири – сынам России». Работают земляки-красноярцы. И уже не первую командировку ездят с нами. Пригнали машину, и бойцы очень довольны.

Из Балахтинского района предоставили автобус, передали его в интернациональную бригаду «Пятнашка». Еще один автобус направили в Славянскую бригаду. Третий пока оставили для нужд проекта. В этих поездках мы потеряли два своих автомобиля. Пока на автобусе перевозим грузы. Как только приобретем себе новый транспорт, передадим автобус ребятам на передовую.

– А что произошло с автомобилями?

– Обошлось без попаданий, просто технические неполадки. На одной машине перегорела вся проводка. А бронеавтомобиль просто подустал, коробка передач вышла из строя и ходовка полетела. Такие небоевые потери. Но их не избежать, в каждой поездке машины проезжают тысячи километров. Запорожье, Херсонщина, Донецкая, Луганская народные республики. От дорог там остались одни воспоминания. Они и в составе Украины не были в нормальном состоянии, а сейчас еще и обстрелы. Не дошла пока туда в полной мере трудовая рука Российской Федерации. Хотя дороги делают. В тех местах, куда снаряды не долетают, трассы восстанавливаются идеально. Порой лучше, чем у нас, в «старой» России.

– Что наблюдаете на передовой?

– Заезжаем в некоторые населенные пункты, а там кроме контуженных собак и кошек никого нет. Иногда увидишь людей, жить им приходится в тяжелейших условиях. Страшные картины: вместо многоэтажных домов сплошные брошенные руины. Но, думаю, это вопрос времени, все восстановим.

– То есть не все местные жители уехали?

– В большинстве разъехались. Кто-то на Украину, кто-то в другие страны Европы. Многие приехали к нам, в Россию. У всех был выбор. На месте остались пожилые люди, которым некуда ехать. Рассуждают так: здесь родился, жил, здесь и умру, где могилы моих предков.

– В поездках общаетесь с оставшимися жителями?

– На это делаем упор. Они благодарны нам, Российской Федерации, за то, что мы пришли. Долго нас ждали, восемь лет были под гнетом. Вспоминали, как неподалеку стояли нацбатальоны, изгалялись над жителями. Похищали людей и требовали выкуп. Там все как один говорят: «Для нас сейчас самое страшное, если Россия нас бросит, уйдет. Нас всех тогда убьют!».

В Донецке ощущаем большую поддержку. Благодарят, крестят в дорогу. После прихода России жизнь их сильно изменилась и продолжает меняться. Где-то обстрелы прекращаются, потому что подразделения Российской армии продвигаются вперед. Верят в победу, что скоро все это закончится.

– В эту командировку не попадали под обстрелы, были прилеты?

– Нет. Работали тремя группами. Те ребята, что были на Кременной, – у них случились прилеты – метрах в 150—200. Я был под Бахмутом. Мы слышали взрывы, но не видели. Спокойная командировка.

– Получили новые заказы от бойцов?

– Говорят, не надо окопных свечей, продуктов питания. Техника требуется, приборы. Тепловизоры очень нужны. Их приходится покупать. Объявляем сборы средств, передают родственники, земляки. Когда везешь, вроде немало. Но как подумаешь, какими усилиями они дались, волосы дыбом. Зато как ребята на передовой рады таким посылкам! Будем работать, не отступимся.

– Хорошо встречают?

– Не то слово. Эти улыбки, взгляды, блеск глаз – непередаваемо! Мы от них и уезжать не хотим. Там люди настоящие. Специальная военная операция из многих детишек, которые сидели за компьютерами и не понимали, зачем они живут, сделала настоящих мужиков, воинов. Говорят: «Мы до конца, до победы, враг будет разбит!». Сморишь на них – и мурашки по коже. Видишь в них дедов, прадедов, которые победили в Великой Отечественной. А сейчас их потомки стоят насмерть. Один и тот же образ.

И они нас не хотят отпускать. Мы не только материальные ценности им привезли, но и частичку дома, родного тепла. Так они понимают, что их ждут, ценят. Они лучшие, элита нашего общества.

– В эту поездку вы побывали в полевом госпитале.  Чем он запомнился?

– Его и госпиталем назвать трудно, я впервые в таком был. Частный дом, стоят кровати, между ними висят простыни, и в таких «палатах» лежат ребята. Молодые парни с ранениями различной степени тяжести. Поделились с ними волонтерским грузом. Выдали ботинки, которые везли от фонда «Доброволец».  Одежда им была нужна – приодели. При ранениях обмундирование часто приходится срезать, так что вещи оказались очень кстати. Медикаменты им оставили, пауэрбанки. Я когда увидел эту картину, выгружал из машины все, что при себе было.

Приехали мы туда по просьбе хорошего знакомого, волонтера из Железногорска. Там его брат лежит, в первую очередь собирались навестить его. Но там было несколько десятков человек. Не только красноярцы, со всей России. Уделили внимание всем. Мы вообще обычно едем к землякам, однако когда видим, что у других ребят есть сложности, закрываем вопросы. Для нас там все свои!

– Сразу после поездки в зону СВО вы приняли участие в новой телепередаче «Наши» на России-1. Символично, что первый выпуск был посвящен красноярским общественникам.

– Нас пригласил Народный фронт, руководитель Оксана Ларионова. Я не успевал приехать, но телевизионщики очень просили. Поэтому командировку завершил пораньше. Из Ростова до Москвы на такси добирался. Приехал в три часа ночи, а утром был на эфире. Речь пошла о волонтерах. В том числе красноярских. Были также добровольные помощники из Белгорода. Мне ведущий Дмитрий Харатьян задал вопросы, как познакомились со священником Язевым и его супругой Ольгой. Напомню, они шили одежду для наших бойцов, белье для раненых в госпитали. Познакомились мы давно, еще на военно-патриотическом мероприятии в одном из детских домов. Узнали друг друга, и они через нас стали передавать свои изделия в зону СВО. Спрашивали, сколько у нас занимает дорога в командировке. До Ростова мы едем пять дней.

Это будет серия передач про волонтеров страны. Материалы собирали и снимали они давно. Но когда познакомились с красноярцами – буквально влюбились в наших волонтеров и решили первый выпуск посвятить нам. Так что мы открыли серию программ.

– Сейчас у нас вновь идет сбор гуманитарной помощи. Склады полнятся?

– Не так интенсивно, как хотелось бы. Народу, видимо, уже стало непросто собирать средства. Но совсем недавно поступила заявка от одной из бригад спецназа, которая активно ведет боевые действия: срочно нужны медикаменты. Одна из наших постоянных волонтеров привезла  большую коробку. Отправили все это в Ростов максимально оперативно, скоро ребята получат необходимое.

– Но ведь наберем новый гуманитарный груз, справимся?

– Конечно, наберем. Куда мы денемся! Мы же русские, мы всегда справлялись. Поэтому все будет хорошо! Будем работать!

Читать все новости

Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
17 июня 2024
Погружение в историю
Дети, побывавшие в роли бойцов Красной армии и поднимавшие солдат с поля боя, никогда не поддадутся вражеской пропаганде, считают руководители
Без рубрики
15 июня 2024
Дорога к активному долголетию
Одна из основных целей национального проекта «Демография» – увеличение средней продолжительности жизни в России до 78 лет. Другая важная задача
Без рубрики
15 июня 2024
Люди в белых халатах приходят на помощь
16 июня в России отмечается День медицинского работника. В нашем крае в сфере здравоохранения трудятся около 47 тысяч человек: врачи,