Муж бьет! Куда податься?

Муж бьет! Куда податься?

Домашнее насилие – по-прежнему актуальная проблема нашего общества. К сожалению, статистики, которой можно было бы доверять, практически нет, она не ведется. Разные источники называют разные цифры.

Есть шокирующие и, скорей всего, недостоверные: мол, каждая пятая женщина в России страдает от такого насилия. Есть более близкие к реальности, основанные на данных МВД: ежегодно в стране от домашнего насилия погибает несколько сотен человек (это и мужчины, и женщины, и дети). А страдают от него несколько десятков тысяч людей.

Но какой бы ни была статистика, проблема существует. Если вы честно переберете в памяти все свои знакомые семьи, наверняка в вашем окружении найдется одна-две, где издевательства над близкими имеют место.

Поэтому, когда к нам в редакцию обратилась наша давняя знакомая, директор и основатель кризисного центра «Верба» Наталья Пальчик с просьбой о помощи, наш корреспондент встретился с ней.

В тишине и покое

«Дом Матери» – просторный двухэтажный частный дом, принадлежащий Фонду защиты материнства и поддержки людей в тяжелых жизненных ситуациях. Он находится на правобережье Красноярска недалеко от моста «777».

Хорошее здесь место – частный сектор, почти деревня в городе. Тихо, спокойно. Именно тишины и покоя больше всего не хватает обитательницам этого дома – женщинам с детьми, жизнь которых зашла в тупик: нет работы, негде жить, муж бросил, родных нет.

Сегодня здесь живет шесть или семь мамочек. Зимой бывает до пятнадцати. Многие из них попали сюда после того, как обратились в центр «Верба», который уже 22 года целенаправленно занимается помощью жертвам домашнего насилия.

Беседую с одной из них. Татьяна (имя изменено), повар по профессии, жила в одном из южных районов края. Она и здесь сразу встала к плите, готовит на всех. Ухоженная, симпатичная, приятная в общении молодая женщина. Большие добрые глаза, красивая улыбка.

Мать Татьяны умерла недавно (зять доконал своими пьяными визитами), отца она не помнит. Трое детей: одна девочка школьного возраста, другая – пяти лет, и мальчик двух лет. Был муж, свой дом в деревне, и сперва жили вроде неплохо. Муж работал, содержал семью. Потом работу потерял и запил по-черному. Причем надолго. Стал регулярно бить жену, вымещая на ней злобу за свою «неудавшуюся жизнь». Она его выгнала. Но он постоянно приходил, громил квартиру, однажды выбил окна, перепугал детей. Несколько раз вызывала полицию, но кончилось это тем, что в органах опеки Татьяне сказали: семья-то у вас неблагополучная. Намекнули, что детей могут забрать. Она решила начать новую жизнь, подала на развод, узнала, что в Красноярске есть кризисный центр, где помогают таким, как она.

Подобных историй в «Вербе» – сотни. Волонтеры дают женщинам временный приют, кормят их и детей, помогают устроиться на работу, сделать прописку, обзавестись своим жильем…

Сложная работа

Центры, которые занимаются защитой граждан от домашнего насилия, существуют во многих, даже самых развитых странах мира. Не говорит ли это о том, что государство где-то недорабатывает, если его официальные институты (прежде всего органы правопорядка) не могут справиться с проблемой, и требуется помощь общественных организаций? Об этом я спросил Наталью Пальчик.

– Дело в том, – объяснила она, – что проблема домашнего насилия таит в себе столько нюансов, подводных камней, ситуации бывают настолько разные, что не всегда все можно решить с помощью закона: на каждый жизненный случай трудно предусмотреть правовое сопровождение. А вдруг женщина оговаривает мужа из каких-то своих соображений? Или она занимает высокую должность и не хочет огласки, но терпеть побои уже устала? Бывает и так, что муж систематически избивает жену и детей, она начинает жаловаться, вызывать полицию, а в итоге сама попадает «под подозрение» органов опеки, хотя и не пьет, и работает.

Наталья Борисовна развеяла стереотип: якобы насилие бывает только в неблагополучных семьях. Нет, его жертвой может стать любой человек. Вы сейчас читаете эти строки и думаете: ну, с моими-то близкими такого точно не произойдет. Перекреститесь.

– За 22 года к нам практически не обращались откровенные маргиналы. Для тех как раз побои – чуть ли не норма: муж пришел пьяный, жена его огрела сковородкой, он взял дрын, всем всыпал, потом заснул, проспался – и снова хороший папа, никто никуда не жалуется. В том-то и сложность этой проблемы, что часто мы сталкиваемся с насилием в семьях вполне благополучных, успешных, про которые и не подумаешь, – продолжает Наталья Борисовна. – Муж и жена имеют образование, хорошую работу… Видели здесь, в «Доме Матери», женщину со сломанной рукой? Вполне была благополучная семья, жили в деревне рядом с Красноярском, держали хозяйство, муж вел какой-то бизнес. А потом вдруг съехал с катушек – стал лупить жену и детей. Руку ей сломал. Органы опеки к нам обратились: спрячьте их у себя, пока полиция расследованием занимается, против папы дело возбудили…

Бывают случаи, когда нельзя размахивать мечом закона, рассказали в «Вербе». Нужна филигранная работа, чтобы спасти женщину, детей, помочь ей выработать стратегию поведения, наметить план выхода из кризиса, а не просто наказать насильника, а там хоть трава не расти. Она уходит из дома, рвет с мужем, и ей нужно помочь решить правовые вопросы, имущественные. Развод, алименты, пособия… Иногда женщине просто негде жить, у нее нет дохода и прописки, надо делать временную. Часто жертвам насилия требуется психологическая помощь.

Все это – большая, сложная работа. Ею и занимается центр «Верба». Привлекают опытных психологов и юристов, а их труд надо оплачивать. Особенно когда дело доходит до суда и требуется серьезное адвокатское сопровождение. На телефоне доверия люди работают посменно, это тоже не бесплатно.

– Конечно, как общественная организация мы иногда выигрываем гранты, но их на все не хватает. Жизнь дорожает, а гранты – такая штука, что сегодня они есть, завтра нет. Например, в этом году, чтобы получить один известный крупный грант, нам не хватило полбалла, – рассказала Наталья Пальчик. – Спасибо добрым людям, помогают. Например, одна химчистка нам ежемесячно перечисляет определенную сумму, которой мы можем один месяц закрыть работу юриста, другой месяц – психолога – телефонного консультанта. Но денег нам все равно остро не хватает. Если б у нас было несколько таких благотворителей, нам бы работать было значительно легче.

Поэтому мы просим помощи у людей. Домашнее насилие – беда нашего общества, и справиться с ней мы можем только всем миром.

* * *

Центр «Верба» – известная в городе волонтерская организация, ваши деньги не уйдут налево, а будут потрачены на помощь тем, кто оказался в трудной жизненной ситуации.

Как сделать благотворительный взнос, можно узнать здесь: centerverba.ru, безнасилия.рф или по телефону 8 (391) 231-48-47

 

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

30 июня 2022
«Мир Сибири» готовится и ждет
В этом году, впервые с начала пандемии, «Мир Сибири» пройдет в Шушенском  в реальном, а не в онлайн-формате. Соскучились по
И тракт, и музей, и завод
Обычно, вспоминая знаковые события почти двухсотлетней давности, мы можем «иллюстрировать» их лишь силой своего воображения. Но благодаря уникальной коллекции первого фотографа
28 июня 2022
В попытках остановить время
В одной из наших предыдущих бесед с членом Общественной палаты Красноярского края, директором Института государственного и муниципального управления при правительстве