Меню Поиск
USD: 73.60 +0.37
EUR: 87.03+1.08
№ 56 / 1234

Никто, кроме него

Старейший десантник России живет в Красноярском крае

Фото Олега Кузьмина Про таких, как Георгий Терентьевич ИВКИН, журналисты обычно пишут: «Ветеран по-прежнему в строю». Фраза, конечно, избитая. И зачастую используется лишь для красного словца – чтобы приободрить, сделать приятное пожилому человеку. С нашим героем все не так. 95 лет? Полноте, о чем вы? Крепкий, общительный, рассудительный, с никуда не девшейся военной выправкой – он еще пару-тройку лет назад на досуге баловался гирями. Да и сейчас в нем чувствуется та скрытая сила, что делает совсем не ритуальными еще одни слова: «Бывших десантников не бывает».

Связь поколений


Биография Георгия Терентьевича удивительна. Вот о ком нужно писать книги (документальные фильмы, кстати, уже снимают). Причем отдельного рассказа заслуживают обе ее значительные вехи – фронтовая и мирная.

Попробуйте спросите любого энергетика Красноярска или Ачинска – кто такой Ивкин? Я попробовал – и тут же получил полный расклад. Легенда и гордость отрасли, которой он отдал без малого 60 (!) лет. В 1946 году, вернувшись с фронта, Георгий Терентьевич пошел работать на Красноярскую ТЭЦ-1. Был техником-чертежником, инженером-конструктором, начальником ремонтно-конструкторского отдела. После окончания политехнического института – главный инженер строящейся Ачинской ТЭЦ. А потом 33 года, до 80-летнего возраста (!) проработал в проектно-конструкторском отделе Сибирского филиала Всесоюзного НИИ теплотехники.
– Он живая связь времен и поколений. Знания, мудрость и богатейший опыт – вот то богатство, которое Георгий Терентьевич многие годы передает молодым людям нашего района, – говорит о ветеране руководитель администрации Кировского района Красноярска Елена Ланина.

Тельняшка речная…


Но давайте все же вернемся к самому началу. В Сибирь большая семья Ивкиных (отец, мать и шестеро детей) перебралась из Самарской области от большой нужды. В 1934 году в Поволжье свирепствовал голод. А Красноярье поднимало промышленность. Требовались рабочие руки.
– Еле живыми доехали, – вспоминает Георгий Терентьевич, которому на тот момент было всего девять лет.
Родители устроились на Красмаш. Гоша, окончив семь классов, пошел в речной техникум учиться на судового механика. А тут война.
– В восемь часов утра 22 июня я шел на судостроительный завод. Там проходила наша практика. Вдруг слышу – вокруг вой, крик, плач, тут же гармошка играет. В чем дело, что такое? Сказали мне, что война началась. Все мужики стоят с котомками – ждут дальнейших распоряжений. На третий день войны на нашем заводе уже начали делать литые корпуса гранат.
Тем же летом курсантам пришлось заменить на речном флоте ушедших на фронт старших товарищей. Георгий работал кочегаром на Ангаре и Енисее, а год спустя – уже третьим помощником механика на пароходе «Фридрих Энгельс». В декабре 1942 года телеграммой ему пришла повестка.
– Пошли с друзьями пешком на призывную комиссию. 160 километров левым берегом шли в Красноярск пять дней по морозу. На девять человек нам выдали три булки хлеба. Пришли в Красноярск – а пальцы уже синие. Думаю, сейчас как увидят в комиссии – не то что на фронт не пустят, а подлечат – и сразу в штрафную роту. За членовредительство. Тогда с этим очень строго было…

…и десантная


Георгий Ивкин попал на северный Урал, где базировалось эвакуированное из Астрахани военно-пехотное училище общевойсковых средних командиров. Жили в землянках. Занятия проходили под открытым небом. Вместо класса – очищенная от снега площадка, вместо стульев – бревна.

– Ну какое тут… Ноги застывали в ботинках. Били их прикладами, чтоб не мерзли. Если отморозишь, скажут – «умышленно». Сразу в штрафную тебя. Тоже страшно было…

Весной 1943 года сибиряков перебросили под Москву, где шло формирование 15-й гвардейской воздушно-десантной бригады. Здесь их учили десантироваться с вышки, аэростата, самолета. А также рукопашному и огневому бою, ведению разведки. Каждую неделю – многокилометровые марш-броски с полной выкладкой.

С боями Георгий прошел от Украины до Вены. На фронте совершил 15 прыжков с парашютом. Вся боевая работа гвардии рядового Ивкина проходила в составе фронтовой разведки исключительно по ночам. Разведчики-десантники проникали в тыл врага, выясняли расположение немецких позиций и важных объектов. Докладывали командованию, а днем основные силы атаковали противника. Одна из ночных вылазок едва не стала для него последней. Немец пустился вдогонку за нашими бойцами, чтобы отбить взятого «языка».
– Он подстроился под нас. Темень же, не видно, кто бежит. И хотел втихаря ударить ножом через плечо, в шею. Тут и крикнуть не успеешь. Но как-то спиной, что ли, почувствовал – вовремя руку поднял, и он не достал меня, – вспоминает Георгий Терентьевич.
1 апреля 1945 года во время разведки одного из австрийских хуторов Ивкин все же получил серьезное ранение:
– Думал, в прыжке перекачусь до колодца. Там метров пять-шесть всего было. И в этот момент меня срубило…
Слепое пулевое ниже колена. Гангрена. Тогда он не знал, что в госпиталях придется пролежать девять месяцев. Рвался обратно в часть:
– Говорил врачам: «Давайте договоримся так. Я буду очень стараться попасть скорее в строй, а вы вдвойне старайтесь – лечите».
Но рана оказалось слишком тяжелой, и день Победы Георгий Терентьевич встретил в госпитале в Венгрии.
– Я помню тот победный май, когда всех, даже тяжелораненых солдат, выносили на носилках из больничных палат, чтобы они тоже смогли порадоваться, ощутить всю мощь этого долгожданного момента наступившей Великой Победы, – рассказывает Ивкин.

«Катюша» для ветерана

За свои военные подвиги Георгий Терентьевич награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью Жукова, знаком отличия «Фронтовик 1941–1945 гг.», юбилейными медалями. А в 2018 году ему вручили сертификат о внесении его имени в Книгу рекордов России.  Ивкин стал самым старшим ветераном воздушно-десантных войск нашей страны.

Несмотря на почтенный возраст, Георгий Терентьевич старается как можно чаще посещать крупные городские мероприятия, встречаться с бывшими коллегами, с молодежью. Например, в феврале этого года он провел символическое вбрасывание на матче Высшей хоккейной лиги между «Соколом» и командой «Торпедо» из Казахстана. А весь зал – все до единого! – спел ему хором знаменитую «Катюшу».
– У меня 22 внука, правнука и праправнука. Старшему 54 года, а младший у нас еще даже ходить не научился, – улыбается ветеран. – И всем своим родным, всем школьникам, к которым я прихожу на уроки, я говорю, что самое главное – это сплоченная семья, это дружные рабочие коллективы. Единство делает нас сильными и непобедимыми. Только вместе мы можем противостоять любым проблемам и ситуациям. У десантников есть девиз, который всегда выручает: «Никто, кроме нас». И знаете, я вот все время чувствую себя десантником, до сих пор…
Фото Вадима КОФМАНА и Олега КУЗЬМИНА

№ 56 / 1234

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео