Меню Поиск
USD: 76.27 +0.23
EUR: 89.48-0.52
№ 15 / 1193

Остались на высоте

Двадцать лет назад 6-я рота псковских десантников вошла в историю

Так же как солдаты генерала Панфилова, они приняли бой с многократно превосходящими силами противника, погибли почти все, но не сдались. В память об этом подвиге руководители ветеранских организаций нашего края 28 февраля возложили цветы к памятнику воинам-интернационалистам в Красноярске.

Наступали непрерывно

До сих пор о бое у чеченского селения Улус-Керт идут споры, появляются подробности, противоречащие друг другу, но сам костяк события остается неизменным.

Вторая чеченская война подходила к концу. К началу февраля 2000 года Российская армия заняла практически все населенные пункты Чеченской Республики, включая столицу – Грозный. Однако о полной капитуляции противника было говорить еще рано. Свыше трех тысяч боевиков во главе с Шамилем Басаевым, Русланом Гелаевым и Хаттабом были блокированы в Аргунском ущелье. По ним почти беспрерывно работала артиллерия, и бандиты, стремясь избежать верной гибели, предпринимают попытку прорыва. Гелаев с отрядом численностью около 800 человек уходит в район села Комсомольское, а остальные под предводительством Басаева двинулись в направлении Улус-Керта. Там, в точке, обозначенной на военных картах как высота 776, их и ждала та самая 6-я рота, в составе которой 90 солдат и офицеров. Боевиков было свыше двух с половиной тысяч. Обнаружив противника, бандиты предложили десантникам пропустить их, предлагали большие деньги, но «сделки» не получилось – боевиков, попросту говоря, послали. Начался бой, который продлился весь последний день зимы, и к первому дню весны из 90 десантников в живых осталось только шестеро – два сержанта и четверо рядовых. Все офицеры погибли.

По словам одного из выживших, Андрея Поршнева, боевики, пользуясь 15-кратным перевесом в силах, наступали почти беспрерывно, передышка между атаками составляла не более получаса. Басаевцы подбирались вплотную к позициям десантников. С обеих сторон велась стрельба в упор из автоматов, пулеметов, подствольных гранатометов. Боевики обстреливали позиции десантников из минометов, нашим помогала артиллерия. Командиру самоходной артиллерийской батареи гвардии капитану Виктору Романову взрывом мины оторвало обе ноги, но он до последней минуты жизни корректировал огонь своих орудий.

Несколько раз перестрелка переходила в рукопашную. К утру 1 марта большинство солдат и офицеров шестой роты были убиты или тяжело ранены, у десантников закончились боеприпасы. Принявший командование после гибели ротного командира гвардии подполковник Марк Евтюхин вызвал огонь артиллерии на себя.

Выжили по приказу

Двое из оставшихся в живых – гвардии рядовые Алексей Комаров и Роман Христолюбов – выносили с поля боя раненого командира разведвзвода, старшего лейтенанта Алексея Воробьева. Офицер приказал прорываться к своим, а сам прикрывал огнем отход подчиненных.

Старший сержант Александр Супонинский и сержант Андрей Поршнев покинули позиции по приказу капитана Романова. Как рассказал Супонинский в интервью «Российской газете», офицер хотел, чтобы кто-то из 6-й роты остался в живых и рассказал об этом бое.
– Ранним утром я пересчитал свои оставшиеся боеприпасы – оказалось шесть патронов, – вспоминал Супонинский. – Комбат стал по рации огонь артиллерии на себя вызывать, а я в какой-то момент не выдержал и решил покончить с собой: лучше смерть, чем плен. Спасла артиллерия: снаряды придержали «духов», я пришел в себя, воспрянул и стал стрелять по бандитам. Вставляя в автомат последний рожок, Романов сказал: «Кто-то должен выжить и рассказать о нас правду. Уходите, пацаны, я вас прикрою».
Гвардии рядовой Евгений Владыкин выжил чудом (хотя то же самое можно сказать и обо всех уцелевших) – попал в плен, боевики разбили ему голову прикладом и, сочтя мертвым, бросили – но он пришел в себя и дополз до своих.

Рядовой Вадим Тимошенко был ранен, но смог спрятаться под завалами деревьев – боевики искали его, но не нашли.

За проявленный героизм 22 военнослужащих получили звание Героя России, 21 из них – посмертно. 69 солдат и офицеров были награждены орденами Мужества, 63 – посмертно.

О чем надо помнить

Теперь несколько слов о том, что нужно помнить так же, как подвиг 6-й роты, хотя эти воспоминания оптимизма не прибавляют.

Бой на высоте 776 стал одним из финальных эпизодов второй чеченской войны. Напомним, первая война закончилась в 1996 году подписанием Хасавюртовских соглашений – фактической капитуляции России перед бандформированиями. Поставивший свою подпись Александр Лебедь, на тот момент секретарь Совета безопасности, намеревался стяжать славу миротворца и конвертировать ее в будущую политическую карьеру. Капитуляция привела к образованию на российском Кавказе криминального квазигосударства, жившего террором и работорговлей, что закономерно привело к нападению обнаглевших победителей на Дагестан 2 августа 1999 года.

Также не стоит забывать, что симпатии практически всей московской прессы до начала второй чеченской были адресованы «героическим повстанцам», боровшимся против «империи зла».

Взрывать жилые дома в Москве начнут только в сентябре, после чего коллективная «совесть нации» начнет понемногу разочаровываться в былых кумирах – в Басаеве (которого правозащитник Ковалев сравнивал с Робин Гудом, а Булат Окуджава говорил, что этому персонажу надо поставить памятник), Масхадове (к нему столичные журналисты обращались не иначе как «господин президент»), Гелаеве, Закаеве, Яндарбиеве…

Но это еще не все. До сих пор памятен выпуск программы «Забытый полк» (одной из немногих, где была правда) в самом начале «нулевых», где дали слово Александру Супонинскому – единственному из выживших удостоенному звания Героя России.

Старший сержант запаса, тогда еще совсем молодой парень, говорил, что в родном Татарстане нигде не может устроиться на работу – как только узнают, что Герой и, соответственно, льготы положены, тут же отказывают.

Эта поразительная деталь, увы, была вполне органична для «святых девяностых», когда единственной легитимной ценностью была нажива. Потому и версия – боевики купили у наших военачальников коридор для прохода в районе высоты 776 – пусть и не доказана, но вполне правдоподобна.

Вообще, не только у специалистов, но у людей, более-менее смыслящих в военном деле, сразу же возникло множество тяжелых вопросов командованию – почему командира подразделения не предупредили о наличии крупных сил боевиков? Почему посланная на помощь рота шла самым неудобным маршрутом? Почему врагу на три дня оставили поле боя, дав похоронить убитых и забрать раненых, и т. д.

Ответом на них пока остаются лишь слова Владимира Путина, только начинавшего свой путь в должности главы государства и верховного главнокомандующего, о «грубых просчетах, которые приходится оплачивать жизнями русских солдат».

Впрочем, военная сторона вопроса – отдельная и весьма объемная тема, которая никоим образом не искажает подвиг псковских десантников.

Один из парадоксов русского понимания мира состоит в том, что наши вечные героические песни – «Варяг», «Черный ворон», «Гибель «Стерегущего», «Под ракитою зеленой» и множество других – с сугубо военной точки зрения являются рассказом о гибели, о поражении.

Формально таковым является и бой на высоте 776. Но в отличие от победы только в безнадежной ситуации герой может оставаться героем до конца, он побеждает абсолютной верностью и жертвенностью, а они сильнее любого оружия. Видимо, враги наши это понимают, потому и боятся нападать.

№ 15 / 1193

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео