Егор Корчагин: от ковида умирают чаще и быстрее Антипрививочники упускают шанс перенести заболевание легче, а зачастую просто остаться в живых

Егор Корчагин: от ковида умирают чаще и быстрее Антипрививочники упускают шанс перенести заболевание легче, а зачастую просто остаться в живых

В Красноярскую краевую больницу поступают самые «тяжелые» пациенты с COVID-19 со всех районов края. И когда главный врач больницы Егор КОРЧАГИН говорит о коронавирусной инфекции, это слова практика, который хорошо знает, чем грозит нам всем «чума XXI века». Сегодня, когда четвертая волна коронавируса набирает высоту и количество заболевших ежедневно бьет новые рекорды, услышать эти слова крайне важно для каждого.

Настораживающий рост

– Егор Евгеньевич, какова сегодня ситуация с заболеваемостью, и насколько мы готовы к четвертой волне COVID-19?

– Мы пока не слишком «бежим вперед» относительно России, но все равно есть рост, который настораживает. Ежедневно в стационарах прибавляется по 100–120 пациентов. Для понимания, одно отделение – это 30 коек. То есть каждый день в крае открывается три новых отделения под ковидных пациентов.

Ежедневно в инфекционных стационарах края умирает около 35 человек. И это очень серьезная проблема.

Конечно, мы переживали подъем второй, третьей волны, когда в день прибывало по 200 человек, то есть около 7 отделений. Но важно понять, что когда мы открываем новое отделение для инфекционных больных, то мы вынуждены отзывать сюда медсестер, врачей, санитарок, которые работали в обычных отделениях, где они оказывали помощь пациентам с инфарктами, инсультами, хирургическими заболеваниями. Соответственно, мы в меньшей степени можем оказать квалифицированную помощь пациентам с этими острыми заболеваниями.

Мы пытаемся охватить все, но ресурсы медицины не бесконечны. Пандемия демонстрирует быстро меняющийся волнообразный характер. Высокие кратковременные пики, потом спад, потом опять подъем. Поэтому нет возможности постоянно держать большое количество персонала в расчете на очередную волну в ущерб другим заболеваниям. И это создает постоянную напряженность.

– Почему же, несмотря на всю сложность ситуации в крае, да и в России в целом, «пробуксовывает» массовая вакцинация?

– Мы, общество, по каким-то причинам не хотим слышать очевидные вещи. С начала прошлого века профилактика инфекционных заболеваний стала возможной благодаря применению вакцин. Получены прекрасные результаты в ограничении распространения острых инфекционных заболеваний. Многие прививки делаются буквально при рождении и обеспечивают длительный иммунитет.

Сейчас мы столкнулись с новым заболеванием, течение которого отличается от других. Но тем не менее единственным способом предотвратить слишком обширное распространение этой инфекции является вакцинация.

Не попасть в 14 процентов

– Противники прививок от COVID-19 пугают сомневающихся осложнениями после вакцинации.

– Да, осложнения бывают. Это общеизвестный факт. Но эти осложнения охватывают мизерную долю вакцинированных и совершенно несопоставимы со страданиями пациента, заболевшего ковидом.

Люди не понимают, что, отказываясь от вакцинации, они упускают свой шанс перенести заболевание легче, а зачастую просто остаться в живых.

Нам сейчас известно уже много историй, когда члены одной семьи, друзья, подруги делились на антипрививочников и тех, кто принял решение вакцинироваться. В результате один из них оказывался на кладбище. Другой мог переболеть, и даже не очень легко, попасть в госпиталь, но оставался живым. Это совершенно очевидный факт.

Мы ведем мониторинг вакцинированных пациентов. Они тоже попадают к нам. Но это один случай на 14 поступивших. Надо понимать, что прививка не дает гарантии от заболевания и даже летального исхода, но вероятность этого значительно ниже, чем у непривитых.

– Есть ощущение, что многие люди не совсем понимают, что такое COVID-19, по привычке отождествляя эту болезнь с сезонными ОРВИ или гриппом.

– Мы принимаем самых тяжелых пациентов Красноярского края. Общая летальность по больнице до пандемии была 2,5 %. Это печально, это всегда трагедия для семьи, но это всего лишь два человека на 100. Сейчас в ковидном подразделении мы теряем 14 человек на сотню. В семь раз выше! Сомневающимся полезно было бы увидеть, как тяжело проходит заболевание. Я думаю, что никого из тех, кто прошел эту трагедию лечения в инфекционном госпитале или потерял близкого родственника, не надо убеждать в необходимости вакцинации.

Еще одна проблема – до сих пор нет и в ближайшее время вряд ли появятся лекарства, которые будут точно «бить» в коронавирус. Плюс сколько людей, столько и вариантов лечения этого заболевания. Есть те, кто в преклонном возрасте переносит его достаточно легко. А другие сгорают от коронавируса за несколько дней, несмотря на молодость.

Если мы хотим победить пандемию, то нам необходимо в кратчайшие сроки хотя бы первую вакцинацию сделать всем вместе. Но сегодня мы, по моим ощущениям, переходим в такую фазу, когда первые сделали вакцинацию достаточно давно, вторые еще раздумывают, а третьи не хотят ее делать вообще. Поэтому у нас не создается мощная прослойка тех, кто иммунизирован.

Неприкосновенных нет

– Действительно ли коронавирус с каждой волной охватывает все большие категории населения, включая тех, для кого он раньше считался безопасным – детей?

– Я абсолютно согласен с теми коллегами, которые говорят, что четвертый подъем ковида характерен тем, что болеют все группы населения.

В первую волну мы ничего не слышали о заболеваниях беременных. Почему мы обращали внимание на эту группу? Во время вспышек свиного и птичьего гриппа в 2009 и 2013 годах у нас было очень большое количество тяжело переносящих грипп беременных. И были случаи смерти среди них.

Поэтому в начале пандемии мы обращали особое внимание именно на эту группу. Однако первая волна COVID-19 прошла практически без упоминания о том, что беременные поступали в стационары. Но уже во время второй волны ситуация поменялась: стали появляться беременные с тяжелой формой заболевания. А в период третьей волны мы потеряли несколько беременных, которые не были вакцинированы. Потеряли, несмотря на все наши усилия, несмотря на то, что эти случаи мы вели совместно с федеральными специалистами центра Кулакова. Это очень тяжело.

Что касается детей, то вторая и третья волна затронули их в меньшей степени, но четвертый подъем говорит о том, что дети болеют. У меня нет статистики заболеваемости и смертности среди детей, но совершенно очевидно, что, даже болея в легкой форме, они являются переносчиками инфекции. И когда они приносят из детского сада или школы эту инфекцию, то происходит известный в вирусологии эффект усиления. Течение болезни у заразившегося от ребенка взрослого проходит тяжелее.

– Антипрививочники приводят множество аргументов против вакцинации. Например, следующий: прививка подавляет естественный иммунитет человека и ослабляет организм в борьбе с инфекцией.

– Действительно, когда человек вакцинируется, в первые дни после прививки его организм начинает активно вырабатывать антитела против вируса. Естественно, когда организм включается в этот процесс, он в какой-то степени ослабляется. Но спустя несколько дней способность человека противостоять инфекции восстанавливается и даже усиливается.

Поэтому мы говорим: получив первую вакцинацию, необходимо избегать мест и ситуаций, где высока возможность заражения. Соблюдать режим особой осторожности следует до истечения 21 дня после второй вакцинации. После этого считается, что иммунитет сформирован. Что делать в это время? Конечно, стараться избегать лишних контактов. Не посещать торгово-развлекательные центры, не ходить без маски, не тереть глаза грязными руками. Для пожилых – избегать контактов с внуками, которые могут быть переносчиками вируса.

– А что вы скажете о другой страшилке – когда говорят об отдаленных негативных последствиях прививки?

– Отдаленные последствия – это такой род заявлений, который проверить невозможно. Можно спокойно сказать, что у вас через десять лет понизится репродуктивная функция. Однако через десять лет все уже об этом забудут.

– Есть еще один аргумент против: вирус постоянно мутирует, и вакцина становится неэффективной.

– Это более серьезная проблема, потому что мы видим появление новых мутаций вируса. Сегодня их больше пяти, и каждая из разновидностей проявляет себя по-своему. Но и зарубежные исследования, и наши, российские, говорят о том, что даже если мы имеем дело с вирусами группы «дельта» (а большая часть вакцин создавалась на основе штаммов «альфа» и «бета»), то прививки позволяют если не исключить заболевание, то уменьшить количество тяжелых случаев и случаев, заканчивающихся летально.

Цена заблуждений

– Почему же даже во врачебном сообществе мы не видим по этому поводу единства мнений? Более того, некоторые врачи прямо отговаривают своих пациентов от вакцинации.

– Самая большая наша беда – общий низкий уровень образования врачей в РФ. Вопрос не в том, что нас плохо учат. Мы поздно начали входить в тему доказательной медицины. К сожалению, во врачебном сообществе часто превалирует мнение, что «мой богатый клинический опыт позволяет мне судить об этом».

Притом что во всем мире сегодня принят другой тезис: «Рекомендации врача должны основываться на опыте врачебного сообщества, изложенном в соответствующих документах, руководствах, протоколах и стандартах». «Богатый опыт» может включать три случая за всю практику. Коллективный опыт основан на наблюдениях за десятками и сотнями тысяч пациентов. И когда врач берет на себя смелость рекомендовать что-то, основываясь только на своей практике, но игнорируя коллективный опыт, – это, на мой взгляд, очень неправильно.

– До сих пор нет внятного перечня тех, кому прививка от коронавируса противопоказана.

– По моему убеждению как врача, единственным противопоказанием к вакцинации является непереносимость компонентов этой вакцины. Но я таких людей не знаю.

– А люди с аутоиммунными заболеваниями?

– Им нужно прививаться в первую очередь, ведь они входят в категорию риска. Считаю, что вакцинация необходима больным сахарным диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями, болезнями почек, онкологическим больным. Хотя в инструкции по применению вакцин есть оговорки, что для ряда вакцин противопоказаниями являются онкозаболевания. Но существует другая оговорка, что при желании пациента эта вакцинация может быть проведена. Мое убеждение, которое коррелирует с публикациями ряда зарубежных ученых, что ни онкология, ни какие-либо другие хронические заболевания не являются доказанными с точки зрения противопоказаний для вакцинации от COVID-19.

На мой взгляд, трудно понять тех людей, которые выискивают причины, чтобы получить отвод от прививки, – ведь это то же самое, что мечтать получить проходной билет на кладбище.

Что в перспективе?

– Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы убедить жителей края и России в необходимости вакцинации от коронавируса?

– Я думаю, в большей степени тему вакцинации должны популяризировать люди, которые имеют на то моральное и профессиональное право. Не рекомендовал бы заниматься этим политикам. Это должны делать врачи-пульмонологи, инфекционисты, вирусологи – те люди, которые непосредственно связаны с борьбой с COVID-19. Которые понимают, о чем говорят, и каждый день проверяют правдивость своих слов.

Второе – необходимо обеспечить достаточное количество вакцины, чтобы люди имели возможность прийти на пункты вакцинации. С этим, насколько мне известно, проблем на сегодня нет.

И третье – нужно рассказывать об опыте тех, кто перенес ковид в тяжелой форме, кто видел своими глазами, как погибают находящиеся с ними рядом пациенты. Кстати, можете посмотреть на YouTube наш фильм из «красной зоны» «Третья волна», который мы сняли, чтобы заставить задуматься о том, что коронавирус совершенно не иллюзия, как говорили многие вначале, или легкое респираторное заболевание. К сожалению, COVID-19 показал, что умирают от него гораздо чаще и гораздо быстрее. Лечение требует огромных усилий и затрат и не гарантирует выздоровления.

– По-вашему, пандемия надолго?

– Я не являюсь футурологом. Ответ на этот вопрос никто из ученых всего мира еще не дал.

Мы столкнулись с новой биологической сущностью. Да, в истории Земли были пандемии гриппа-испанки, брюшного тифа, чумы, выкосившей пол-Европы. Сегодня мы столкнулись с пандемией, которая вызывается новым биологическим агентом, и как будет он себя вести, как мутировать, мы даже не можем предположить. Скорее всего, это ситуация не одного месяца и даже не одного года. Уверен, человечество найдет возможность бороться с ней, как и с другими инфекционными заболеваниями. Наука продвинулась вперед, но есть моменты, с которыми мы еще не можем до конца разобраться. Вирус, с одной стороны, простая, а с другой – очень сложно организованная структура, которая по-особенному действует на организм. Но у нас и сегодня есть проверенный временем способ обороны – вакцинация. И чем быстрее общество это осознает, тем меньше будет человеческих потерь.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

1 декабря 2021
Не доверяй и проверяй
В текущем году в Красноярском крае зафиксировано более 7,5 тысячи преступлений с использованием цифровых технологий. В полиции отмечают настоящий вал
30 ноября 2021
Емельяновцы в московском ополчении
В календаре памятных дат Москвы по решению городской думы столицы появился День московского народного ополчения (11 октября). На передовой в
30 ноября 2021
Во время «черных пятниц» активизируются интернет-мошенники
Впереди Новый год, а значит – грядет целая череда скидок и акций в магазинах и на электронных торговых площадках. С