Меню Поиск
USD: 76.46 -0.61
EUR: 90.41-0.94
№ 92 / 682

От стегозавра до семейных хроник

Краеведческий музей хранит бесценные свидетельства жизни края


Большая часть времени существования Красноярского края (если считать с 1934 года) – это эпоха СССР. Заместитель директора Красноярского краевого краеведческого музея Татьяна Зыкова рассказывает: когда-то «советскому периоду» было посвящено целых два этажа, в 90-е экспозицию постепенно сворачивали, а в какой-то момент вообще подумывали о ее ликвидации. Время было смутное и непонятное. Но выставка устояла. С высоты 2000-х многое стало восприниматься спокойнее.

В теплушке сквозь время

Сегодня ключевой этап краевой истории представлен в музее в виде путешествия во времени и пространстве по железной дороге. Восемь больших «станций» открываются, если потянуть за ручку двери теплушки.

– Вся жизнь края связана с железной дорогой, – рассказывает Татьяна Васильевна. – Мы ездили в теплушках на Гражданскую войну, добирались до мест ссылок, уезжали в них на фронты Отечественной и покупали билет в плацкарт до комсомольских строек. Когда едем в поезде, всегда смотрим в окно. Взгляд выхватывает разные картинки: вот солдат с вещмешком идет по дороге, вот скачут на конях двое мужчин, а вот новенькие комбайны убирают в поле хлеб. Поэтому витрины этой выставки мы решили стилизовать под окна железнодорожных вагонов. Мы не можем рассказать сразу обо всем из истории края, но можем выхватить самые яркие моменты.

Просим Татьяну Васильевну показать самые, на ее взгляд, ценные экспонаты.

Она недоумевает: экспозиция, посвященная советскому Красноярскому краю, – это ее детище, какие тут могут быть любимчики? Нынешний заместитель директора краеведческого музея 12 лет «по партийному поручению» формировала фонды музея краевой комсомольской организации, собрала коллекцию из 11 тысяч экземпляров. Когда в 91-м музей закрыли, вернулась в краеведческий, где и начинала когда-то работать после института. Часть экспонатов, естественно, перекочевала вслед за Татьяной Васильевной.

– Они здесь все самые-самые, у каждого своя история. Вот, например, уникальная фотография первых красноярских пионеров, 1923 год. Обратите внимание, это не мальчики, это юноши 17–18 лет. Их «передали» из комсомола в пионерию, чтобы они объединили вокруг себя школьников.

Экспонаты выставки вызывают подчас совершенно полярные эмоции у посетителей. Татьяна Васильевна вспоминает, как однажды с промежутком в час у витрины с историей пионерии и комсомола стояли две семьи: один папа, показывая на красный галстук, рассказывал сыну о прекрасном детстве в пионерлагере, а другой, брезгливо морщась, говорил, что из-за этой красной тряпки его два раза из школы исключали…

Прошлое – не абстракция

Краеведческий музейНа эту выставку вообще любят ходить семьями – рассказы бабушек и дедушек, мам и пап нынешних школьников приобретают здесь реальные черты предметов и вещей…

Пожилая женщина и ее внучка разглядывают витрину «станции» комсомольских строек: палатка, гитара, радиоприемник, ситцевое платье на веревке.

– Баба, ты что, в ней жила? – с ужасом спрашивает внучка.

– Жила, жила… И дед твой в такой же палатке жил. Мы с ним на посиделках у костра познакомились… – пускается в воспоминания бабушка.

Татьяна Васильевна говорит, что ради таких моментов и создавала свою выставку:

– История края – это ведь не абстракция, она состоит из миллионов семейных хроник, биографий конкретных людей, каждый экспонат имеет свою историю.

На станции Коллективизация наш экскурсовод показывает фотографии – репортаж более чем 80-летней давности о том, как в одном из колхозов края раскулачивали зажиточных крестьян.

– В Сибири ведь не было кулаков, были очень большие семьи. У моего прадеда 18 человек садились за стол. Жили натуральным хозяйством, держали три коровы, три лошади, но никаких работников, все своими силами. И вот им намекнули – мол, завтра придем вас раскулачивать. Тогда мой прадед Перфилий Михайлович и мой дед Александр Перфильевич сели на лошадей и ускакали в Красноярск. Один завербовался в Минусинский уезд в геологическую партию, другой уехал на Колыму. Тем и спаслись. А бабушке с детьми пришлось тяжело. Когда раскулачивали, разобрали дом на бревна, забрали, конечно, коров. Зимовать пришлось в пристройке, трое детей умерли с голоду. И таких семей по краю, по всей стране были миллионы.

Вычеркнуты из памяти

Индустриализация, стахановское движение… Даже краеведческий музей служил общему делу создания промышленности: в подвале его была оборудована мастерская судоремонтного завода, в которой выпускали аэросани. Испытывали их тут же, на Енисее, который тогда еще укрывался на зиму ледяным одеялом. А еще музею пришлось сдать «на нужды Родины» золотые и серебряные оклады икон. Но если бы все ограничилось только окладами… 16 сотрудников краеведческого были репрессированы, в том числе и Александр Яворский, основатель заповедника «Столбы».

ГУЛАГу в выставке отведена отдельная станция, экспонаты – настоящее оборудование БУРа (барака усиленного режима). И люди: Яворский, Войно-Ясенецкий… Мысленно продолжаю список именем своего прадеда. Не то в 41-м, не то в 42-м ехал он как-то в телеге с одним знакомым, разговор шел о войне, прадед посетовал – скорее бы она кончилась… А на следующий день пришли с арестом. «Желал победы немецким захватчикам» – что-то вроде этого значилось в доносе. Больше его никто не видел. И только спустя 60 лет удалось выяснить – умер от сердечной недостаточности в тюрьме.

– Печально то, что российские семьи зачастую не знают своего генеалогического древа, – говорит Татьяна Васильевна. – Страшные события начала XX века заставили нас вычеркнуть из памяти предков. К примеру, лично я о том, что мой дед был репрессирован, узнала только в 1987 году, и то случайно. Папа не хотел рассказывать, чтобы не испортить мне биографию. Когда я начала разбирать семейные архивы, поняла, что наша семья имеет какие-то родственные связи с золотопромышленником и городским головой Красноярска Петром Ивановичем Кузнецовым. А еще мы в каком-то колене, возможно, приходимся родней Суриковым. Но в свое время мы так усердно освобождались от связей «старого» мира, что теперь никто ничего не помнит. Это же неправильно!

Движение по кругу

Великая Отечественная война, Тотмин и Мудров, первый и последний ее герои (летчику Мудрову звание Героя России было присвоено уже в 1995-м). Эпоха застоя, которая для Красноярского края была тем не менее временем мощного промышленного развития.

Дефицит и символ его – пустой холодильник с пачкой денег внутри: отпускные рабочего Саяно-Шушенской ГЭС были тогда 650 рублей, огромные деньги, но потратить их было некуда.

Перестройка, «отмытые» деньги на прищепках, ваучеры, талоны на водку и мыло. 90-е – «демократизатор» нового времени – резиновая дубинка.

– А вот там, в витрине Гражданской войны, другой «демократизатор» – нагайка, в витрине НЭПа тоже деньги и облигации, на которые невозможно было что-то купить, – показывает Татьяна Васильевна. – Когда экскурсия по этой выставке завершается, посетители приходят к неожиданному для себя выводу: история нашей страны и края движется по кругу… Хорошо это или плохо – не знаю. Но если мы понимаем, что это так, значит, есть возможность избежать тех же ошибок.

Музей находится по адресу:

г. Красноярск, ул. Дубровинского, 84, тел. 8 (391) 227-89-16

сайт www.kkkm.ru

Собрание семейных летописей

Красноярский краеведческий музей в этом году отмечает вековой юбилей. За это время он накопил более 460 тысяч экспонатов, его коллекции стали основой для создания пяти филиалов с различной тематической направленностью: Дом-музей А. А. Красикова, Музей-пароход «Св. Николай», Юдинская библиотека, Мемориальный комплекс В. П. Астафьева, Литературный музей.

В запасниках можно найти все что угодно, начиная от автографа Наполеона и заканчивая выставленным сегодня для обозрения стегозавром Юрашкой. Понятно, что в здании, построенном по проекту архитектора Чернышева на «народные» деньги, музею уже тесно. Готов проект и концепция нового здания, но пока неизвестно, когда он воплотится в жизнь.

– Хочется верить, что, например, к 100-летию края мы презентуем новый музей, – говорит Татьяна Васильевна. – Это будет целый кластер с выставками, планетарием и виртуальными залами. В «египетском» здании мы бы хотели оставить археологические, этнографические и природные экспозиции, а в новом создать музей о человеке. Чтобы он стал хранилищем семейных летописей. Ведь у каждой семьи обязательно есть своя история, которая вплетена в историю края и страны. И очень важно, чтобы наши дети изучали историю не только по учебникам и монографиям, но и по хроникам своей семьи.

№ 92 / 682

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео